Для переизбрания Путина достаточно одного условия – Иноземцев

14.9тЧитати українською

Российский экономист Владислав Иноземцев возглавляет Центр исследований постиндустриального общества в Москве и занимается политической деятельностью. Еще в марте 2010 года он подписал обращение российской оппозиции "Путин должен уйти". Иноземцев является последовательным сторонником либеральной демократии. Об экономике России он говорит без "налета" фатализма, свойственного многим критикам режима, предлагая взамен трезвый и взвешенный анализ.

О том, как на самом деле обстоят дела с российской экономикой, что необходимо для переизбрания Владимира Путина, когда Москва уйдет из своих "колоний" – об этом Владислав Иноземцев рассказал в интервью "Обозревателю".

- Россия привыкла покупать лояльность других стран и ряда регионов (Беларусь, страны Центральной Азии, Южная Осетия, Абхазия, Приднестровье, аннекси­рован­ный Крым). Некогда она субсидировала и Украину. При этом экономика России оставляет желать лучшего. К чему может привести такая политика?

- Я говорю об этом много лет. Это очень затратное предприятие. Дело в том, что Россия не может получить от такой политики никаких экономических преимуществ. Стра­нам-партнерам нечего предложить России. Так, например, Казахстан – крупнейшее после России государство ЕАЭС – такая же сырьевая экономика, как и Россия. Доля нефти и газа в экспорте там даже больше, чем в России. Какая тут синергия? При этом и размеры рынков стран-соседей не впечатляют.

Все знают, что три крупнейшие экономики Европейского Союза (Германия, Франция и Италия, если уже не считать Великобританию) обеспечивают немногим более половины общего ВВП – то есть даже ведущие экономики не намного больше остальных, и каждая страна существенно расширяет свой рынок благодаря интеграции. Но в рамках ЕАЭС на Россию приходится 87-88% общего ВВП. В чем смысл "осваивать" дополнительный рынок в 10 раз меньший твоего собственного? Когда к боль­шим экономикам пристраиваются несколько мелких, то обычно выигрыва­ют как раз мелкие, а не большие. Повторю: эффект может иметь место только в случае ин­теграции более-менее равнозначных партнеров.

Мне изначально казалось, что ЕАЭС – исключительно политический проект. Его суть в том, что Россия за реальные деньги покупает иллюзорную лояльность соседей, статус формального лидера постсоветского пространства. И не более.

- В одной из своих статей вы писали, что уход европейских держав из колоний – это естественный этап в истории. Когда Россия в него вступит и перерастет колониа­ль­ное мышление, иными словами, уйдет из своих колоний?

- Очень сложный вопрос. Я много раз сравнивал российскую ситуацию с европейской. С учетом Средней Азии, Закавказья можно в целом говорить, что Россия пришла туда как колониальная держава. И мне всегда казалось, что распад Советского Союза похож на отде­ление колоний европейских держав.

Европа забыла об этом, хотя ей тоже было тяжело. Вспомним, как французы несколько лет воевали за удержание территорий. У них тоже были проблемы с расставанием с колониями. Но ситуация в России несколько отличается. Она тяжело переживает расставание с империей, ведь не имеет альтернативного про­екта. Все европейские страны, которые пережили постколониальный кризис, занялись строительством Европейского Союза. ЕС не только принес в Европу мир. Он очень важен с точки зрения идентичности стран-членов. Они стали строить нечто большее, чем они сами, они создали новую политическую общность, Европу, и это в какой-то мере смягчи­ло эффект от расставания с колониальными империями.

Россия не то чтобы пытается построить Советский Союз. В данном случае я могу согласиться с Путиным, который говорит, что это невозможно. Но он хочет построить нечто подобное, своего рода USSR light. В этом и проблема. Не думаю, что это желание исчез­нет в ближайшее время, потому что других вариантов компенсировать фантомные боли России я не вижу.

- Вы сказали, что Путин хочет построить нечто подобное СССР. Через ЕАЭС?

- Смотрите, идея ЕАЭС заключалась в том, что несколько республик, заведомо более экономически слабых, чем Россия, объединяются в союз, а Москва диктует основные принципы взаимодействия. Давайте посмотрим на Европу. Мы увидим, что решения там довольно долго принимались на основе консенсуса. Если говорить о Таможенном союзе, о ЕАЭС, то изначально предполагалось, что Россия всегда имеет право доминирования, потому что по размеру экономики она в разы больше, чем любая страна союза.

Поэтому, повторю, речь идет о некой покупке верности. Пример Беларуси – наиболее показательный. Россия на протяжении многих лет дотировала Беларусь, четко понимая, что никакой экономической выгоды от этого она получить не сможет. В то же время Беларусь фактически не пошла ни на один шаг, о котором просила Россия. Не признала ни независимость Абхазии, ни Южной Осетии, ни принадлежность Крыма России. То есть, Лукашенко получил экономические блага от России исключительно в обмен на риторику: мы ваши друзья, мы "прикрываем" вас с Запада.

- Скажите, у вас нет такого впечатления, что в случае с Беларусью повторяется украинская история?

- Есть некое поверхностное впечатление на этот счет. Из Кремля прозвучало несколько жестких заявлений. Раньше Путин никогда не говорил, во сколько Беларусь обходится России. Недавно это было сказано очень жестко, и цифры были абсолютно правильными. За 5 лет – порядка 23 млрд долларов. То есть около 100 млрд с 1996 года.

Что касается украинского сценария, я пока не могу его предположить. У России сейчас есть гораздо больше возможностей влияния на Беларусь. Кроме того, я не вижу в Беларуси какой-то "европейскости".

На мой взгляд, если Путин был бы немного решительнее, то ужесточил бы экономические отношения с Беларусью, что привело к смене власти в Минске. Окружение Лукашенко вполне готово работать с Россией. Оно более мягкое и податливое, чем Лукашенко. У него есть долгая история отношений с Москвой, начиная от президентов Ельцина и Медведева, заканчивая Путиным. Лукашенко считает себя человеком, который может в какой-то мере управлять Россией.

Думаю, ни один другой бюрократ из его команды таких амбиций бы не имел. Мне не кажется, что для смещения Лукашенко надо будет вводить войска и устраивать войну. Устроить внутренний переворот в Беларуси не так уж сложно.

- Допустим, Кремль сместит Лукашенко. Он не рискует тем, что к власти в Минске придут более проевропейски настроенные политики?

- Сомневаюсь, что в Беларуси существует большое количество проевропейски настроенных людей. Белорусы гораздо более активно связаны с Европой, чем россияне. Но при этом Беларусь все же остается, как бы это сказать, довольно провинциальной. Она просто не готова броситься в объятия ЕС, к чему был готов Киев в 2014 году. Поэтому идея ми­нимальной даже не демократизации, а либерализации экономики, улучшение отношений с Россией вполне способны успокоить население. Я не вижу там серьезного протестного потенциала.

Белорусская оппозиция, при всем моем уважении, не производит впечатления людей, которые готовы завтра прийти к власти в Минске. Там нет Яценюка, Тимошенко, других "лидеров" Майдана. Собственно, оппозиция в Украине была всегда. 2004 и 2014 годы это показали. Беларусь сегодня – это совершенно другое.

- Что сейчас происходит с российской экономикой, учитывая, что цены на нефть стабилизировались?

- Фаталистические прогнозы, которые делались в прошлом году относительно того, что Резервный фонд исчерпается в 2017-ом, видимо, не оправдаются. Резервный фонд сохранится и до перевыборов Путина, возможно, дольше. Повышение цен на нефть поможет свести бюджет без дефицита.

Проблема, однако, в том, что даже бюджет, который запланирован на этот год, не при­ведет к экономическому росту. Это бюджет "поддержки на нынешнем уровне", он не дает никакого шанса на развитие. Поэтому об экономическом подъеме говорить не стоит. Но, по крайней мере, к концу года у людей будет ощущение, что ухудшение закончилось. И думаю, этого хватит для весьма успешной президентской кампании Путина. Настроения людей таковы: лишь бы не было хуже. Если в этом году станет понятно, что хуже не будет, этого будет достаточно для его очередного переизбрания.

Как сообщал "Обозреватель", в США назвали главное условие смягчения антироссийских санкций

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель" на Facebook, следите за обновлениями!

Наши блоги

Последние новости

Загрузка...