Як Путін змінив стратегію війни

3 хвилини
49,0 т.
Як Путін змінив стратегію війни

На Заході все частіше говорять про те, що військові поразки Росії змусять Володимира Путіна відмовитись від продовження агресії проти України та піти на переговори з Києвом. Проте заява прес-секретаря президента Росії Дмитра Пєскова про те, що знищення української громадянської інфраструктури є наслідком відмови української сторони від переговорів, непогано ілюструє, як такі переговори собі уявляють у Кремлі.

Відео дня

Далі текст мовою оригіналу.

Принудить к капитуляции

Если бы Путин на самом деле хотел реального соглашения, а не капитуляции Украины, он не считал бы возможным действовать как главарь террористической организации, который пытается взять в заложники миллионы людей. Но уничтожение гражданской инфраструктуры — это прежде всего попытка заставить Украину капитулировать. Не мытьем, так катаньем. Не получается победить на поле боя, приходится уступать уже захваченные территории — что ж, в этом случае остается только надеяться на уничтожение инфраструктуры. На то, что украинское руководство вынуждено будет уступить перед перспективой голода, холода и болезней. Операция "Освобождение от нацистов" продолжается.

Именно поэтому понятно, что ожидать от российского президента конструктивного подхода к любому переговорному процессу, стремления к окончанию войны тоже не стоит. Путин заинтересован в капитуляции Украины. Да, возможно, в новой ситуации могут быть ограничены амбиции капитуляции и российский президент не станет претендовать — пока что — на всю территорию Украины. Но он будет требовать по крайней мере признания российского суверенитета над Крымом и еще четырьмя украинскими регионами, которые аннексированы Москвой.

И когда тот же Дмитрий Песков утверждает после освобождения украинскими войсками Херсона, что волноваться по этому поводу не стоит, "все вернем" — это вовсе не попытка сделать хорошую мину при плохой игре. Они там в Кремле и действительно могут быть уверены, что когда у украинцев не будет света, тепла и воды, они действительно все вернут сами, да еще и выведут свои войска со всех "российских территорий". Еще и сами просить будут "все вернуть": и неизвестно, согласиться ли тогда с их просьбами Владимир Владимирович.

Война против женщин и детей

Со стороны этот подход может показаться безумием. Но это безумие и есть настоящий политический мир Владимира Путина. Политик, который руководит государством в момент его военного поражения, должен быть озабочен прежде всего тем, как выйти из войны с наименьшими потерями. Но это с логической точки зрения, с точки зрения реальности и ответственного подхода к будущему. У Путина все может быть совершенно иначе. Российский президент может считать, что наконец-то нашел правильный подход к войне, что российские ракеты и иранские дроны могут быть куда более эффективными, чем его армия. Он не хочет больше воевать с солдатами. Он хочет воевать с женщинами и детьми.

Именно поэтому исход войны сейчас зависит не только от побед армии, но и от возможностей сохранить стабильность в тылу. От поставок западных вооружений и систем противовоздушной обороны. От героической работы украинских энергетиков, которые буквально каждые несколько дней вынуждены чинить и восстанавливать оборудование, поврежденное российскими атаками. Теперь именно энергетики — "боги войны".

И конечно, исход войны зависит от здравомыслия Запада. Я не сомневаюсь, что консультации, которые проходили между Джейком Салливаном и Николаем Патрушевым или между Вильямом Бёрнсом и Сергеем Нарышкиным, могли касаться в том числе возможностей прекращения военных действий. То, что в Вашингтоне говорят о переговорах все чаще, то, что считают, что военные поражения России открывают окно для консультаций, явное свидетельство того, что предварительные консультации уже ведутся.

И да, вполне возможно, что рано или поздно такие консультации перерастут в те самые "публичные" переговоры, о которых говорит украинский президент Владимир Зеленский. Но успех этих переговоров будет зависеть прежде всего от понимания Путиным того, что он не заставит Украину сдаться. И от готовности Соединенных Штатов и всего Запада обеспечить гарантии того, что война не повторится и границы Украины не будут нарушены новым вторжением.

Проще говоря, никому нельзя поддаваться на шантаж.

disclaimer_icon
Важливо: думка редакції може відрізнятися від авторської. Редакція сайту не відповідає за зміст блогів, але прагне публікувати різні погляди. Детальніше про редакційну політику OBOZREVATEL – запосиланням...