Путін розвалить Росію у десятиліття - Боровий

25.2тЧитати новину російською

Блокада Донбасса, пути освобождения оккупированных территорий Украины, возможности украинской дипломатии в борьбе против российской агрессии. Своими размышлениями на этот счет с "Обозревателем" поделился российский оппозиционный политик Константин Боровой.

В интервью "Обозревателю" он также коснулся темы судьбы Российской Федерации и опасности дезинтеграции государства.

- В ближайшую среду правительство Украины рассмотрит вопрос блокады Донбасса. Каково ваше мнение на этот счет? Каким может быть выход из непростой дилеммы?

- На территории востока Украины власть захватили террористы, самые обычные террористы. Никакие экономические, политические отношения с террористами невозможны. Соглашаясь на торговые отношения, власть в Киеве тем самым признает их требования законными. То есть признает самих террористов. Это совершенно недопустимо.

Тут не надо принимать никаких решений. Власть должна вести себя не как бандиты, которые торгуют с другими бандитами, а как государственная власть. Решение о блокаде принимать не нужно. Просто это недопустимо – и все.

Власть перестает быть государственной властью в тот момент, когда она принимает или даже обсуждает условия террористов

Начиная с момента оккупации, было необходимо прекратить всякие политические отношения с оккупированными территориями. Принимать политические условия террористов – это запрещено любому государству. Власть перестает быть государственной властью в тот момент, когда она принимает или даже обсуждает эти условия. В этом смысле Минские соглашения, соглашения с террористами – это преступление против государственной власти в Украине.

Остановить военные действия – да, конечно, об этом надо вести переговоры. А также об обмене захваченных террористами людей, о переселении граждан Украины, которые этого хотят, о миссиях Красного Креста и ОБСЕ. Но с террористами на этом все разговоры должны быть закончены. То, что обсуждается блокада, означает признание террористов как некоторой формы власти. Но это не власть, это бандиты. Самые обыкновенные бандиты, которые убивают граждан Украины без суда и следствия.

- Народный депутат Украины Надежда Савченко, по ее словам, преследует благую цель – освобождение украинцев из плена. Но одновременно она делает неоднозначные заявления в адрес украинской власти. Как вы оцениваете ее роль?

- Мне кажется, это очень полезная деятельность – пытаться вернуть захваченных заложников. Но всегда есть цена. Она делает заявления, которые позволяют ей присутствовать на этой территории. И ее используют в пропагандистских целях.

Но надо отделять одно от другого. Она предпринимает усилия по освобождению граждан Украины, по смягчению режима их содержания у этих бандитов. Подобные действия выполняет и Красный Крест, и ОБСЕ.

Я думаю, что к заявлениям Савченко надо относиться с большим милосердием. Она не политик, она – миротворец. И ее работа – внеполитическая.

К заявлениям Савченко надо относиться с большим милосердием

Но то, что она депутат и фактически нарушает свой статус – это очень неприятный факт. Ее политические заявления – это заявления очень неопытного политика. Я уже говорил о том, что ей необходимо было бы войти в группу каких-то известных политиков, взаимодействовать с ними. С Михеилом Саакашвили, например. Но она хочет быть самостоятельным независимым политиком, и поэтому совершает ошибки.

Зато она выполняет эту миротворческую миссию.

Я думаю, что оценивать ее действия нужно, прежде всего, с этой точки зрения – миротворческой. К сожалению, и с правовой точки зрения, потому что многое из того, что она делает и заявляет, противоречит статусу народного депутата.

- Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков заявил о том, что у Украины имеется план по освобождению Донбасса и Крыма, который, с одной стороны, не связан с уступками путинскому режиму, а с другой, нуждается в "натиске Запада". Подробности плана не были озвучены. По вашему мнению, в чем он может состоять?

- Надо задавать вопрос самому Авакову. Но действительно, существует несколько возможностей, связанных с давлением на Кремль, которые, похоже, хочет использовать Аваков.

Мне кажется, что правительство пока прилагает недостаточно усилий для возвращения Крыма и востока Украины. Тут еще очень многое надо сделать.

Я сравниваю количество заявлений Киева и Кремля по этой ситуации. Кремль подключает мощнейшую пропаганду, делает заявления на всех международных форумах, в организациях, обвиняет Киев. Ведя агрессивную захватническую войну, Кремль находит поводы для того чтобы обвинять Киев в каких-то преступлениях и неправомочных действиях, а Киев во многих случаях просто молчит, не реагирует. Это странно.

Киев во многих случаях просто молчит. Это странно

Необходимо проводить какие-то форумы, в том числе форум по подготовке международного трибунала по преступлениям против человечности, по военным преступлениям. Это и Боинг, и этнические чистки на территории востока Украины, и преступления террористических групп, которые уничтожают людей, и расположение ракетных установок в жилых кварталах. Это военные преступления, их необходимо расследовать, освещать, рассказывать об этом. Также необходимы иски, связанные с материальными потерями. Само собой это не произойдет.

Существует сдерживающий миротворческий фактор. Насколько я понимаю, Киев боится раздражать Кремль, опасаясь, что это может вызвать какую-то военную активность. Но сегодня Украина – страдающая сторона, и она должна быть более активной.

Я предлагал целую программу, когда был в Администрации президента Украины. Кроме того, я предлагал устроить международную всемирную акцию в поддержку Украины. Я был в Лос-Анджелесе, нашел артистов, певцов, которые были готовы принять в ней участие бесплатно. Более того – люди были готовы собирать деньги.

Но такое впечатление, что исполнители не заинтересованы в этом. "А что нам будет от этого?" Это все очень печально.

- Стало известно о том, что Министерство иностранных дел Украины в январе 2016 года обратилось ко всем странам, подписавшим Будапештский меморандум, в том числе к России с предложением о проведении консультаций. В США заявили, что не видят смысла в консультациях, если в них не примет участие Россия.

- Это очень правильный шаг. Я призывал к этому, это необходимо делать. Решили устроить международную встречу по этому поводу, Россия отказалась. В таких случаях понятно, что делать. Теперь эти казусы необходимо рассматривать в международных судах. Рассматривать вопрос о денонсации соглашений, которые не выполняются, о восстановлении статус-кво, который был до заключения договоренностей.

Понятно, что никто не заинтересован, в том числе Украина, в восстановлении своего ядерного статуса. Зачем он ей нужен? Но разговоры об этом, само обсуждение – это очень важная дипломатическая и политическая работа.

Вопрос в том, согласна ли Россия, фактически нарушив это соглашение о нераспространении ядерного оружия, на денонсацию договора, который стал важным достижением ХХ века?

Американцы абсолютно правы: если Россия не будет участвовать – а Россия участвовать не будет, потому что это очередной позор, очередные обвинения в нарушениях этого договора, - в этом случае дело надо рассматривать в международных судах.

Если этого не сделает Украина, никто за вас этого делать не будет

Самое важное, что сегодня может и должна делать Украина – это поднимать вопрос о международном трибунале по преступлениям против человечности. Украина может стать инициатором создания такого центра, такой конференции. В этом заинтересованы многие государства, многие правозащитные организации. Это защита Украины.

Если этого не сделает Украина, никто за вас этого делать не будет, потому что никто не хочет ссориться с Россией. Трамп хочет о чем-то договориться с Путиным. Но договор на фоне обвинений в преступлениях против человечности и военных преступлениях – это не то же самое, что обычные международные переговоры.

Такое впечатление, что это сонное состояние продолжается.

- Экс-глава Службы безопасности Украины Игорь Смешко заявил о том, что президент России Путин, развязав войну в Украине, полностью оголил восточные фланги, где фактически не осталось вооруженных сил. По вашему мнению, имеет ли место сугубо военная угроза со стороны востока для Российской Федерации?

-Да, конечно. Китай достаточно активно действует на востоке – проводит учения, размещает ракетные комплексы, ядерное оружие. Китай готовится. Путин понимает, что это не перспектива ближайшего года, поэтому он перемещает крупные контингенты войск.

Но

Путин приближает момент дезинтеграции России

, который является продолжением дезинтеграции той огромной империи, которой был Советский союз. Это очевидно.

Процесс этот не завершен, он продолжается и, видимо, усилиями Путина все это будет завершено в десятилетие.

- Мог бы новый глава государства остановить этот процесс, или он уже необратим?

- Я писал о точках бифуркации – точках невозврата. Путин прошел несколько этих точек, и этот процесс уже остановить невозможно. Теперь речь идет только о форме, в которой это будет происходить. Никакой новый лидер не сможет остановить этот процесс, потому что совершены необратимые действия. Преступления против человечности, военные преступления. Это невозможно вернуть назад. Невозможно просто извиниться и предложить всем забыть об этом.

Тут еще есть один момент. Современная власть Кремля держится на имперской агрессивной политике. Если представить себе какое-то чудо, что в Кремле появится здравый смысл, появится новый лидер, который попытается остановить этот процесс – имперский, агрессивный, сопровождающийся пропагандой, – это все равно вызовет очень серьезный переходной процесс, результатом которого будет дезинтеграция России.

Подобный процесс в свое время произошел с Францией и ее колониями, с Великобританией и ее колониями, с Испанией и ее колониями, с Португалией и ее колониями. Там были предприняты очень серьезные дипломатические усилия, но было допущено и очень много ошибок, которые вызвали сложные переходные процессы в самой стране и в колониях. Гражданские войны, убийства.

Все это предстоит России.

Кавказ – это регион, который вспыхнет от малейшей спички. И сегодня Кремль сдерживает этот процесс невероятными усилиями, огромными деньгами, а деньги-то кончаются. Там может начаться возрождение самых отвратительных и опасных для мира режимов, и Кремль уже ничего сделать не может. Там уже начался этот переходной процесс.

Кавказ – это регион, который вспыхнет от малейшей спички

Начался он и в других регионах России, и идет очень активно. Кремль уже переходит из состояния, когда он мог что-то предпринимать, просто к наблюдению. Самое большее, что сегодня может сделать Путин – это переназначать губернаторов на более лояльных, на силовиков. Но это не решение проблемы. Концептуально это ничего не меняет. Изменяется экономическая и политическая ситуация в регионах. Элиты находятся в состоянии брожения. Начинаются разговоры насчет самостоятельности – "уральских республик", "сибирских Соединенных Штатов", "дальневосточных республик". Все это уже присутствует в политическом пространстве. И через некоторое время это все оформится.

Раньше с помощью коррупции, с помощью подкупа регионов этот процесс сдерживался, была вертикаль власти, был механизм фактически финансирования регионов. Но этот механизм исчезает. И все. Дальний Восток отъезжает в сторону Японии и Китая, Сибирь – в сторону Китая, Урал будет самостоятельным.

Этот процесс уже остановить нельзя.

Читайте всі новини по темі "Російсько-український конфлікт" на сайті "Обозреватель".

Наші блоги