Во всем виновата Америка: как живется в России, блог, Обозреватель
Примите участие
в розыгрыше
Xiaomi Redmi 5 PlusУчаствовать
ПолитикаЭкономика

Письма из России: во всем виновата Америка

33.7т

На эти дни, чтобы вы знали, приходится знаменательная годовщина. "Сто лет назад, - пишет Владимир Яськов, - шестого-девятнадцатого января тысяча девятьсот восемнадцатогогода было разогнано так и не ставшее судьбоносным Учредительное собрание, или, как презрительно обзывали его новые хозяева страны, "Учредилка".

Потому оно и было разогнано, потому и не стало судьбоносным, что этим словесным плевком наградили его не только оккупанты, но и, чего греха таить, народ, сам же избиравший на него депутатов по всей империи. Потому что депутатов-то он избирал, но чутким своим циничным умом понимал: ни х*ена из этой затеи не выйдет: время нынче не для собраний, а для мародёрства", - пишет Яськов. Ленин тогда говорил: "Массы радикальнее нас в сто раз", - пишет Анатолий Стреляный для Радио Свобода. - Так он отвечал людям, которые осуждали большевиков за то, как лихо они стали отнимать у хозяев их заводы и фабрики, имения и земли, как, то есть, последовательно принялись выполнять то, что обещали народу, когда боролись за власть: "Заводы и фабрики – рабочим, земля – крестьянам", а всем – мир. Можно тут вспомнить и то, что на строительство коммунизма они отвели тогда себе десять лет. Ленин, пожалуй, тверже всех верил, что именно через десять лет будет то, что предсказал Маркс: каждый будет работать столько, сколько захочет, а получать, в общем, тоже сколько захочет. Дословно: "От каждого – по способностям, каждому – по потребностям".

Понятно, что Учредительное собрание из представителей всех сословий не могло и помыслить об устройстве такого рая на российской земле. Вот те, кто мог помыслить, и разогнали "Учредилку". Народ да, он хотел все отнять и поделить, но большевики, самые идейные из них, кроме этого, хотели подарить ему такую счастливую жизнь, что ни пером не описать, ни в сказке рассказать. Потом наступило похмелье. Сегодня другой пир. Читаю: "Моя ближайшая родственница, родившаяся в середине тридцатых, в детстве пережила не просто нищету, но длительные периоды голода и смерть половины братьев и сестёр. Она знает, что это такое: не иметь платья и ходить в крашеном мешке с дырками для рук. Она готова вынести все, лишь бы никто не покусился на Россию. "Россия - моя родина, не смей оскорблять Россию!" - сказала она мне. Ей не нужна никакая правда, её не запугаешь никаким правительством, она готова ко всему. Надо будет умереть от голода? Умрёт", - говорится в этом письме.

Следующее письмо могла прислать как раз эта женщина, но прислала другая. Читаю: "Вот что я хотела подсказать для сведения тебе, Стреляный, который все поливает и поливает дерьмом нас, совков. В Москве открылся институт для пенсионеров, называется, по-моему, "Серебряный возраст". Там около двадцати специализаций. Обучение бесплатное. В Москве это не первое такое учебное заведение для пенсионеров, там они получают какие-то умения для своей занятости. Куда их девать, пенсионеров? А посильная занятость - это замечательно! Ты скажешь, конечно, что это все идет в Россию с Запада, с той же Америки, без которой мы, мол, ни на что сами не способны. К твоему сведению, пенсионеров у нас обучают много лет - еще до горбачевской перестройки. Но сейчас очень широкое поле для занятий. В Сколково налажено обучение высоким технологиям, в каждом городе страны работают курсы для обучения разным, иногда простым специальностям.

Не считая вузов, где стариков полно (в МГУ тоже есть). Мы своих стариков не отправляем в дома престарелых, как в других странах. Дети с нами живут столько, сколько захотят. Кстати, самая высокая обучаемость пенсионеров не на твоем любимом Западе, а в Израиле. А твои высказывания насчет того, что мы все берем у Запада... Что я тебе скажу? Хорошо тебе повернули мозги", - пишет эта слушательница. Пусть вас не собьет с толку то, что Израиль, эту жемчужину западного мира, она отлучила от Запада. И на старуху бывает проруха. А так… Кто она, эта женщина? В свое время закончила среднюю школу, с медалью закончила, потом – университет, почти все предметы на "отлично", аспирантуру этого университета – успешнее некуда, теперь она научный работник, изучает пенсионное дело в разных странах, жила и за границей. Она не может не знать, что само слово "школа"и такие слова, как "курсы", "университет", "академия", "институт", "дисциплина" в смысле предмет изучения, "студент", "специалист", "профессионал", "доцент","профессор", "эксперт" - все они пришлина Русь с Запада, как она, Русь, ни сопротивлялась. "Учись, мой сын, наука сокращает нам опыты быстротекущей жизни", - оттуда эта мудрость? С Запада. Что делает сын Бориса Годунова, когда тот произносит это наставление? Рисует географическую карту.

Откуда слово "география"? Оттуда, вестимо, с Запада проклятого. Знает эта женщина, что и слово "пенсия" оттуда… Она когда-то не только читала, но сдавала такое сочинение, как "Письма русского путешественника" Карамзина, чья главная мысль выражена яснее ясного: "Путь образования или просвещения для всех народов один, и, взяв за образец для подражания уже найденное другими народами, Пётр поступил разумно и дальновидно… Избирать во всём лучшее есть действие ума просвещённого". Это писано в тысяча семьсот девяностом году… Наконец, она не может не знать, какая продолжительность жизни на Западе, где много домов престарелых, и какая - в России, где, как она с гордостью пишет, "дети с нами живут столько, сколько захотят". Не может она не знать, что на деле означает это "сколько захотят", что за этим стоит, какие страдания. Зачем же пишет? Почему? Куда подевались ее знания, причем, такие, которые есть даже у человека, едва умеющего читать? Она выбросила эти знания в огонь – в огонь своей борьбы. За что она борется? За Россию. Так, думаю, она это себе объясняет, хотя что может себе объяснить человек в патриотической горячке?!

"Я часто бываю на вокзалах, - пишет Глеб Беляев, - в присутственных местах, часто обращаюсь в низовые подразделения инфраструктурных компаний вроде банков. Я работал и работаю по-капиталистически, сам на себя. И вот я имею сказать, что обоими глазами вижу: те люди, мужчины и женщины, двадцати пяти – сорока пяти лет, которые в количестве от двух до пяти сидят (работают!) целыми днями около машинки для просвечивания багажа, которые тупят в техподдержках или перекладывают бумажки в безнадежно запутанных госконторах - вот эти люди, по-моему, уже никогда не будут работать в настоящем смысле этого слова: с дисциплиной, на результат, в поиске и усердии. "Хоть ты мне эту лягушку (эту работу) сахаром обсыпь", как сказал гоголевский персонаж", - пишет Беляев. Мне думается не об этих людях, а о тех, кто предоставляет им видимость работы и что-то платит. Платит не свои деньги – вот какой делаю я вывод. Платит не за поиск и усердие, а, в сущности, ни за что. Российское народное хозяйство все еще во многом государственное, казенное, то есть, ничейное. Специалисты употребляют выражение "смешанная экономика". Смешанная она везде, но по-разному. Там, где больше частный сектор, там дела идут лучше, там меньше оплачиваемых бездельников.

"Вы, Анатолий Иванович, - следующее письмо, - большой демократ. Вы всегда читали письма противников, которые обращались к вам на ты. Ты, Анатолий Иванович! Вы защищаете свободу слова. За это вам спасибо. Я категорически против вашей позиции по политическим вопросам (крымнашист). но у вас есть вашим оппонентам, противникам острые ответы. Таких людей я уважаю. Удачи вам! С уважением Мартин".

Спасибо, Мартин! Не люблю я ни острых вопросов, ни острых ответов. Острых ответов даже больше не люблю, чем острых вопросов. Они всегда не по делу, что вопросы, что ответы. Они всегда в порядке борьбы, сражения, драки – себя показать и в своих глазах стать победителем. Прежде всего, в своих глазах. Предъявить превосходство своей особы, своего мнения, своей веры, своей партии, своей религии, своего учения. Достоинству человека больше соответствует все, что по существу: и вопросы по существу, и ответы по существу. Не люблю полемики. Она существует не для того, чтобы донести что-то до собеседника. Ответ, если уж он дается на серьезный вопрос, должен быть не острый, а по существу.

Один наш слушатель прислал свой новогодний сон, изложенный стихами Василия Курочкина, сочиненными в одна тысяча восемьсот шестидесятом году:

Возвысим личность человека,

Свободный труд его почтим,

Единодушно: взятки гадки!

На всю Россию прокричим.

Вернусь, однако, к письму Мартина. Такой человек, как он, не может быть крымнашистом. Это у него временное. Выдумал из себе крымнашиста. Не все доводы перебрал в своем уме и хорошенько взвесил. Один какой-то довод понравился - на нем и остановился. Человек, который одобряет то, что я за свободу слова, да, не может быть крымнашистом. Почему? Потому что крымнашизм несет в себе несвободу. Он порождение несвободы. Крым аннексирован режимом, который я называю зыбким фашизмом. Один человек, знавший фашизм не по книгам, насчитал четырнадцать признаков этого изма и сказал, что даже одного признака достаточно, чтобы вокруг него образовался полный фашизм. В России же мы видим уже не один признак. И важнейший из них - крымнашизм. С тридцатых годов прошлого века, с гитлеровских аннексий сопредельных земель, слова "аннексия" и "фашизм" соединились навеки. Это просто странно – говорить: я крымнашист, но уважаю позицию крымНЕнашиста. В лучшем случае это игра. Как дойдет до дела, придется выбирать. И к этому все ближе. Выбирать придется! Крымнашизм вплотную подвел Россию к таким бедам, о которых не хочется думать. Но думать надо.

"Сразу после Нового года, - следующее письмо, - я имела возможность проинспектировать один из поездов Российской железной дороги. Прежде всего, загрузка всю дорогу полная-полная. В Курске люди вышли - в Курске же вошли, в Орле вышли - в Орле вошли. В поезде есть услуга: душ за сто пятьдесят рублей, можешь принять - никаких проблем. Оказывается, теперь в каждом фирменном поезде Российской железной дороги есть такая услуга. Есть и такая, как"провоз багажа" - до двухсот килограммов можно поместить в багажном отделении. Есть вагон для инвалидной коляски. Мое природное чутьё и здравый смысл помогли принять нужное экономическое решение: взять последнее нижнее боковое место в плацкартном вагоне. Это лучше, чем верхнее, лучше, чем в сидячем вагоне и дешевле, чем нижнее не боковое, и намного дешевле, чем нижнее место в купейном вагоне. Короче, у тебя есть и сидячее место со столиком, и полежать можно - ножки вытянуть. Вагон идеальный: новый, чистый и мягкий, в нем тихо-тихо, все культурно читают или спят, и это плацкарт – в нем едут бедные или экономные, как я. Россия, мля!

В поезде ходит полиция с интеллигентными лицами, следит за порядком. Все знают, что за выпивку – штраф и высаживают на первой же станции. Белье белоснежное, матрасы, подушки удобные, не замызганные - практически новые. Есть ресторан - чай за тридцать рублей. Есть новогоднее меню, можно заказать рождественскую индейку и семгу, декорированную красной икрой, за тысячу рублей", - сообщает эта слушательница. Я придаю таким письмам немалое значение. Они показывают, что в России есть таки управленцы, организаторы, которые любят и умеют работать по-современному. Похоже, их несколько больше, чем думают пессимисты. Этим кадрам не могут нравиться нынешние погоды. Тут у меня ни малейшего сомнения, но что с ними будет дальше, как родина распорядится их умами и способностями, не знаю.

Читайте все новости по теме "Социально-экономическая ситуация в России" на OBOZREVATEL.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

0
Комментарии
0
0
Смешно
0
Интересно
0
Печально
0
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы

Наши блоги