Из журналистского архива КГБ: кто из "Динамо" "зависал" в барах

6.2т

Верил, что фрагменты интервью, взятые более десяти лет назад известным спортивным журналистом, киевлянином Каневским Григорием Борисовичем, которого друзья в шутку называли КГБ, вызовут у вас интерес. В первой части материала на его откровенные вопросы отвечали известные игроки киевского "Динамо" Виктор Каневский, Андрей Баль и Леонид Буряк. Эти интервью, и еще двадцать одно, увидели свет в книге "Большие люди большого спорта". А еще там интервью с известными тренерами: Валерием Лобановским, Константином Бесковым, Михаилом Старостиным, Евгением Кучеревским. К сожалению, у этой книги, вышедшей в 2007 году, небольшой тираж, и в руках её держало достаточно ограниченное число людей. Вот почему я решил познакомить вас с фрагментами некоторых очень откровенных интервью звезд киевского "Динамо" разных годов.

Сегодня предлагаю еще два из них. Это в прошлом знаменитые игроки киевского "Динамо" и сборной СССР, неоднократно называвшиеся в числе 33-х лучших игроков Союза. У них солидный послужной список, и оба в свое время перешли в "Динамо" из донецкого "Шахтера". Речь пойдет о нападающем Виталие Хмельницком и вратаре Викторе Чанове.

* * *

Виталий ХМЕЛЬНИЦКИЙ: "Иисусом Христом не был" ("Бульвар", 1996 год)

- Чаще всего ты бил головой. Даже когда мяч летел, едва касаясь травы, нырял вниз, словно рыба. Это же было опасно.

- Ты думаешь, мало доставалось? Приглядись – у меня нос, как у боксера, рихтованный, но кто не рискует…

- Оказавшись на газоне, ты не хватался за ушибленное место, не катался по траве, призывая арбитра сурово наказать провинившегося, а мгновенно вскакивал на ноги и бежал вперед…

- Театр одного актера…

- Не понял…

- Игра на зрителя. Я хорошо понимал, что если мужественно переносишь боль и, несмотря ни на какие козни жестоких опекунов, продолжаешь играть, то наверняка зарабатываешь у публики вистов.

- Но ты порой выглядел таким невозмутимым, что казалось, будто готов подставить под удар и вторую ногу.

- Да говорю же тебе, что не был я Иисусом Христом. Когда горе-защитник бил по ногам, особенно сзади, я готов был его за эту подлянку на части разорвать. Немалых усилий стоило удержаться от удара в ответ.

- Но ты даже рта не раскрывал, чтобы хотя бы "отблагодарить" хулигана за "любезность".

- Ошибаешься. Я успевал сказать ему то, что о нем думаю, но делал это незаметно для всех, как чревовещатель.

- И ты терпел боль лишь для того, что ублажить болельщиков?

- Все было гораздо сложнее. Я ведь не всегда был паинькой – скорее наоборот.

- Ты ведь в "Динамо" первым хохмачом числился…

- Мои шуточки и розыгрыши были порой небезобидны… Однажды сборная СССР возвращалась из турне по странам Латинской Америки. На самолет совершил посадку в Амстердаме. Ребята, как водится, в город за покупками смотались – почти все были женаты, – а я тут же, в аэропорту, попил кока-колы и купил в ближайшем киоске колоду карт.

- На каждой – обнаженная красотка?

- Ну, этим там никого не удивишь. Сама коробка была с сюрпризом: как только её открываешь, тебя бьет электрическим током. Словом, ребятам показал, а со Славкой Метревели решили мы в автобусе сценку разыграть. Сели с ним на заднем сидении, и, когда машина тронулась, я поднял крик: "Отдай, тебе говорят!". А Славка орет: "Не отдам!" – и тянет карты к себе. Шумели-шумели, покуда руководитель нашей делегации Ряшенцев, президент Футбольной федерации СССР и вице-президент ФИФА, не поднялся со своего места: "Вы чего там разбушевались?". А мы уже почти деремся. Ряшенцев с грозным видом направился к нам, вырвал у нас коробку, раскрыл её… и, вздрогнув всем своим огромным телом, бросил на пол. Автобус чуть не взорвался от смеха. Водитель, не сразу сообразив, что к чему, остановил даже машину. Ну а Ряшенцев дал волю своему гневу: "Ах вы сволочи, негодяи. Я вам такое устрою!".

* * *

Виктор ЧАНОВ: "В азарте игры с братом не было никаких сантиментов" ("Бульвар", 1995 год)

- У каждого голкипера, как правило, есть свое "пугало" – неудобный форвард…

- О, я, бывало, как увижу Родионова в составе "Спартака", так настроение и портится. Он редко покидал поле, не забив мне мяч. Настырный, непредсказуемый игрок.

- Как и все футболисты, ты наверняка суеверен?

- В день матча я клал в свою косметичку мамин образок. Ну и никто, даже главный тренер, не имел права прикасаться к моим перчаткам.

- Я помню матчи, в которых ворота соперничающих команд защищали оба Чанова – Вячеслав и Виктор. К примеру, в финальной игре Кубка СССР, когда вы обыграли столичное "Торпедо" – 1:0. Вячеслав наверняка заслужил "пятерку": сначала вытащил "мертвый" мяч после удара Олега Блохина, который, обведя троих защитников, прорвался к воротам, а затем отразил опаснейший удар Вадима Евтушенко. Что ты чувствовал, играя против брата?

- В азарте игры – никаких сантиментов. Это уже потом, когда шли в раздевалку, обнялись – он меня с победой поздравил, я ему, естественно, посочувствовал… Мы очень со Славой дружны. Жаль только, что видимся редко – времени не хватает.

- Сколько было матчей, после которых ты покидал поле с высоко поднятой головой?

- Не будь таких, меня давно бы уже забыли… Идем недавно с женой по базару, и вдруг старушка, торгующая сметаной, восклицает: "Чи я не помилилася? Ви ж Віктор Чанов, динамівський воротар?". Вот это, пожалуй, самое приятное. Спросите лучше, за какие игры приходится и сейчас краснеть…

- И за какие же?

- Ну, хотя бы за матч с "Порту" в Киеве. Мы уступили – 1:2 – главным образом по моей вине… Ну а нелепейший гол в Глазго, когда я в одно касание сыграл со спиной Сереги Балтачи? До сих пор не могу простить себе…

- Я слышал, что тебе, как вратарю, израильская пресса пела сплошные дифирамбы.

- Это правда, но вот что касается личной жизни… Приезжаю однажды на игру, а тренер Шломо Шерф как-то подозрительно на меня косится. Спрашиваю, в чем дело, – он мне газету протягивает. А там на первой странице: "Всеми уважаемый вратарь "Маккаби" (Хайфа) Виктор Чанов допоздна сидел вчера с друзьями в баре…". Чушь несусветная! Всем ведь было известно, репортерам уж особенно, что день накануне официального матча я провожу дома, даже друзей у себя не принимаю. Это было моим железным правилом… После игры я прижал наглеца-репортера, а он лапки кверху: "Виноват, ошибся. Уже готово опровержение"… Вы, может, не поверите, но мое имя чаще появлялось в прессе, чем имя израильского президента. Я даже опередил его в рейтинге популярности. Израильтяне, принявшие участие в традиционном опросе, поставили меня на первое место, его – на второе.

- Ты играл в одной команде с Николаем Кудрицким?

- В "Бней-Иегуде"… И жили рядом… Его гибель потрясла. Я был на опознании. Ужасное зрелище!.. Дороги там гладкие, усыпляющие, а он ехал в своей машине в пять утра, задремал… Его там очень любили. Клуб позаботился о семье – на всю жизнь обеспечил.

Присоединяйтесь к группе "СпортОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости