Одни и те же люди. Как крупнейшие госбанки Украины оказались повязаны между собой

12.7тЧитать новость на украинском

После того как доля банков с участием в капитале государства по итогам первого квартала 2017 года превысила 54%, а доля по депозитам населения стала больше 60%, стало понятным, что результативность работы банков в Украине будет определяться именно в государственном секторе банковской системы, по крайней мере некоторое время. Впрочем, государственный сектор имеет ряд системных проблем, которые не имеют простых решений.

Профессионализм и мотивированность - основные критерии для членов советов

Определяющую роль в управлении любого банка играет наблюдательный совет банка. Именно наблюдательный совет банка утверждает стратегию развития банка, как правило, согласовывает бизнес-план банка, определяет его кредитную политику и стратегию управления рисками.

Де-юре и де-факто именно наблюдательный совет указывает правлению банка, каким должен быть этот банк, а задача правления сводятся к тактических действий по выполнению определенной Советом стратегии. Из-за этого в наблюдательный совет банка должны входить специалисты, которые разбираются в банковском бизнесе и кредитном рынке, создании бизнес процессов в банковских учреждениях и тому подобное.

Одним из главных критериев отбора наблюдательного совета банка является профессионализм (компетентность), то есть Совет должна понимать, в каком направлении развития ведет свой банк. Второй критерий после профессионализма – это мотивированность членов наблюдательного совета действовать исключительно ради интересов банка.

Для того чтобы отследить, насколько такие критерии как профессионализм и мотивированность выполняются при назначении членов наблюдательных советов государственных банков на практике, мы отобрали 4 крупнейших госбанка и построили на одном рисунке комплексную блок-схему.

Анализ состава наблюдательных советов и взаимосвязей между ними показал существование определенных групп проблем, которые заставляют сомневаться в том, что акционер сформировал наблюдательные советы наилучшим образом, и что они с самого начала были способны выполнять возложенную на них акционером роль.

Создание управленческой платформы для монополизации

Очень интересно, как Антимонопольный комитет Украины будет определять связанность всех 4 государственных банков между собой, если больше чем на половину наблюдательные советы таких банков состоят из одних и тех же людей.

Например, наблюдательный совет Ощадбанка возглавляет заместитель Министра Кабинета Министров Украины Роман Надо и он же является председателем наблюдательного совета Укрэксимбанка.

В обоих случаях заместителем господина Греби и в Сбербанке, и в Укрэксимбанке есть альтернативный директор ЕБРР от Украины Артем Шевалев, который, в свою очередь, является председателем наблюдательного совета Укргазбанка и членом наблюдательного совета Приватбанка. И такие случаи участия "везде, где можно" нередки.

Во все наблюдательные советы госбанков вошла первый заместитель министра финансов Оксана Маркарова. Одновременно в наблюдательном совете Ощадбанка и Укрэксимбанка работают:

- Волошин Вячеслав, руководитель службы министра юстиции;

- Олег Паракуда, первый заместитель министра Кабинета министров Украины;

- Тамара Смовженко, ректор Университета Банковского дела, который ранее принадлежал НБУ, а теперь подчинен Министерству образования и науки Украины.

Если качественно посчитать, то на деле оказывается, что независимые члены наблюдательных советов не могут влиять на политику большинства госбанков, поскольку большинство их членов так или иначе представлены или государственными чиновниками высокого ранга, или лицами, которые зависят от отдельных министров, министерств, ведомств.

Например, по Сбербанку из 9 членов наблюдательного совета только одного можно считать условно независимым – Анатолия Даниленко – заместителя директора Института экономики и прогнозирования НАН Украины. Впрочем, и НАН Украины является государственным учреждением и получает финансирование из Минфина. 6 из 9 членов наблюдательного совета Ощадбанка вообще работают в системе исполнительной власти. Аналогичная ситуация и в Укрэксимбанке.

В Укргазбанке из 7 членов наблюдательного совета только двух можно условно считать независимыми, другие являются или чиновниками, которые подчинены министру финансов, или связанными с ним лицами. Лучше ситуация в Приватбанке, лучше но и там все не безупречно. Из 7 членов Совета трое подчинены или зависят от системы исполнительной власти.

Из таких тенденций следует вывод, что вертикаль исполнительной власти - от Кабмина до Минфина) не хочет привлекать общественное и экспертное общество к управлению госбанками.

Командный центр управления госбанками настолько мал, что лишних людей не вмещает и бедным членам наблюдательных советов приходится заседать в 2-3, а в отдельных случаях и в 4 наблюдательных советах.

Наличие такого "единого центра управления", наполненного "дефицитными" специалистами, и перекрестное участие в наблюдательных советах – это и есть прямое доказательство монополизации государством банковского сектора. К сожалению, в большинстве случаев так называемые "независимые члены наблюдательных советов, на сайтах госбанков и в отчетности перед НКЦБФР красуются как независимые, есть или не такими независимыми, или выполняют роль свадебных генералов.

Нехватка времени на профессионализм

На самом деле, мы не будем останавливаться на профессионализме членов наблюдательных советов, ведь они все являются специалистами по своей специальности, которые достигли такого успеха, что их заметили. И этого пожалуй достаточно.

Однако есть вопросы, по меньшей мере, к двум вещам. Первый вопрос - это применение своего профессионализма международными экспертами в Украине? И второй интересный вопрос: где все эти перегруженные по месту работы люди найдут в себе силы и время применить свой профессионализм на благо работы государственного банка.

Мне, например, тяжело понять, как иностранные эксперты из ЕБРР или экс-консультанты из МВФ, которые не работали на украинском кредитном рынке и не сталкивались с украинскими олигархами в судах, могут помочь Приватбанку в решении его задач.

Конечно, они могут существенно стратегически усилить международную часть бизнеса банка, перенастроить его стратегические направления развития в соответствии с международными стандартами, но главное направление - local market, наверное, остается вне зоны их осведомленности.

Видимо именно поэтому, через некоторое время после избрания наблюдательного совета Приватбанка, Минфин заказал разработку стратегии Приватбанка известной иностранной и достаточно дорогой компании. Но стратегия развития банка как раз и относится к компетенции наблюдательного совета. И если по вопросу стратегии и роли иностранных специалистов можно дискутировать, то откуда заместители министров, директора департаментов министерств будут брать время на то, чтобы качественно подходить к обязанностям членов наблюдательных советов, изучать деятельность банка и направлять их стратегию, - нам вообще неизвестно.

Поэтому, к сожалению, стремление узурпировать власть над государственными банками (имуществом) в рамках исполнительной вертикали Кабмин–Минфин приводит к дефициту кадров и упадку в принципе имеющегося профессионализма, который есть у чиновников-членов наблюдательных советов госбанков.

Конфликт интересов явный и скрытый

Мировая практика говорит, что наблюдательные советы госбанков принято наполнять независимыми членами для того, чтобы они следили за бизнесом банка, и чтобы независимая часть наблюдательного совета не давала государственным чиновникам применять госбанк в "государственных" и "собственных" интересах, или в интересах "однопартийцев".

Например, если чиновник желает, чтобы госбанк предоставил кредит госпредприятию, а независимые члены совета считают, что этот шаг рискованный и невыгодный для банка, то они должны помешать банка сделать этот шаг. Но как же они будут осуществлять эту процедуру, если подавляющая часть членов наблюдательного совета госбанков связана во властной вертикали.

Чисто в качестве технического примера рассмотрим члена наблюдательного совета Укргазбанка и одновременно работницу Центра свободной экономики им. Кахи Бендукидзе Юлию Пашко.

Вроде бы уважаемая благотворительная организация, но создана она была при участии в составе учредителей действующего министра финансов господина Александра Данилюка и экс-президента Грузии Михеила Саакашвили.

Да, это не коммерческая организация и в ней отсутствует голосование соответственно размеру паев, в ней нет ни акций, ни паев.

Однако госпожа Юлия Пашко работает и получает вознаграждение в благотворительной организации, которую основал, в том числе, и действующий министр финансов.

Гипотетически, вряд ли госпожа Юлия в большинстве случаев будет голосовать на собрании наблюдательного совета наперекор воле Минфина. Но на Web-сайте банка госпожа Юлия записана как независимый член наблюдательного совета. Впрочем, чтобы установить уровень зависимости госпожи Пашко от действующего министра финансов на уровне юридического лица, где она работает, нужна немалая экспертиза: понимание, кто является настоящим лидером организации, как проходит голосование на собрании организации, каким образом работодатель госпожа Пашко зависит от международной финансовой помощи и не является ли выгодополучателем сам Минфин.

Это достаточно сложные вопросы, но они не освещаются в отчетах банка, и банк продолжает утверждать, что соответствующий член наблюдательного совета является независимым. А вот у нас на самом деле на уровне гипотезы есть сомнения в такой независимости. И к сожалению, таких примеров "вероятных конфликтов интересов" достаточно много.

Ограничение ответственности отдельных членов

На самом деле, меня тоже переполняет радость, когда специалисты международной организации соглашаются войти в состав наблюдательного совета украинского банка. Однако с ними не все так просто.

Проблема в том, что все международные финансово-кредитные организации действуют на основании устава, и для того чтобы обеспечить безопасность своей деятельности и не зависеть от смены политических элит, МФКО требуют от стран-членов или стран, где они проводят операции, неприкосновенности своих сотрудников. То есть представители МФКО в Украине (как и в большинстве стран) имеют иммунитет от преследований, аутентичный до дипломатического иммунитета.

С одной стороны, это хорошо, поскольку подчеркивает их независимость, но с другой - иммунитет ограничивает уровень ответственности членов наблюдательного совета. Возникает вопрос, можно ли допускать, чтобы в Украине в составе наблюдательных советов банков были члены, ответственность которых ограничена, скажем, решением президента или главы отдельной МФКО?

Это достаточно сложный вопрос, но по крайней мере про такую ограниченную ответственность должна знать публика. Кроме того, количество членов, а также права членов с ограниченной ответственностью в наблюдательных советах госбанков должны также быть ограничены.

Другой вопрос - участие в наблюдательных советах лиц, которые позиционируют себя от каких-то комедийных компаний. Например, член наблюдательного совета Укргазбанка г-н Давда Шреник Дираджлал указывает, что он партнер компании NECP LLP. Исследование показало, что Дираджлал действительно когда-то работал во многих иностранных банках, но NECP LLP принадлежала к классу микроскопических компаний и имела оборот за последний финансовый год, за который опубликованы ее данные, на уровне 25 000 фунтов.

Возникает вопрос: какую ответственность г-н Дираджлал будет нести в случае конфликтных ситуаций, и чем будет обеспечена эта ответственность? На эти вопросы, к сожалению, Укргазбанк ответа не предоставляет. К сожалению, как и другие банки. Мы ни в коем случае не призываем отказываться от членства в наблюдательных советах представителей МФКО или иностранных специалистов, но и продолжать не замечать, что у разных членов наблюдательных советов разный уровень иммунитета (ответственности) за принятые или не принятые решения, также уже невозможно.

Существования членов с вероятными "хозяйственными интересами"

К сожалению, есть две крайности, которые мешают составить команду наблюдательного совета из настоящих специалистов высокого уровня с высокой степенью доверия. Совет не является основным местом работы, и поэтому настоящий специалист своего дела может оказаться руководителем или наемным сотрудником компании, которая будет заинтересована предоставлять услуги банка.

Нам про такие факты сейчас неизвестно, но технически есть примеры членов наблюдательного совета, компании которых могут быть заинтересованы в предоставлении услуг.

Например, в составе наблюдательного совета Укрэксимбанка является учредитель аудиторской фирмы BDO Сергей Балченко и господин Батюк Олег, управляющий партнер по Украине юридической фирмы Dentons (ранее - Salans).

Впрочем, к сожалению технической публичной системы контроля над операциями юридических лиц, в состав управленческих органов которых входит член (председатель) наблюдательного совета государственного банка, отсутствуют, как и запрет таких операций.

Мы выходим на новый уровень проблемы идентификации конфликта интересов на базе имущественных отношений, когда начинаем анализировать факт вхождения в набсовет Приватбанка представителя НАК Нафтогаз господина Сергея Алексеенко, цель вхождения которого, вероятно, - именно развитие отношений Нафтогаза с Приватбанком.

Неутешительные выводы

К сожалению, государство фактически не хочет превращать государственные банки на рыночные институты. Минфин несколько раз откладывал презентацию стратегии развития государственных банков, и в конце концов "поставил телегу впереди лошади", поручив разработать стратегию развития Приватбанка, а потом в очередной раз пообещал представить стратегию развития госбанков.

Все управление госбанками сконцентрировано в исполнительной вертикали и зажато между Кабмином и Минфином, а независимые директора в наблюдательных советах в большинстве случаев в меньшинстве и выполняют роль свадебных генералов.

Большим начальникам из министерств или специалистам мирового уровня с МФКО не хватает времени качественно заниматься работой члена наблюдательного совета, и поэтому вместо наблюдательных советов стратегии пишут дорогие консалтинговые фирмы, конечно, за государственный счет.

В рамках действующих наблюдательных советов государственных банков конфликт интересов не является урегулированным и где бы он даже не очень хорошо и скрывается: госбанки позволяют себе называть зависимого члена совета независимым и т.д.

К сожалению, все выявленные недостатки и признаки неэффективного управления приводят к тотальной неэффективности госбанков, которую бы граждане Украины им простили в обмен на надежность вкладов за счет налогоплательщиков, если бы доля рынка этих банков была в пределах 10-20%, но она колеблется по разным показателям на уровне 50-60%. Поэтому цена неэффективных госбанков сегодня – это упадок Украины завтра.

Читайте все новости по теме "Эксклюзив" на Обозревателе.

Присоединяйтесь к группе "УкрОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости