УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Николай Хандурин: «В деле НФЗ ни в чью пользу я решений не принимал»

Николай Хандурин: «В деле НФЗ ни в чью пользу я решений не принимал»

Сегодня Николай Хандурин – в центре коррупционного скандала. Он в числе пяти высокопоставленных чиновников, против которых Генеральная прокуратура возбудила уголовные дела. Хандурина обвиняют в превышении служебных полномочий и давлении на судебную власть. «БЦ» решила поинтересоваться, что думает по этому поводу сам фигурант скандала.

– Генеральная прокуратура вторично возбудила против вас уголовное дело, обвиняя в незаконном требовании всех материалов дела НФЗ из Киевского апелляционного хозяйственного суда. Существует мнение, что вы сделали это по просьбе Петра Порошенко, который якобы имел свой интерес в этом деле. Это правда?

– В деле НФЗ ни в чью пользу я решений не принимал. Кстати, это подтверждают и жалобщики. Руководствовался законом, поскольку должен был обеспечить чистоту и законность судопроизводства. 18 июля Высший хозяйственный суд рассмотрел ходатайство ПФК «Приднепровье» об изменении подсудности на других основаниях, нежели те, что указаны в ходатайстве ПФК от 25 июля. Последнее мотивировалось грубым нарушением процессуального законодательства со стороны Киевского апелляционного хозяйственного суда, который не принял по этому делу к одновременному производству апелляционную жалобу ПФК «Приднепровье», а также не передал в Высший хозяйственный суд Украины кассационную жалобу ПФК на постановление относительно обеспечения иска вместе с делом. В таких случаях процессуальное законодательство требует приостановить дело в апелляционном суде.

Апелляционный суд грубо нарушил ст. 6 Конвенции о защите прав и основных свобод человека, в которой говорится о праве каждого на рассмотрение его дела непредвзятым и беспристрастным судом.

– На известной июльской пресс-конференции заместитель председателя Апелляционного хозяйственного суда Киева Сергей Бондарь и судьи, рассматривавшие дело, говорили, что вы им угрожали. Что вы можете сказать по этому поводу?

– Газеты «Факты» и «КоммерсантЪ» сообщали, что к организации этой пресс-конференции причастна так называемая группа «Приват» – владелец 25% акций НФЗ. По европейским стандартам подобные отношения между судьями и лицами, заинтересованными в рассмотрении дела, являются грубейшим нарушением правового и морального статуса судьи и чреваты отстранением от должности.

По поводу давления. Это такая же ерунда, как и то, что обнародовала экс-премьер-министр Украины и распространили многие СМИ, будто я ночью похитил дело НФЗ, вырвал из него какие-то куски и самолично прекратил. Ведь Сергей Бондарь на этой пресс-конференции подтвердил, что сам привез дело с кассационной жалобой в ВХСУ 27 июля и не по настоянию Хандурина, а потому, что того требует закон.

– Но ведь основанием для возбуждения дела против вас стали именно заявления судей...

– Расследование расставит все точки над «і». Предварительное дело прекращено. Думаю, требуют проверки и сообщения в СМИ, что заявители занимали административные должности в судах, которые, согласно предварительному решению Комиссии по реформированию судебной власти в Украине, ликвидируются. Может, это личный интерес, а может, снова судьи выступают заложниками заинтересованных лиц.

– Ликвидация этих апелляционных судов в самом деле необходима?

– Могу сказать только то, что вопрос о ликвидации Луганского, Киевского межобластного, Житомирского и Запорожского апелляционных хозяйственных судов выносился на рассмотрение по согласованию всех членов комиссии. Никто из членов, среди которых есть руководство Высшего совета юстиции, Министерства юстиции, Верховного Суда Украины, Высшего хозяйственного суда Украины, Генеральной прокуратуры и других органов, не высказался против внесения в повестку дня этого вопроса. Никто из членов комиссии не возражал и против ликвидации указанных судов. Право инициировать ликвидацию судов имеет только Минюст.

– А какие приводились аргументы в пользу ликвидации? Ведь кое-кто считает, что ликвидация как раз и была примером давления со стороны Петра Порошенко на суды, выносившие решения, неприятные для экс-секретаря СНБОУ.

– Упомянутые апелляционные суды образовались после принятия Закона «О судоустройстве Украины» 7 февраля 2002 года. Основаниями для их организации часто являлись не объективные обстоятельства, а личные интересы глав администраций – например, Засухи и Ефремова – Киевской и Луганской областей.

– Почему вы лично поехали забирать дело из Киевского апелляционного хозяйственного суда? Этот визит многие называют незаконным вмешательством в осуществление правосудия.

– Мою поездку в Киевский апелляционный хозяйственный суд предваряли два официальных запроса с обоснованным требованием передать дело в ВХСУ, отказ передать дело начальнику управления документального обеспечения ВХСУ, телефонный разговор с Бондарем, во время которого он сказал, что в ВХСУ передаст только макет дела, и вообще дело будет рассмотрено 25 июля в пользу истца. Замечу, что изготовление макета дела – это первый случай как в отечественном, так и в мировом судопроизводстве. Это все равно что после предупреждения об угрозе жизни пассажиров в связи с неисправностью самолета ответственные за это лица предложили найти ее на макете самолета, а сам самолет с пассажирами отправили в полет.

– Как вы считаете, в чем заключалась первопричина конфликта вокруг НФЗ и почему не возникло сложностей при рассмотрении дела о приватизации «Криворожстали»?

– Объективную оценку дал Президент: суды, рассматривая это дело, вольно или невольно позволили втянуть себя в конфликт между двумя олигархическими кланами – Пинчука и Коломойского. При рассмотрении дела в первой инстанции решение было принято в пользу Пинчука. По этой причине в суде апелляционной инстанции разгорелась жестокая борьба между группой «ПФК «Приднепровье» Виктора Пинчука и группой «Приват» Игоря Коломойского. Каждая из сторон активно использовала при этом подконтрольные СМИ и другие средства. Группа «Приват» свои намерения получить завод в собственность и в управление безвозмездно, путем проведения собраний акционеров НФЗ, прикрывала интересами государства.

Суд апелляционной инстанции должен был рассмотреть это дело, безупречно соблюдая требования процессуального законодательства, чтобы не давать ни одной из сторон повода обвинять суд в незаконном принятии решения. Высший хозяйственный суд Украины, что и подтвердил Верховный Суд, принял законное и справедливое решение в деле НФЗ, устранив процессуальные ошибки апелляционного суда.

Что касается дела «Криворожстали», то здесь суды всех инстанций с самого начала принимали решения в пользу государства, строго придерживаясь требований процессуального законодательства. Кстати, последнее решение по этому делу принимала палата по рассмотрению дел о банкротстве ВХСУ, возглавляемая мною.

– Как вы оцениваете события, развернувшиеся вокруг НФЗ после принятия решения ВХСУ?

– Снова под лозунгами возвращения завода в государственную собственность предпринималась попытка поставить во главе представителя «Привата». Механизм – незаконное собрание акционеров НФЗ и незаконное решение одного из местных судов, которое потом было ликвидировано. С этой целью привлекли и Государственную исполнительную службу, и Министерство юстиции, и Министерство внутренних дел. Кстати, все это происходило не без участия экс-премьер-министра и некоторых членов правительства. Считаю, что по факту столь грубого нарушения закона во время исполнения решения Высшего хозяйственного суда Генеральная прокуратура должна была бы возбудить уголовное дело.

– Каковы результаты работы Комиссии по реформированию судебной системы в Украине?

– Система судов в Украине не соответствует европейским нормам и представляет собой модель судопроизводства в тоталитарном государстве, каковым являлся Советский Союз. Нигде в Европе нет 4-уровневой системы судов, поскольку это означает неоднократную отмену окончательных судебных решений, и усложняет законное рассмотрение дела в разумные сроки. Элементы украинской судебной власти дублируют друг друга, слишком сложны и непрозрачны. Полномочия относительно организации судебной власти есть у многих органов: пленумов, президиумов, комиссий, комитетов и т. п. Наша судебная власть построена по римскому правилу «разделяй и властвуй». Такая система эффективно работать не будет. Кстати, об этом же говорят в своих выводах и рекомендациях эксперты Совета Европы. Поэтому реформа необходима. На рассмотрение комиссии представлен проект Кодекса судебной власти Украины, авторами которого являемся я и Николай Катеринчук. Идут дискуссии. Кроме того, рабочая группа под моим руководством подготовила проекты законов об оплате труда судей, о передаче исков физический лиц-акционеров из общих судов в хозяйственные во избежание таких ситуаций, как с НФЗ, и о введении допусков в кассации. Все они единодушно одобрены комиссией.

– Эту комиссию возглавлял бывший секретарь СНБОУ Петр Порошенко. Не потому ли экс-премьер-министр обвиняла его в попытке построить судебную систему «под себя»?

– Комиссия создана по распоряжению Президента. В ее состав, как я уже говорил, входят представители соответствующих высоких государственных учреждений. Задача комиссии – выработать модель судебной реформы. Я не помню ни одного заседания, где Порошенко настаивал бы на решении, против которого выступали бы члены комиссии. Наш с Катеринчуком проект кодекса мы готовили в течение двух последних лет. В прошлом году его напечатали тиражом в 10 тысяч экземпляров и отослали каждому из судей. О нем положительно отзывались на съезде Независимой ассоциации судей Украины, которая входит во Всемирную ассоциацию судей.

"Без Цензуры"