Тюремный рекорд харьковской Фемиды

1,6 т.
Тюремный рекорд харьковской Фемиды

В феврале 2002 года мальчишку задержали за кражу автомагнитолы. А когда спустя два года и восемь месяцев судья произнес приговор, оказалось, пора выходить на свободу - свой срок наказания он уже отсидел в следственном изоляторе.

До беды довели "однорукие бандиты"

...Максим рос тихим ребенком. Ходил в школу, правда, особого желания учиться у него никогда не было. Больше нравилось гонять с мальчишками в футбол. Сначала он играл во дворе, а потом мама записала в спортивную секцию. Максим с гордостью вспоминает, что три года он был в составе юношеской команды одного из местных клубов. Однажды ребята даже заняли второе место на первенстве Украины. Как-то раз вместе с друзьями Максим зашел поиграть в игровые автоматы. Понравилось, стал приходить чаще. Подзадоривало то, что иногда даже получалось выигрывать. Постепенно, незаметно для себя, он стал просиживать возле автоматов целые дни напролет. Времени, чтобы поиграть, было достаточно: Максим решил, что школу можно и прогулять. С раннего детства Максим жил только мамой, родители развелись, когда мальчику было всего полтора года. Чтобы прокормить сына, женщине приходилось с утра до поздней ночи работать в швейном цеху. Каждую субботу мальчик получал от мамы 20 гривен на карманные расходы. Но с появлением нового увлечения этих денег стало катастрофически не хватать.

Видео дня

- Я просил маму дать еще денег, она давала. Но все время же просить не будешь, сколько можно! Мне захотелось самому заработать, - рассказывает Максим. Никакой работы подросток не нашел - невысокому и худенькому пареньку везде говорили, что еще возрастом не вышел.

- Заработать не получилось, вот и пошел, куда позвали знакомые ребята, - пожимает плечами Максим.

Меня брали последним

Быстрый, но небезопасный способ добывания денег мальчишке предложили пацаны, с которыми он играл в одном футбольном клубе. Отверткой или металлической линейкой подростки научились взламывать оставленные без присмотра автомобили. Выковыривали автомагнитолы, заодно прихватывали все, что было в бардачке. Краденую технику мальчишки сбывали по дешевке на базарах или продавали заезжим таксистам. Последние хоть и знали, что берут ворованное, но от дешевого товара не отказывались. По словам Максима, часть вырученных денег он отдавал маме, остальные проигрывал. Откуда у сына появились деньги, женщина особо не интересовалась.

- Когда мама спросила, где взял деньги, я ей сказал, что выиграл на автоматах, и она больше не спрашивала, - вспоминает Максим.

С каждой кражей ребята все больше смелели.

- Страшно не было, - качает головой подросток, - думал, что пронесет и не попадусь. Но не пронесло. Одного из мальчишек милиционеры поймали на горячем, следом задержали и всех остальных.

- Меня брали последним. Я уже знал, что меня ищут, - рассказывает Максим, - и пустился в бега. Подросток достал из шкафа все свои сбережения - больше полутора тысяч гривен, скомкав, сунул их в карман и пошел куда глаза глядят. Решив, что в городе оставаться опасно, сел в первую попавшуюся электричку. Две недели скитался по вокзалам, ночевал где придется. В конце концов, грязный и измученный, решил вернуться домой.

- Сил больше не было. Была зима, холодно, я сильно мерз. Подумал, что все равно найдут, и вернулся, - говорит Максим. Через несколько дней действительно пришли милиционеры и увели в СИЗО. В том, что воровал, мальчишка сознался сам.

Кто вернет сыну детство?

...До оглашения приговора, то есть за 2 года и 8 месяцев, Максим побывал в суде шесть раз. Но все время находились причины, из-за которых судебные заседания то переносились, то откладывались. Максим месяцами не видел маму.

- Судья отказывал в свиданиях, объяснял это тем, что дети вели себя плохо в суде, - жалуется мама Максима Анжела Алексеевна. - Вначале получалось приезжать к нему два раза в месяц, потом бывало и по четыре месяца не виделись. Сам Максим говорит, что очень хотелось домой, особенно поначалу. По ту сторону колючей проволоки остались друзья и футбол.

- В СИЗО тоже можно заниматься - есть и тренажерный зал, и теннис, и в бассейн водят, но все равно не то, что на воле, - опустив голову, рассказывает подросток. Ехать в колонию Максиму не пришлось. Практически сразу после оглашения решения суда его выпустили на свободу. Оказалось, что положенный срок наказания - день в день - он уже отсидел, когда ждал суда.

- Было и обидно, и страшно... Суд идет и идет... Тут, казалось бы, ничего сложного, дело понятное - воровство, а растянули почти на три года. А если бы срок был меньшим, чем сын уже отсидел?! Кто ему вернет детство?! - взволнованно рассказывает мама Максима. - Я понимаю, что виноват, оступился. Но это же дети, как можно их так долго держать?! Спустя 30 дней после освобождения подросток вновь очутился в том же изоляторе. Теперь 17-летнего Максима подозревают в мошенничестве. Возле одной из школ он попросил мобильный телефон у своего сверстника, чтобы позвонить маме. Но, позвонив, трубку не вернул. Положил мобильник в карман и бросился наутек. Через три дня за ним пришли милиционеры. За правонарушение, в котором обвиняют подростка, Уголовный кодекс предусматривает наказание до трех лет лишения свободы.

- Если и на этот раз придется ждать три года, могу опять выйти из СИЗО сразу на свободу, в колонию ехать не придется, - говорит Максим.

ОФИЦИАЛЬНО

Иван Первушкин, заместитель начальника СИЗО: - Сроки судебного следствия у нас очень затягиваются, иногда заседания суда проходят с разрывом в три-четыре месяца. Дети ждут решения суда по году и больше. Приезжал к нам министр юстиции Роман Зварич, недавно была уполномоченная по правам человека Нина Карпачева, эти вопросы обсуждались... Несовершеннолетние в соответствии с законом о предварительном заключении содержатся в отдельном корпусе, у них чуть-чуть улучшены условия. В камере находится до восьми человек. Прогулка у них до двух часов, сделали им тренажерный зал, бассейн - все-таки дети. То что они попали сюда, это не только вина их и родителей, это огромная социальная проблема.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Елена РИКУТА, психолог:

- Почти всегда ограничение свободы для детей - это состояние глубочайшего стресса. Тут без посторонней помощи ребенку не обойтись. С ребятами приходится очень много работать, чтобы помочь им сначала адаптироваться, а затем выстоять и это все преодолеть, остаться личностью и то хорошее, что в них есть, сохранить.

Светлана ШЕКЕРА, "Комсомольская Правда"