РФ може запропонувати Україні забрати Донецьк, Луганськ і навіть Крим - Логвинський

64.3тЧитати новину російською

Урегулирование конфликта на Донбассе все больше смахивает на бег по минскому кругу в нормандском тупике. Однако реальная альтернатива не просматривается, поэтому пока Украине приходится играть теми картами, которые раздали.

Во второй части интервью "Обозревателя" с вице-президентом Парламентской ассамблеи Совета Европы и народным депутатом Георгием Логвинским говорили о перспективах расширения "нормандского" формата, планах России на ОРДЛО и блокаде Донбасса.

В первой части читайте о позициях Украины в ПАСЕ и политике президента США Дональда Трампа.

- "Минск" скорее жив, чем мертв?

- Чтобы говорить, что что-то мертво, надо ответить на вопрос: а какая есть альтернатива? Если у нас появится новый механизм, прекрасно. Но пока мы должны говорить о "Минске".

- Не так давно Сергей Лавров заявил, что Россия не против вовлечения США в минский процесс. Это вероятно?

- Политики часто делают шаги, которые направлены на достижение обратной ситуации. Например, руководство ПАСЕ совершило визит в Россию. Наша делегация это использовала: "Вы едете в Россию, поддерживаете политические контакты в тот момент, когда сама делегация находится под санкциями за нарушение прав человека. Является ли это знаком поддержки РФ?" Нам говорят: "Давайте мы и в Украину приедем". Но вот незадача: никак графики не совпадали. Обыватель скажет: "К нам приедут высокопоставленные чиновники. Это же хорошо". Но тут дело в балансе. В одном случае мы можем задавать вопрос, почему они поехали только в Россию. А во втором случае – равноправие. И что нам выгоднее?

- Первое, конечно.

- Поэтому высказывания Лаврова о готовности привлечь США к "Минску" могут быть лишь элементом политической игры, целью которой не является диалог со Штатами.

- Несколько недель назад готовность включиться в "нормандский" формат выражали министры иностранных дел Британии и Польши. А это вероятно?

- Я поддерживаю любую форму переговоров. Главное – называть вещи своими именами. Именно подобную форму общения мы выбрали в ПАСЕ. Несколько месяцев назад в Мадриде было заседание ПАСЕ, где присутствовали в качестве гостей парламентарии РФ. Я начал свое выступление так: "Чувствуйте себя как дома, но не забывайте, что вы в гостях". А так же сообщил, кто именно виновен в российской агрессии. Это так называемый "Никто". По мнению России, этот самый "Никто" поставляет оружие на Донбасс, финансирует терроризм, отправил русские войска в Украину. Вмести с этим, Резолюция ПАСЕ, изменив в своем названии слова"конфликт на территории Украины" на "российскую агрессию" назвала вещи своими именами, определив, кто именно стоит за всем этим.

Россия постоянно говорит: "Вы не правы". ПАСЕ не права, Европейский суд по правам человека не прав, ОБСЕ и НАТО не правы, США не правы!"Одна Россия права – а мы все дураки". Даже знаю, почему. Потому что, согласно российским сказкам, которые часто звучат в ПАСЕ, главный герой – Иван-Дурак. Чем большим дураком ты будешь выглядеть, тем большим будешь героем. Так Россия и ведет себя.

- По сути, план России по "впихиванию" так называемых ДНР и ЛНР в Украину на своих условиях провалился. По крайней мере, пока так выглядит. Что Москва будет делать теперь? Обострять ситуацию или затягивать "Минск"?

- Будет использовать все варианты. Действия Москвы могут быть очень непредсказуемыми. Вплоть до того, что они могут предложить нам забрать Донецк и Луганск. Да, даже так. Думаю, на этом будет построена часть их стратегии.

- Но это опять же: забрать на их условиях.

- Даже на наших. Объясню почему. Россия активно продвигала идею реинтеграции Приднестровья в Молдову. В этой стране есть баланс электората. Но представьте, что произойдет реинтеграция Приднестровья с пророссийским электоратом. И тогда вся Молдова станет один большим Приднестровьем, ведомым РФ. Поэтому они оценивают еще и то, готовы ли мы взять "Л/ДНР".

- Мы не готовы?

- Я бы сказал, что мы заберем в любом случае. Мы обязаны быть готовы. И мы будем готовы. Но они будут играть на взрыв страны изнутри. Россия надеется, что мы захлебнемся проблемами, которые получим вместе с Донбассом. Я вам больше скажу, они вполне готовы отдать и контроль над Крымом.

- Неожиданно…

- Вопрос в том, что они запросят взамен. Россия торгуется, как мелкий воришка.

- Что они могут попросить за Крым?

- Это не простой вопрос. Пока говорят, что крымский вопрос закрыт, что им ничего не нужно. Но в одном из фильмов была цитата: "Когда человеку не нужно ничего, значит ему нужно все". России нужна вся Украина для того, чтобы сделать ее частью тоталитарной Российской империи.

- То есть возвращение Украины в сферу влияния России?

- Это сохранность самой РФ. Украина – одна из самых больших угроз для России. На чем базируется влияние Кремля на своих граждан?

- Внешний враг.

- В том числе. Но если говорить о методах - это запугивание, зомбирование, преклонение перед царем. Видел интересную работу профессора из Германии. Там он описывает как с помощью ток-шоу, художественных передач, фильмов, мультиков осуществляется психологическое давление на восприятие и сознание человека, фактически его зомбирование. . Именно так действует Россия.

Скажите, какому нормальному гражданину РФ не понятно, что генерал ФСБ, который живет на Рублевке, коррупционер? Все воспринимают это как норму. Параллельно люди в российской глубинкепогибают от нищеты, при этом благодарят "царя" за снижение цены на водку.

Но если мы сможем благодаря реформам стать более экономически развитыми, как например Польша, у россиян начнется прозрение, они начнут задавать вопросы: "Почему эти украинцы, которых мы так хорошо знаем, получают по тысяче долларов зарплаты? Почему их дети ходят в нормальные университеты? Почему у них медицинское страхование европейского уровня, а мы выживаем?" И это приведет к революции в России.

Поэтому задача Кремля – сделать нас бедными, безмозглыми, разрозненными. Уничтожить самое ценное наше оружие – патриотизм. Его пытаются уничтожить за счет разделения общества на группы.

- Если так, то, кажется, у России получается.

- Конечно. Люди не понимают, что находятся в состоянии войны. Я часто привожу пример Израиля. Там много лет идет АТО, но Израиль в сфере инвестиций в хай-тек занимает второе место в мире после Силиконовой Долины. Там стоимость отдельной недвижимости приближается к уровню Монако, потому что разнорабочий получает 2-3 тысячи долларов в месяц. А зарплата плиточника – 5 тысяч. Это страна, которая смогла во время АТО развить свою экономику и занять 11 место в рейтинге самых счастливых государств мира.Это все благодаря единству и патриотизму. Мы должны использовать их опыт и ровняться на них в этом вопросе.

- Если говорить о выборах на Донбассе, в Европе смирились с тем, что пока они невозможны?

- Почему они невозможны? Выборы на Донбассе – это прекрасно. У каждого гражданина должна быть свобода выбора. Но возможна ли свобода выбора под дулом автомата? Может ли "Правый сектор", или "Народный фронт", или БПП сказать: "Мы баллотируемся!" Не может? Значит, нет свободы выбора. А есть люди на Донбассе, которые бы проголосовали за эти партии? Есть, но они боятся. Как только появится возможность, мы проведем выборы. Но не стоит называть клоунаду выборами.

- Очевидно, что Запад в лице Франции и Германии был неприятно удивлен решением о блокаде Донбасса. Не рискуем ли мы потерять их поддержку?

- Нужно защищать свои интересы. Для этого нужно, во-первых, четко их очертить. Давайте разберемся с блокадой. Это хорошо для Украины или плохо? То, что мы не можем определиться – торгуем или воюем – это плохо? Очень плохо. Потому что мы, предоставляя возможность развития бизнеса на Донбассе, фактически финансируем тех, кто финансирует террористов. Это плохо? Ну точно нельзя назвать это словом "хорошо". Блокируем поставки угля с ОРДЛО – как результат остановка наших заводов, безработица, экономический упадок, что явно радует Россию.

Я считаю, что сначала мы должны решить где брать уголь, как и когда перестроим наши заводы на альтернативное топливо и будем применять новые технологии.

Мы говорим, что неприемлемость финансирования терроризма выше, чем любые экономические последствия. Хорошо! Предусматриваем, где берем деньги, знаем, какую цену наши граждане за это платят. Принимаем это.И четко называем украинцам цену и порядок действий. И когда мы выстроим таким образом свою позицию, то даже если нашим европейским партнерам что-то не понравится, будем ее защищать. Мы не обязаны всегда соглашаться с европейцами, мы должны отстаивать свои интересы. В свое время мы отстояли позицию блокады Крыма перед европейскими партнерами.

Более того, европейским партнерам не мешало бы напоминать, что наши солдаты воюют не только за Украину, а и за европейское и мировое сообщество. Согласно Будапештскому меморандуму их дети должны сейчас стоять за Донбасс. Так что нашим союзникам стоит ценить то, что Украина их защищает, хотя это они обещали защищать ее.

Как сообщал "Обозреватель", Лондон откровенно признал никчемность Будапештского меморандума.

Читайте всі новини по темі "Російсько-український конфлікт" на сайті "Обозреватель".

Наші блоги