Я знал, что рано или поздно это случится...

30.6т

Сегодня с 6 утра ФСБшники проводят обыски в наших домах. С обысками нагрянули в мой дом в Москве, к моему отцу в Крыму, к моей родной сестре Ленаре, к Эльзаре Ислямовой, к Лилии Буджуровой.

Буджурова уже вышла на связь. У нее изъяли телефоны, компьютеры. У меня также забрали телефоны, носители информации. И книги. Несколько мешков книг по украинской и крымскотатарской литературе. И по религии. Изъяли Коран и все, что по их мнению, свидетельствует о моем экстремизме.

Хуже всего, что они угрожали моему ребенку. Требовали на камеру отказаться от отца – в противном случае грозились посадить его в подвал… Это все - звенья одной цепи. Этого зловещего оскала российской истерии в Крыму.

Пока нет вестей телеканала "АТР" и с "СимСитиТранс". Там обыски еще продлжаются. И мы не можем с ними связаться. Больше всего ФСБшников – именно там. На телеканал они приехали на двух автобусах. Плюс ОМОН. Все это проходит в рамках "противодействия экстремизму, терроризму и посягательству на территориальную целостность РФ". Это – все, что мы знаем…

Я знал, что рано или поздно это случится. Просто рассчитывал на здравый смысл тех, кто нынче называет себя "крымской властью". Как оказалось, это была утопическая идея.

Мы к этому готовились давно. С самого начала блокады. Я понимал, что вся наша деятельность подпадает под статью об экстремизме. Ведь мы, перекрыв дороги здесь, с материковой части Украины, открыто выступили против аксеновского режима и всех тех, которые стоят за ним. Ведь Аксенову принадлежит сеть магазинов "Подворье", которые находятся в России. И он с материковой Украины через полуостров тащил в Россию продукты. А оттуда, под крышеванием "премьера" Бальбека, с полуострова на материк везли ракушняк. Естественно, мы и инициированная нами блокада Крыма в их систему не встраивались.

Да мы и не пытались встроиться. С начала аннексии у нас не было иллюзий. Мы понимали, кто есть кто. И, как бы нам не хотелось удержаться на полуострове, сохранить в Крыму мир и спокойствие – нам это не удалось. Ведь все, что связано с честью, с достоинством, с поддержкой Украины – в Крыму нынче инородно. Тем, кто сохраняет приверженность украинским и общемировым ценностям, там делать нечего. Это "русский мир", "русская весна"… Там нет места ни украинскому, ни крымскотатарскому…

Мы первыми это поняли – и сразу заняли твердую позицию. На ней и стоим, отдавая себе отчет, что нам придется потерять все. Потому что они не позволят иметь даже мизерную возможность финансировать то, что я могу делать на материке, с помощью моих предприятий, которые находятся в Крыму.

Украина пока еще слабая. И не может нас защитить. Не может защитить от попрания наших гражданских прав. Не может защитить от посягательств на нашу собственность – ведь предприятия, которые сегодня обыскивают, украинские. Мы понимаем, что Украина пока не способна хоть каким-то образом противостоять всему происходящему.

Мы готовим иски в международные суды. Я уже подготовил обращения от имени родителей в Генеральную прокуратуру Украины и в прокуратуру Крыма, находящуюся на материке. Обещаю, мы со своей стороны сделаем все возможное, чтобы оккупанты еще сильнее почувствовали то, что они должны почувствовать!

Читайте все новости по теме "Аннексия Крыма" на Обозревателе.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Наши блоги