Битва України з Росією в Гаазі: хто веде

Читать на русском

Первое решение Международного суда ООН по искам Украины против России ожидаемо спровоцировало бурные дискуссии и диаметрально противоположные трактовки. Кто-то назвал его победой, иные поражением Украины, а кто-то справедливо отметил, что пока ни о первом, ни о втором не может быть и речи.

На данном этапе можно смело утверждать, что предварительные выводы суда в Гааге являются удовлетворительными для Украины. Не все просьбы Киева были одобрены, но на это никто и не рассчитывал. Главное – суд признал юрисдикцию prima facie, позволяющую рассматривать жалобу в дальнейшем. В деталях первого решения суда и перспективах процесса в целом разбирался "Обозреватель".

Не "измена"

Украина обвиняет Россию в нарушении двух конвенций: о ликвидации всех форм расовой дискриминации и запрете финансирования терроризма. Суд признал свою юрисдикцию по обеим конвенциям, однако отказался вводить временные меры по второй, сочтя доказательства украинской стороны недостаточными. Именно этот факт и смакует ряд экспертов и политиков на предмет "зрады".

На деле же признание юрисдикции по конвенции о терроризме – уже успех. Для Международного суда – это абсолютно неизведанная территория, ведь прецедентов рассмотрения подобной жалобы нет, а сам факт финансирования террористов доказать не так просто, как кажется на первый взгляд.

То, что суд признал доказательства Украины по второй конвенции неубедительными, еще не приговор. Юрисдикция prima facie ведь не спроста переводится как "юрисдикция на первый взгляд". На данном этапе аргументы сторон рассматриваются бегло.

"Необходимо понимать саму природу этой стадии рассмотрения дела. Она является предварительной, и пока суд глубоко не вникает в доказательства сторон. Основное юридическое противостояние развернется на последующих заседаниях. И тогда можно будет говорить о победе или поражении", – отметил в беседе с нами юрист Михаил Солдатенко.

Что до первой конвенции, суд призвал РФ отменить запрет крымскотатарского Меджлиса, гарантировать права национальных меньшинств на территории аннексированного полуострова и восстановить возможности для обучения на украинском языке.

Юридическая материя не терпит спешки

Главные риски процесса теперь связаны с принятием окончательного решения по юрисдикции. После российской агрессии против Грузии в 2008 году иск Тбилиси по "антидискриминационной" конвенции успешно прошел этап prima facie. Но несколькими годами позже Грузия проиграла – суд решил, что этот вопрос все же не в его компетенции. Для Киева это негативный прецедент, однако украинская и грузинская ситуации не тождественны. Тбилиси подал иск спустя 5 дней после начала российской агрессии, Украина – спустя почти 2 года. И это не тот случай, когда официальный Киев следует обвинять в медлительности и несвоевременности. Тонкая юридическая материя не терпит спешки. Поэтому подготовка украинской стороны пока выглядит намного лучше, чем в свое время грузинской.

До окончательного решения по искам еще далеко – рассмотрение затягивается на несколько лет. Поэтому есть время укрепить доказательную базу по обеим конвенциям. Доказать финансирование Россией терроризма – задача максимум. Но суд вряд ли признает нарушения РФ данной конвенции без неоспоримых доказательств, например, без свидетельств террористов и их признательных показаний. В отношении "антидискриминационной" конвенции теперь важно доказать умышленность и массовость нарушений. Если этого не произойдет, суд может не признать окончательной юрисдикции.

"Процесс в целом в лучшем случае завершится решением, по которому РФ признают страной, нарушившей свои обязательства по "антидискриминационной" конвенции. У меня есть огромные сомнения, что Россия будет признана виновной в нарушении конвенции о финансировании терроризма. По крайней мере, в полном объеме", – прокомментировал "Обозревателю" чрезвычайный и полномочный посол Украины, экс-представитель Украины в Совете Организации Объединенных Наций по правам человека Владимир Василенко.

Последствия для России

Даже если окончательное решение суда будет принято в пользу Украины, никто не сможет заставить Россию его выполнить. Как минимум потому что для его имплементации в жизнь нужны резолюции Совета безопасности ООН, в котором РФ обладает правом вето. Да и в международном праве нет соответствующих методов принуждения, в отличие от национальных систем. Прецеденты невыполнения решений МС ООН есть. Например, так поступили США по иску Никарагуа от 26 июня 1986 года.

Однако судебный процесс в Гааге – не формальность. В случае позитивного решения наиболее авторитетный судебный орган признает факт нарушения Россией международных норм. Невыполнение РФ требований МС ООН – дополнительный политический аргумент Украины, в том числе в контексте расширения или сохранения санкций.

Как сообщал "Обозреватель", 19 апреля Международный суд ООН огласил сразу несколько решений в деле по иску Украины против России. Так, суд признал за собой юрисдикцию prima facie для рассмотрения данного дела.

Кроме того, суд заявил, что Украина не предоставила достаточно доказательств финансирования Россией терроризма. Вместе с тем, Международный суд ООН согласился на введение мер по иску Украины против РФ в части защиты национальных меньшинств в Крыму.

Также суд обязал Украину и Россию полностью выполнять все положения достигнутых в Минске договоренностей.

Приєднуйтесь до груп "Обозреватель" на Facebook і VKontakte, слідкуйте за оновленнями!

Наші блоги