У спробі обнулити наше майбутнє Росія скасовує своє

3 хвилини
31,1 т.
У спробі обнулити наше майбутнє Росія скасовує своє

"Бабайка" - це саморобна установка залпового вогню.

Відео дня

Чотири напрямники бійці харківської ТрО зняли з розбитого російського "Града". Зварили кріплення та придумали гідравліку. Приціл виміняли у сусідів із "сухопутки", а ракети віджали у російської армії. Тепер цей ГАЗ-66, названий на честь командира з позивним "Бабай", виконує роль тієї самої РСЗВ, яка територіальній обороні начебто не належить.

Далі текст мовою оригіналу

В соседней бригаде механики колдуют с зенитной пушкой С-60. Ее приняли на вооружение 70 лет назад – самолеты тогда летали медленно и невысоко. Складские остатки с началом войны были отданы в ТрО и теперь бойцы водружают эти пушки на КРАЗы.

Запорожская тероборона тем временем мастерит "тачанки". Трофейные крупнокалиберные пулеметы ставят на пикапы – вместе с черным "махновским" флагом. Культ Нестора Ивановича тут не особо скрывают и каждый борт назван в честь "батьки". "Махно-1", "Махно-2" и так далее.

В 2014-м армия не успевала переваривать поток добровольцев. Те, кому военкомат не мог ничего предложить, – уходили в добробаты. В 2022 году роль добробатов выполнили силы Территориальной обороны. Те, кто стоял в очередях в первые дни войны, — оказались внутри самого молодого рода войск. Каждая третья бригада ТрО теперь служит в зоне боевых действий, восполняя недостаток крупных калибров и бронетехники за счет трофеев.

То, что считалось недостатком теробороны, через несколько месяцев войны стало ее же достоинством. За восемь месяцев в армии я повидал директоров частных клиник, ушедших начмедами в бригады. Свадебных фотографов, ставших аероразведчиками. Промышленных альпинистов, сооружавших систему видеонаблюдения вдоль линии фронта.

"Из хороших предпринимателей получаются хорошие командиры", — эту фразу я слышал трижды. В первый раз – от комбата на Северском Донце. Второй раз – от сержанта разведвзвода на гуляйпольском направлении. Третий раз – на харьковщине, от 88-го номера в списке украинского "Forbes". Все трое явно были на своем месте и все до войны занимались бизнесом. Поэтому я не спорил.

За последние восемь месяцев украинская армия выросла втрое. На одного кадрового приходится примерно двое мобилизованных. Свежая кровь с "гражданки" сотворила с вооруженными силами две вещи. Во-первых, задвинула на второй план "строевщину" со всеми ее атрибутами. Во-вторых, — насытила ЗСУ невиданным уровнем гражданских компетенций. Люди, которым никто не успел объяснить, что "так нельзя" начали массово создавать вещи из категории "а что, так можно было?"

Вероятно, в России мечтают о том, что нечто подобное сотворит с их армией объявленная мобилизация. И если оккупанты обзаведутся субъектными командирами, горизонтальными связями и мотивацией – то возможно. А пока всего этого нет – российское "чудооружие" рискует сточиться об украинскую оборону.

И никакого преувеличения в слове "чудооружие" нет. Кремль воспринимает мобилизацию как некое "Wunderwaffe". Как нечто, способное переломить ход боевых действий. Как то, что окончательно переведет "спецоперацию" в категорию "войны". В рамках придуманного самой же Россией мифа, она если и способна проигрывать, то лишь когда воюет "понарошку". А когда "всамделишно" и для защиты того, что объявлено "родиной" — обречена побеждать.

Именно по этой причине разговоры о применении ядерного оружия пока преждевременны. Они обретут актуальность в тот момент, когда мобилизация и ракетные удары по украинской инфраструктуре не достигнут результата. Когда окажется, что российские танки по-прежнему стоят от киевской объездной дальше, чем украинские – от донецкой. Когда Владимир Путин обнаружит, что конвенционную войну он проигрывает – вероятно мы снова услышим виток пересудов про "ядерный пепел".

Любопытно. Европа десятилетиями привыкала бояться российской армии. На алтарь "мира" готовы были класть любые уступки. Но в 2022 году оказалось, что единственное, в чем Россия преуспела – это производство "понтов". А ситуацию на поле боя смогли изменить даже несколько десятков западных РСЗО. Которые, к тому же, работают в Украине с ограниченным функционалом по дальности.

А что было бы, окажись у украинской армии западные ракеты? Американские танки? Немецкое ПВО? Что думают теперь о будущем все, кто в Москве грезил броском до Ла-Манша? Российская армия продолжает быть угрозой, но перестала быть страшной. Восемь месяцев назад на нас напала тюрьма.

В попытке обнулить наше будущее она понемногу отменяет свое.

disclaimer_icon
Важливо: думка редакції може відрізнятися від авторської. Редакція сайту не відповідає за зміст блогів, але прагне публікувати різні погляди. Детальніше про редакційну політику OBOZREVATEL – запосиланням...