Эксперт Центра Карнеги: Крым заменил рост благосостояния россиян

2.5т

Андрей Колесников рассказал в интервью DW, как российский средний класс реагирует на проблемы в экономике и почему в ближайший год не стоит ждать роста протестной активности.

Представители российского среднего класса в полной мере ощутили на себе проблемы в экономике страны, однако в ближайший год вряд ли будут требовать от властей перемен, говорится в докладе, подготовленном Московским центром Карнеги (МЦК). О том, как средний класс ответит на стоящие перед ним вызовы в нынешней экономической и политической ситуации, в интервью DW рассказал автор доклада, руководитель программы МЦК "Российская внутренняя политика и политические институты" Андрей Колесников.

DW: Как можно охарактеризовать сегодняшний средний класс в России? Кем он представлен?

Андрей Колесников: Есть много критериев для определения среднего класса. Экономические критерии - это определенный уровень дохода и владение имуществом. По разным оценкам, средний класс в России составляет от 20 до 30 процентов населения. Можно предположить, что часть среднего класса - это предприниматели из малого и среднего бизнеса. Однако в последние годы снизилась роль частного сектора в экономике и увеличилось значение тех представителей среднего класса, которые работают на государство и крупные корпорации. В том числе, чиновников и сотрудников госкорпораций, их довольно много.

Это люди с очень разными политическими предпочтениями. Поэтому утверждение, что средний класс обязательно является сторонником реформ, перемен или основой для формирования оппозиции в России, это миф. Правда, существенная часть представителей среднего класса, став сравнительно обеспеченными, начинают предъявлять спрос на демократию и услуги от государства.

Это подтвердилось во время политических протестов 2011-2012 годов: среди протестовавших был в основном столичный средний класс. Но последующие годы показали, что этот класс в равной степени является и классом-конформистом, который поддерживает власть, поскольку при этой власти появились слои населения со средними доходами.

- Как нынешняя ситуация в российской экономике отразилась на благосостоянии среднего класса?

- Судя по социологическим опросам последних месяцев, от кризиса пострадали все. Соответственно, ответ со стороны всех слоев населения - для начала найти модель выживания и попытаться справиться с кризисом самостоятельно, а не требовать каких-либо преференций от государства.

Однако эта модель может поменяться, если кризис затянется. А он, очевидно, затянется. Это может спровоцировать некоторое недовольство. Теоретически можно предположить, что средний класс осознает свои социальные интересы, а они в свою очередь в какой-то момент перерастут в политический протест.

- Почему, в отличие от событий 2011-2012 годов, мы видим сегодня затухание протестной активности? Что изменилось в сознании среднего класса с тех пор?

- Поменялись две принципиальные вещи. Во-первых, протесты оказались бессмысленными с точки зрения результата и опасными, поскольку власть показала, что она готова сажать людей в тюрьму за достаточно невинные действия во время этих протестов.

Во-вторых, крымская "анестезия", которая была предложена президентом Путиным, и некий социальный контракт, который можно назвать "свобода в обмен на Крым ", сработали год назад и работают до сих пор. Крым стал заменителем роста благосостояния. Странным образом это совпадает с неким запросом людей на великую державу. Социологические исследования показывают, что на первое место среди достижений Путина, особенно в последний год, люди ставят ощущение великой державы. Оно крайне важно.

Такая модель может просуществовать довольно долго, но часть среднего класса со временем начнет осознавать свои политические интересы заново и пересматривать и этот социальный контракт. Возможно, это приведет к желанию выразить свои политические взгляды. Возможно, это будет происходить через структуры гражданского общества или спровоцирует желание среднего класса вновь требовать честных выборов. Так или иначе, гражданское самосознание у среднего класса должно появиться.

- Что для этого должно произойти?

- Думаю, затягивание кризиса - это одна из причин, которая может заставить людей задуматься о его корневых причинах, то есть о неадекватном политическом представительстве. С другой стороны, на этот вопрос сложно ответить однозначно, поскольку социальная материя - настолько подвижная штука, что любой случайный повод совершенно неожиданно может заставить людей протестовать.

- Почему убийство Бориса Немцова, например, не стало таким спусковым крючком?

- Демонстрация, которая прошла после убийства Немцова, свидетельствует о высочайшей политической культуре тех людей, которые пока затаились ввиду опасности и бессмысленности уличной активности.

Они просто показали этой демонстрацией, что "мы здесь, мы никуда не делись" с 2012 года. Как только среда несколько изменится, эти люди вновь предъявят спрос на демократию и покажут, что они готовы, в том числе, брать власть в свои руки и требовать от власти более адекватных действий.

Их доля, возможно, уменьшилась, поскольку кто-то стал конформистом и принял Крым как некий заменитель государственных сервисов, но существенная часть этих людей осталась. Это особенно видно по столице: по тому, насколько активны разнообразные дебаты, насколько популярны публичные лекции. Просто сейчас такой этап, когда люди готовятся к будущему на своих кухнях.

- Какие вызовы стоят перед средним классом на ближайшую перспективу, учитывая нынешнюю политико-экономическую ситуацию?

- Есть чисто экономические и социальные вызовы, связанные с тем, чтобы не выпасть из среднего класса. Но главный вызов для его представителей - начать, наконец, осознавать свои политические интересы и заставить себя думать немного глубже триады "квартира-дача-автомобиль".

Читайте все новости по теме "Deutsche Welle" на Обозревателе.

Присоединяйтесь к группе "УкрОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости