Литературный конкурс. Осенняя хандра

1,2 т.
Литературный конкурс. Осенняя хандра

1.

Не люблю я командировки. Вечером дома сижу, книги читаю, а тут в такую даль ехать пришлось – Варшава. Да древний красивый город. Из дому тяжело выходить было. Утро, спать хочется, сваренный наспех кофе до ужаса противный, но бодрящий.

Улица встретила меня лёгким туманом да прохладой. Я лениво подошёл к своей машине открыл дверцу и запрыгнул в неё. Эх, скучно, ехать тяжело и в сон жутко клонит. Меня всегда доставали эти научные конференции – куча болтовни, глупых теорий, не отражающих жизнь, уйма экзельтированых людей. Единственное чего там хорошего – кормёжка и, как правило, поселение в хорошие гостиницы. По натуре я всегда был практиком, учился заочно, проводил много исследований «на полях» поэтому далёк от различной теоретической болтовни, ладно отвлёкся…

Видео дня

Поставлю машину на стоянку, и пойду оформляться  на рейс. И самолёты я не люблю, хоть самый безопасный вид транспорта, но телевиденье и киношники грубо забили страх перед самолётами в самые глубокие уголки сознания. Да и сама позиция, что у тебя под ногами полметра алюминия и тысячи метров пустоты!!! Лично мне жутко.

Вот пройдя кучу контролей можно спокойно сесть в кресло попросить коньяку (от простуды помогает) и тихонько спать до самой посадки…

Вот и полёт практически окончен, сквозь туман, там внизу, виднеется Варшава – древний град Речи Посполитой. Я проснулся, протёр влажной салфеткой глаза, голова болела уже от похмелья, и абсолютно не было желания выходить с самолёта в чужой стране с незнакомой речью. Европезированые поляки уже потеряли свою славянскую неординарность  и напоминали убитых  суетой немцев. Снова уйма контролей, такси, отель, номер.

2.

Осень делает почти каждый город философски прекрасным. Раскрашивает его в различные цвета, которые в комбинации со старинными зданиями вселяют в душу небывалую радость и покой. Я шагал по мощёным  улицам, выглядывая какую-либо кафешку, где бы мог посидеть выпеть чашечку, другую крепкого бодрящего напитка, а потом отправиться на открытие конференции.

Пришёл, как всегда, с опозданием, зарегистрировался, получил ручку с блокнотом, присел на своё место и начал слушать. Долго ли коротко ли предложили выступить и мне, я согласился. Вряд ли учёные мужи поняли мой вариант английского языка, но как годится, аплодировали. Даже вопросы пробовали задавать, но обратно таки получить внятный ответ от меня им было очень нелегко.

Эх, а потом был банкет, и профессура занялась любимым научным делом – обжорством. Да и вообще собрали конференцию по   вопросам    помощи бедным, а за три дня болтовни проели, пропили, потратили денег как полбюджета среднеафриканской страны. Вот и всё милосердие! А стало ли лучше голодающим детям от всяких методик и рекомендаций принятых здесь. Да и могло ли стать? После этого все разъедутся по своим дорогим домам, квартирам с мягкой мебелью и отоплением, кормить мясным кормом с соусом кастрированных котов. Дамы разойдутся по бутикам и косметологам, а мужики по элитным барам и моделям-любовницам. Как эти люди могут решать проблемы тех, кто в день куска хлеба не видит. Кто не знает более мягкой постели, нежели картонная коробка, чьи дети умирают от голода  и пневмонии.

Зачем же этот цирк?! А ради денег – высоких зарплат, уютных офисов, престижных машин. Вот и весь гуманизм в мировом масштабе.

3.

Приняв душ в своём номере, я решил немного почитать. Но честно читать стало так тошно и скучно! Пробовал смотреть телевизор, но и он вечно врущий не отвлёк меня. Что ж выйду на балкон подышу слегка морозным осенним воздухом.

Осенью очень прекрасное звёздное небо, но… На перилах балкона, с лева от моего, стояла молодая девушка лет девятнадцати. Одета была лишь в ночную рубашку, а волосы были растрёпаны и очень красивы.

-          Решила умереть в эту ночь?

-          Не знаю, как раз думаю над этим.

-          Если не секрет можно узнать причину?

-          Знаешь, я тоже задаю себе этот вопрос. Просто нет смысла жить, если умрёшь! Не хочу я стареть и болеть маразмом. Да и знакомо ли тебе чувство безысходности, когда яркие краски стают серыми, когда жизнь превращается в грызню за комфорт.

-          Знакомо! Но самоубийство не выход!

-          Кто тебе сказал? Да и как ты можешь утверждать, не зная ничего об этом. Твои мыли – чужие, вбитые в голову моралью и воспитанием. Или смысл жизни загадить всё вокруг, наплодить себе подобных,  и сгнить в сырой земле!

-          Ты права, абсурд наш проводник по жизни, но приспособиться значит выжить!

После этих слов я вернулся к себе в комнату решив не продолжать с ней разговор. Я тоже был таким, хотя до попыток суицида не доходило. И я был уверен, что всё знаю, всё умею, всё могу, а теперь то я понял, что ничего не знаю, не умею, не могу. Да и спать пора ложиться – устал.

Проснулся рано и спустивших в холл там ничто не говорило о каком либо  ЧП, следовательно, она не решилась. Вздохну с облегчением и можно отправляться домой…

***

Купола церквей отражают лучи Солнца и слепят глаза, а крест величественно упирается прямо в небо. Смесь жёлтых и зелёных листьев означает только одно – осень. Уже прошли дожди и туманы, лёгкая погода стоит над городом. Что ж это бабье лето. На душе наступил небывалый покой. Проблемы внизу, под ногами, ты идёшь и топчешь их. Пора ожить, яркий огонёк в глазах опять заблестит, и улыбка появится на лице, а в сердце так тревожно от чувства счастья и удовлетворённости – Я ЖИВ!