"Сволота, бандерівці, фашисти" не пустили: Гозман про Самойлову та демагогію

74.3тЧитати новину російською

22 марта стало известно о том, что Служба безопасности Украины запретила въезд в страну российской певице Юлии Самойловой, которая должна была представлять РФ на конкурсе "Евровидение".

Украинская сторона имела все формальные основания для такого шага, поскольку певица посещала аннексированный Крым и сделала ряд антиукраинских заявлений. Тем не менее, очевидно, что Кремль сделал "беспроигрышный" ход и поставил Украину в положение "цугцванга", когда любое ее действие – будь то разрешение на въезд или отказ во въезде – будет иметь негативные последствия.

Своим мнением о новом витке информационной войны, а также о том, как выйти из него с минимальными имиджевыми потерями, с "Обозревателем" поделился российский политик, президент Общероссийского общественного движения "Союз Правых Сил" Леонид Гозман.

- Как отреагирует Кремль на это решение Украины? Пойдет ли ва-банк?

- Дело в том, что решение послать эту девочку на "Евровидение" было абсолютно беспроигрышным с точки зрения пропагандистской части той войны, которая идет. Потому что, если бы вы ее пустили, она приобрела бы массу голосов в поддержку просто из сочувствия к девочке-инвалиду. Кроме того, более радикально настроенные граждане Украины обвиняли бы действующие власти в слабости, трусости и т.д.

Но раз вы ее не пустили, то сейчас в России пойдет базар про то, что вы жестокие, фашисты, бандеровцы и так далее.

То есть у ваших властей, как мне кажется, не было хорошего выхода из этой ситуации. Я не знаю, что надо было сделать.

Я понимаю, что в соответствии с законами Украины вы имеете полное право ее не пускать. Но тот факт, что она инвалид… Сейчас ее будут у нас показывать и говорить: "Вот - главная угроза безопасности Украины, Порошенко совсем сошел с ума…" Вся эта демагогия сейчас пойдет просто совершенно фантастически.

И я не понимаю, как на это можно отвечать.

Думаю, сейчас нужны специальные пропагандистские действия, специальная пропагандистская кампания по этому поводу.

- Кампания, чтобы объяснить свой шаг?

- Даже не объяснить свой шаг. Объяснить его очень просто – у вас есть законные основания. Дело не в объяснении, а в минимизации того имиджевого ущерба Украине, который сейчас неизбежно наступит.

Те ребята в Москве, которые придумали ее направить в Киев, сделали очень сильный ход, из которого у вас хорошего выхода не было.

- Вы могли бы поделиться своими советами относительно того, что могла бы предпринять Украина?

- Если бы я был гражданином Украины, и если бы меня включили в какую-то группу по поиску решения, то я бы постарался что-то предложить. Но очевидно, что даже сама выработка предложений не должна быть публичной.

Я думаю, что это в принципе возможно, но, конечно, это не тема обсуждения в "Обозревателе" или в другом средстве массовой информации.

Но надо понимать, что все плохо. Из Москвы был сделан такой ход, что ваше руководство попало в то, что в шахматах называется цугцвангом – когда любой ваш ход ухудшает вашу позицию.

Конечно, это был очень циничный ход, и надо понимать, что он не имеет никакого отношения к заботе об инвалидах, людях с ограниченными возможностями.

- Вчера адвокат Марк Фейгин напомнил о ситуации 2009 года, когда на "Евровидение", которое в том году проходило в России, не была допущена грузинская группа. Вы не считаете, что сегодня Киев мог бы напомнить Москве о том прецеденте?

- Разумеется, я уверен, что ваши власти сейчас будут вспоминать прецеденты, которые были, и говорить о реальном положении инвалидов в Российской Федерации, которое далеко от хорошего, и о положении инвалидов в Украине.

Но это важно только для того, кто хочет погружаться – в историю "Евровидения", в действия России и так далее. И вы будете доказывать, что в контексте этих действий, в контексте этой истории все, в общем, нормально, и нет оснований для возмущения.

Но это же пропагандистская война. Большинство людей будет смотреть на конкретно эту ситуацию. Девочка на инвалидной коляске, а эти "сволочи, бандеровцы, фашисты ее не пустили, и говорят, что она представляет угрозу для безопасности Украины. Они совсем сошли с ума, у них совсем совести нет…" – и так далее. Это будет восприниматься именно так.

- Нам, наверное, уже нечего терять в смысле отношения к украинцам большинства россиян…

- Я бы не сказал, что вам нечего терять. Конечно, к вам относятся плохо, и из-за того проигрыша, который допустило руководство Украины – представления о том, что якобы в Украине за русский язык убивают и так далее. Но все-таки это следующий шаг в нехорошую для образа Украины и украинского народа сторону.

С точки зрения того, что идет масштабная пропагандистская подготовка к силовым решениям – дай Бог, чтоб их не было, - это еще один достаточно сильный эмоциональный аргумент.

В том-то и дело, что они ведь не к логике апеллируют – они показывают девушку на коляске и апеллируют к эмоциям.

Надо исходить из того, что это будет. И от того, что вы дадите правильное, с вашей точки зрения, объяснение происшедшему, это никуда не денется. Вы должны вступать в некое взаимодействие на том же поле, чтобы говорить с этими людьми, когда они так подло себя ведут.

- Кстати, об эмоциональном поле. Недавно заместитель гендиректора крымскотатарского телеканала ATR Айдер Муждабаев предложил посадить в первом ряду "Евровидения" украинских инвалидов, ветеранов АТО.

- Можно и так, почему нет. Да, это на том же поле. Она на колесах – и они на колесах. Она с одной стороны, они – с другой. Но дальше что делать? Можно ее клеймить, а можно, наоборот, обняться с ней и сказать: "Зачем нас с тобой загоняют в эту ситуацию?"

В общем, вы в ожидаемом негативе, причем, при любом решении.

Читайте всі новини по темі "Російсько-український конфлікт" на сайті "Обозреватель".

Наші блоги