Закупівлі ліків для України: обман і маніпуляції. Ч.2

12.7тЧитати новину російською

Как мы и обещали в предыдущей публикации, в этой статье мы критически рассмотрим аргументы сторонников международных закупок, сравним их результаты с закупками Минздрава в том же 2015 году и покажем реальную альтернативу международным закупкам.

Раньше, в ответ на критику системы закупок лекарств для украинцев международными организациями, которая прозвучала от известного кардиохирурга Бориса Тодурова и главы профильного парламентского комитета Ольги Богомолец, лоббисты системы международных закупок, такие как глава организации "Пациенты Украины" Ольга Стефанишина, публично высказались в их защиту, в том числе и на страницах нашего издания, приводя свои аргументы в подтверждение их успешности и эффективности.

Ольга Стефанишина озвучила три основных достижения международных закупок: отсутствие коррупции, экономию бюджетных средств и расширение конкуренции: 40% закупок проходило непосредственно у производителя.

Однако все рассказы международных лоббистов об экономии при этих закупках – ложь и манипуляция, причем манипуляция двойная.

Во-первых, многократно озвученные лоббистами международных закупок сэкономленные то ли 790, то ли 800 млн гривен, по сравнению с ценами 2014 года, это не реально сэкономленные средства, это бумажная "расчетная экономия", которую рассчитали, сравнивая "долларовые цены" на препараты в 2014 и 2015 году. При этом "долларовые цены" 2014 года получили, приводя цену закупки в национальной валюте к доллару. Понятно, что в итоге цена очень сильно зависит от принятого в расчетах курса доллара к гривне, а для 2014 года, на протяжении которого курс вырос более чем в два раза (с 9 до 16,5 грн. за доллар), принятый в расчетах курс самым серьезным образом влияет на значение этой самой расчетной экономии. Это и дало почву для манипуляций.

Но даже без "ловли блох" и анализа курса, можно уверенно говорить, что при международных закупках не удалось достичь реальной экономии. Наоборот, международные организации закупили намного меньше препаратов, чем им заказывал Минздрав.

Именно о такой мнимой экономии, при которой препаратов по программе лечения гепатитов закупили на 22% меньше, и написала еще в начале сентября главный инфекционист Минздрава Ольга Голубовская.

Такая ситуация сложилась не только с закупками препаратов по гепатиту. Международные организации сократили на 25% объем закупки препаратов для лечения гемофилии у детей, на 30% в количестве, или в среднем на 22% в денежном выражении, сократили объем закупок препаратов для лечения гепатитов В и С у взрослых, количество закупленных препаратов для больных СПИДом уменьшили на 45%, более чем на 30% снизили объем закупок препаратов для лечения онкобольных детей, и т.д. Например, вот официальное обращение ПРООН в Минздрав по снижению объема закупки на препараты для детей больных гемофилией:

О сокращении объема закупки вакцины ПЕНТАКСИМ в два раза с 867 тыс. до 414 тыс. доз и сокращении объемов закупки других препаратов мы писали в первой части нашей статьи.

Так что ни о какой реальной экономии бюджетных средств говорить не приходится. Если бы она была – наоборот, лекарств закупили бы больше, чем планировалось, а не на треть, а то и вдвое меньше.

Во-вторых, Ольга Стефанишина говорит, что экономия в 800 млн считалась "при сравнении их цен с ценами Минздрава-2014 на те же действующие вещества, более того, некоторые препараты ведомство закупило более чем в 20 раз дешевле Минздрава 2014-го года".

Вот тут и скрыта сознательная манипуляция лоббистов. Ведь выходит, что экономия международными организациями получена не при закупке одного и того же препарата одного производителя, а просто путем закупки более дешевого препарата-генерика (аналога) с таким же действующим веществом от другого производителя. Удешевление получено не путем расширения конкуренции или ликвидации коррупции при закупке, а за счет ухудшения качества закупаемого препарата. Примеры снижения качества закупаемых препаратов и несоответствия их характеристик требованиями Минздрава мы показали в прошлых статьях.

Препараты с одним и тем же действующим веществом в условиях обычной аптеки могут отличаться по стоимости не только в разы, а в десятки раз. Посмотрим на три примера. Для начала возьмём цену в обычной аптеке на препарат из номенклатуры закупки международными организациями.

Действующее вещество Линезолид. Эта молекула разных формах выпуска покупается в двух программах – "Туберкулез" (таблетки 600 мг) и "Детская онкология" (300 мл, 2 мг/мл). По программе "Туберкулез" раньше Минздрав закупал качественный препарат производства всемирно известной корпорации Гленмарк Фармасьютикалз: например, в 2014 году министерство купило этот препарат за 2,1 дол. США. "Краун Эйджентс" за средства 2015 года купил дешевый генерик сомнительного производства компании МИКРО ЛАБС ЛИМИТЕД (Индия) за 0,33 дол. США. Вот и разница в ценах закупки в 6,5 раз. По программе детская онкология Минздрав ранее покупал только оригинальный препарат ЗИВОКС производства корпорации Пфайзер (США). А "Краун Эйджентс" готова была (к счастью, рабочая группа отказалась принимать препарат без опыта применения для лечения онкологии у детей – в итоге все-таки купили ЗИВОКС) закупить препарат ЛИНЕЛИД отечественного производителя "Юрия-Фарм" по цене в 3,7 раза дешевле, чем покупало министерство в 2014 году. Победа и борьба с коррупцией? Но если вы зайдете в обычную аптеку, то увидите, что американский ЗИВОКС в таблетках по 600 мг №10 вы сможете купить за 9522 гривны, а самый дешевый их аналог генерического производства компании Бафна Фармасьютикалз (Индия) за 768 гривен (2*384 грн). Разница в 12,4 раза!

Теперь другой пример. Возьмём препарат для гипертоников, из будущей программы реимбурсации (возмещения пациентам стоимости купленного препарата), с действующим веществом амлодипин в форме выпуска 10 мг №30. Оригинальный препарат американской корпорации Пфайзер НОРВАСК® стоит 796 грн. за упаковку, а его аналог с торговым названием АЛАДИН® производства украинского завода "Фармак" стоит 27,5 гривен за такую же упаковку – разница в цене в 29 раз. Еще большая разница (в 38,6 раза) в цене получается при сравнении амлодипинов в форме выпуска 5мг №30 – Пфайзеровский НОРВАСК® стоит 541 гривну, а АМЛОВЕЛ производства украинского предприятия ООО "Астрафарм" только 14 гривен.

Ну и контрольное сравнение. Возьмём простейший и известный всем препарат – ацетилсалициловую кислоту. Стоимость аспирина в аптеках существенно отличается в зависимости от производителя. Импортный аспирин производства корпорации Байер Гмбх (Германия) в почти 3,5 раза дороже от отечественного препарата АСПЕНОРМ производства завода Фармекс Груп.

При этом все перечисленные препараты имеют сертификат GMP, соответствуют международным стандартам качества и могут быть закуплены международными организациями.

Что показывает это сравнение?

Во-первых, даже в обычной аптеке разница в ценах на препараты с одним действующим веществом может отличаться не в разы, а в десятки раз. И наличие такого разброса в ценах – обычное явления на фармрынке. Эта разница в ценах обусловлена не присутствием коррупции при закупках (о чем нам постоянно твердят общественники-манипуляторы), а разницей в качестве препаратов и в большем доверии потребителя к отдельным производителям. Ведь понятно, что, покупая препарат в аптеке, вы сами у себя не крадете, и не перекладываете коррупционный доход из левого кармана в правый.

Выходит, что полученное международниками снижение цен закупки для отдельных препаратов на 10, 20 или 40% при закупке более дешевого и менее качественного препарата-аналога с тем же действующим веществом – не их заслуга и не результат борьбы с коррупцией при закупках в Минздраве. Это просто выстроенная рыночная стратегия, направленная на получение экономии любой ценой, даже путем снижения качества закупаемых препаратов. При этом как будут переносить лечение такими препаратами украинские пациенты, какие будут осложнения и побочные реакции, сколько будет стоить их последующее лечение, международные компании не интересует.

Мы показали, что внедрение международных закупок не является антикоррупционной реформой. Они просто не могли победить коррупцию, которая проявляется в Минздраве совсем не на этапе проведения торгов, который передали международникам. Коррупция в министерстве начинается с врача, который из широкого набора альтернатив предлагает именно тот, а не иной препарат. В Минздраве коррупция начинается с номенклатурных комиссий, определяющих перечни закупаемых за государственные деньги препаратов и медицинских изделий, рабочих групп, формирующих специфические технические требования к лекарственным средствам и медизделиям.

Лживым является и тот тезис лоббистов, что международные закупки повысили конкуренцию и в них прямо принимают участие производители препаратов.

Прямая цитата Ольги Стефанишиной: "Всего за 1 год почти вполовину расширилась конкуренция на тендерном рынке министерства: 40% закупок 2015-го года произошли напрямую от производителя". Кроме этого, "Стоит понимать, что раньше в 99 процентах случаев из 100 на тендеры Минздрава выходили только "компании-прокладки", владельцы которых вступали в картельные сговоры", – подчеркнула Стефанишина.

Ложь здесь в двух аспектах.

Во-первых, участие 99% посредников в торгах Минздрав – прямая ложь. В торгах Минздрав всегда принимали участие производители. Это "Биофарма", ФК "Здоровье", "Фармекс Груп", "Люмьер Фарма", "Фармак" и "Лекхим" в детской и взрослой онкологии, "Киевмедпрепарат" и "Юрия-Фарм" в туберкулезе, "Фармекс Груп" и "Фарма Лайф" в программе иммунопрофилактики, "Диапроф-Мед", "Медбиоальянс" в СПИДе, "Тева Фармасьютикал" в рассеянном склерозе. Кстати, при "злочинной владе" в 2013 году был самый высокий уровень доли участия производителей в централизованных закупках – 38%. Даже в 2015 году, когда те программы, в которых исторически участвовали производители, передали международникам, все равно 15% торгов, проводимых Минздравом, выиграли непосредственно производители. Более подробно информация о доле участия производителей в Минздравовских торгах приведена в таблице.

Теперь другая сторона медали. Что считают производителями наши лоббисты международников? Больше ли стало выходить производителей при закупках через международные организации, и вообще, международники закупают у производителей или дистрибьюторов?

Рассмотрим программу иммунопрофилактики.

К производителям отнесли, согласно отчету Минздрава по международным закупкам, например, компанию "ГлаксоСмитКляйн" (Великобритания), которая всего лишь продала ЮНИСЕФ вакцину РАБИПУР индийского производства компании Кайрон Беринг Вакцинс Приват Лтд, или компанию M. Biotech Limited (Индия), поставляющая вакцину для профилактики гемофильной инфекции типа b производства Serum Institute of India Private Ltd. (Индия). Аналогично, закупленный по программам детской и взрослой онкологии препарат АЛВОТИНИБ, который будет поставлять мальтийская компания "Фармадокс", на самом деле производится на заводе "С.К. Лабормед-Фарма С.А." в Румынии и Ремедика на Кипре. По программе "Детская гемофилия" к производителям отнесли прибалтийскую компанию "Магнифарма", которая на торгах представляла препараты ОКТОФАРМЫ.

Вообще, какую страну считать производителем в транснациональной компании? Ее торговое представительство в одной из стран ЕС тоже является дистрибьютором. Например, производитель "Ново Нордиск" на торги в ПРООН по детской гемофилии вышел через личную дочку, зарегистрированную в Швейцарии компанию Novo Nordisk Health Care AG. Поставщик препаратов для лечения онкологических заболеваний британская компания "Аккорд Хелскеа Лтд" владеет производственными мощностями в Индии и будет поставлять через "Краун Эйджентс" продукцию производства "Интас Фармасьютикалз Лимитед" (индия).

Вообще, в программе иммунопрофилактики с приходом международных закупок производителей больше не стало. Болгарские вакцины против туберкулеза и АДП производства компании Bulgarian National Center of Infectious and Parasitic Diseases закупались через канадского дистрибьютора Intervax, которого Минздрав в своем отчете отнес к производителям. Как и в торгах Минздрава прошлых лет, напрямую на торги в ПРООН по программе иммунопрофилактики выходил только "Фармекс Груп".

ЮНИСЕФ торги не проводил, а включил необходимые объемы закупки в уже заключенные контракты. При этом, например, болгарские вакцины против туберкулеза и АДП производства компании Bulgarian National Center of Infectious and Parasitic Diseases были запулены через канадского посредника – Intervax, которого Минздрав в своем отчете отнес к производителям. И эта компания является постоянным поставщиком ЮНИСЕФ. Так что международные организации на постоянной основе сотрудничают с посредниками, и считают это нормальным.

Теперь перейдем еще к одной сознательной манипуляции. Замалчиванию действительно впечатляющих позитивных результатов проведения собственно Минздравом, без привлечения международных организаций закупок в 2015 году.

И не просто замалчивания. Раньше лоббисты (Ольга Стефанишина и компания) просто не замечали позитивных результатов этих торгов, потому что на их фоне во многом надуманные успехи международников выглядели бы не так ярко. Недавно же, в свете скандала с Борисом Тодуровым, Минздравовская команда и вовсе стала приписывать успех их проведения международным организациям. Так, в своем недавнем интервью на "Радио Свобода" зам. министра Минздрава Александр Линчевский заявил: "Закупівлі через міжнародні організації, які Тодуров критикував, дозволяють зекономити, наголошує заступник міністра. Наприклад, за 50 мільйонів закупили не менше 10,5 тисяч стентів, тоді як раніше за 70 мільйонів гривень закуповували 7,1 тисяч стентів."

Хотя он отлично знает, что стенты, как и другие закупки по программе ССЗ, в 2015 году осуществляли не международные организации, а сам Минздрав, а в 2016 году закупки по этому направлению не состоялись именно потому, что их передали международным организациям.

Теперь о реальных результатах закупок Минздрава в 2015 году.

Несмотря на отсутствие, каких-либо протекционистских механизмов (отмена НДС, отмена дополнительного импортного сбора, льготные условия растамаживания, покупка валюты по экономически выгодному курсу), на торгах Минздрава в 2015 году была достигнута впечатляющая экономия в сравнении с закупками Минздрава 2014 года.

При этом процедуры были полностью информационно открыты (публикация данных на сайте Минздрава и на веб-портале вестника госзакупок), все закупленные препараты и медизделия были поставлены в срок и поставки завершились к апрелю 2016 года. Оперативность Минздрава оказалась выше, чем у международных организаций, в силу единообразия закупочных процедур и закупки непосредственно на внутреннем рынке без использования иностранных посредников.

Итак, результаты. Всего Минздрав проводил закупки на 1,48 млрд. гривен. Из этой суммы чиновники смогли освоить только 1,12 млрд. грн. По результатам торгов расчетная экономия в сравнении с долларовыми ценами закупки 2014 года составила 237,55 млн. гривен (среднее снижение цен – 29,8%), а реальная экономия за счет обеспечения конкурентных условий в номенклатуре и медико-технических требованиях составила 57,5 млн. гривен. Подчеркнём, это не абстрактная "расчётная" а реальная экономия средств, которые были возвращены в бюджет.

При этом многие поставщики выходили на торги с гривневыми ценами 2014 года или даже ниже. Несмотря на 40% девальвацию гривны, Минздрав закупил глатирамера ацетат (рассеянный склероз), хорионичный гонадотропин альфа (вспомогательные репродуктивные технологии) и баллоны-катетеры для церебральных аневризм (сердечно-сосудистые заболевания) по ценам, оставшимся неизменными с 2014 года в гривне. Все эти три позиции закупались Минздравом в 2014 году у тех же самых производителей, при этом поставщик поменялся только по препарату ХОРАГОН, а по двум остальным поставщики не поменялись. И, тем не менее, была достигнута впечатляющая экономия в 40%.

Кроме этого, удалось достичь значительного снижения гривневых цен закупки по сравнению с ценами 2014 года по многим позициям: "Циклоспорин" был закуплен на 47,5% дешевле от цены закупки 2014 года в гривне (!). Катетер для перитонеального диализа по цене на 52,6% ниже в гривне (!), счетверенные контейнеры крови китайского производства по цене на 38,3% меньше от гривневой цены закупки 2014 года.

Вот примеры падения гривневых цен по отношению к гривневым ценам 2014 году в результате закупок 2015 года (учитывая введенный импортный сбор в 2015 году в размере 5%):

А если сравнивать долларовые цены и выводить так любимую "антикоррупционерами" расчетную экономию, то результаты будут просто ошеломительные.

Минздрав при проведении торгов в 2015 году показал такие результаты экономии по отдельным программа по сравнению с долларовыми ценами 2014 года: - ССЗ, медизделия 42,4%; донорство 38,0% (46,8 млн грн); взрослая нефрология 31,8% (33,8 млн грн); трансплантация 42,5% (21,7 млн грн); репродуктивное здоровье 35,1 % (18,4 млн грн); рассеянный склероз 44,4% (16,4 млн грн).

Приведем только отдельные примеры падения закупочных цен по отношению к ценам 2014 года (учитывая введенный импортный сбор в 2015 году в размере 5%):

Таковы результаты проведения закупок собственно Минздравом, по принятым в Украине тендерным процедурам без посредничества международных организаций. При этом все было поставлено не через год после перечисления денег, а до апреля 2016 года. Закуплено у тех же поставщиков, что и в 2014 году, и товары тех же производителей – то есть не произошло никакого падения качества.

Сравнивайте результаты и делайте выводы самостоятельно.

В чем причина таких успехов Минздрава? Она прозрачна и понятна, как и прозрачны результаты этих торгов, опубликованные в официальных изданиях в соответствии с требованиями украинского законодательства.

Объясним это на примере закупки по одному направлению - закупки медицинских изделий для лечения сердечно-сосудистых заболеваний. По этому направлению была достигнута не "расчетная" экономия, а реальная. Так, несмотря на курсовые колебания, на данных торгах удалось обеспечить снижение реальных гривневых цен в среднем на 31% по позициям, которые купили дешевле, и вернуть в бюджет 45,1 млн грн. экономии.

Это заслуга не Минздрав, а следствие развития рынка кардиоизделий, деятельности участников рынка и Антимонопольного комитета Украины. Появились новые участники торгов и новые производители, которые раньше не могли принимать участие в торгах из-за наличия в тендерной документации требований по предоставлению авторизационных писем производителя. И, как следствие, в Антимонопольный комитет было подано 7 жалоб на торги по закупке медизделий для лечения кардиологических заболеваний. Комитет обязал Минздрав устранить дискриминирующие требования, что и обеспечило конкуренцию и реальное снижение закупочных цен. После решения Антимонопольного комитета поставщики "боролись за выживание", пытаясь сохранить свою рыночную долю и не потерять контракты с производителями. При этом цены снижали не только новые игроки рынка, а и поставщики, которые присутствуют длительное время на рынке (раньше они вступали в картельный сговор с другими поставщиками и делили между собой рынок, сохраняя высокие цены).

В итоге отдельные позиции по этой программе дали экономию без потери качества. Сильно снизились цены на основные составляющие набора для проведения операции стентирования – стенты с лечебным покрытием и баллоны для ангиографии купили у того же производителя, что и в 2014 году – у компании Medtronic (США), только по цене на 58% и 38% соответственно дешевле в гривне (!). Стенты без лечебного покрытия купили у швейцарского производителя Biosensors по цене на 44%, а иглу для пункции купили производства Balton (Польша) на 73% дешевле от цен закупки 2014 года. В связи с выходом на торги отечественного производителя ООО "Опытно-экспериментальный производственный центр "ОЛИМП", Минздраву удалось в среднем на 60% дешевле закупить 9 позиций шовного материала, использующегося во всех кардиохирургических вмешательствах.

Кажется, приведенных фактов более чем достаточно, чтобы сделать вывод. Он простой: экономия на международных закупках и близко не подбирается к тем результатам, которых достигло даже министерство здравоохранения, закупая медизделия в 2015 году. При этом Минздраву, несмотря на действующую в нем коррупцию и саботаж, удалось доставить все лекарства вовремя (в течение 2-4 месяцев), и не пришлось закупать низкокачественные лекарства, чтобы выдать дутые цифры "экономии". Таким образом, международные закупки – это худшая, несостоятельная альтернатива даже тем закупкам Минздрав, которые постоянно критиковали пациенты и журналисты на всем протяжении работы министерства. Нужно не лгать об их мнимых "успехах", а устранять монополии, развивать внутренний рынок, повышать конкуренцию, повышать качество закупаемой продукции, использовать электронные системы торгов Prozorro. Оставляя деньги внутри нашей страны, в нашей экономике, развивая внутренний рынок, а не подпитывая средствами иностранных поставщиков и международные организации, работающие на коммерческой основе и получающие за свои услуги из украинского бюджета сотни миллионов гривен. В результате развития конкуренции и внутреннего рынка государство получает не только стабильные поставки препаратов со справедливыми и экономически обоснованными ценами, но и рабочие места, больше налогов с дистрибьюторов, поступления от таможни и многое другое. При этом услугами этого рынка и справедливыми ценами будут пользоваться не только Минздрав при централизованных закупках, а и регионы, и отдельные клиники. Вот в этом и есть рецепт реального реформирования системы госпитальных закупок в Украине и это является единственной экономически обоснованной альтернативой системе международных закупок.

Читайте всі новини по темі "Ліки в Україні" на сайті "Обозреватель".

Приєднуйтесь до групи "УкрОбоз" на Facebook, читайте свіжі новини!

Наші блоги

Останні новини