У Путіна виникла дуже серйозна проблема - Боровий

67.9т Читати новину російською

Россию "штормит". Начавшиеся 26 марта массовые протесты под антикоррупционными лозунгами не только не прекратились, но и дополнились новыми – протестами дальнобойщиков и даже рыночных торговцев в Дагестане.

В стране назревает что-то серьезное? Как будут действовать рядовые граждане? Готовы ли они пойти до конца? Как будет действовать Кремль, чтобы предотвратить наихудший для себя сценарий? Будет ли полагаться на пропаганду или на нечто более надежное – силу?

Своими размышлениями на эту тему с "Обозревателем" поделился российский оппозиционный политик Константин Боровой.

-Как вы расцениваете реакцию власти на события 26 марта – протесты в России?

-Реакция власти понятна. Проблема состоит в том, что они находятся в этом тумане, наркотическом сне, который они создали собственной пропагандой. Довольно мощное выступление они квалифицируют как хулиганские действия маленькой группы людей.

Главная проблема Кремля – уже неспособность оценить реальность, которая происходит вокруг. Еще Меркель говорила, что Путин живет в каком-то другом мире.

Мы наблюдали это много раз на примере других диктаторов. Муаммар Каддафи, который кричал, что нет никакой оппозиции, а есть кучка врагов, которых учитывать нельзя и с которыми нельзя вести переговоры, по-моему, в первый раз произнес что-то о возможности переговоров с оппозицией, когда его уже волокли убивать. Это какая-то общая закономерность для диктаторов.

-Вы считаете, что Путин искренен в своих заблуждениях?

-Нет никаких сомнений, что он верит в это. Это же очень похоже на бредовые состояния. Бред в медицинском смысле, а не в общепринятом. Бред навязчивого состояния.

Очень смешно, когда он говорит, что борьба с коррупцией привела к революции. Понятно, что внутренне он понимает, что одна из причин – это безумная коррупция, которая создает условия для протестов. Он не может этого не понимать – есть объективная реальность. Но трактовать ее – это обычное дело для людей с нездоровой психикой.

В данном случае это не навязчивые состояния уфологов, которые видят причину всех проблем в происках инопланетян. В данном случае Путину надо как-то это объяснять – и возникают эти ложные связи. Логика бредового состояния, которая объясняет все, что происходит, очень простыми стандартными моделями и штампами.

Предположить что люди не могут терпеть эту власть и его, что он им надоел, он не может. Ему нужен заговор. Кстати, это тоже одна из форм навязчивых состояний, легкое сумасшествие.

На самом деле, это вопрос не для политиков – это вопрос для психологов и психоаналитиков.

Кстати, это одна из серьезных проблем России – не очень здоровый, управляемый циниками руководитель. Им можно управлять с помощью этих придумок, этих моделей. Предположить, что Добродеев или Эрнст верят хоть в одно слово, которое они транслируют через основные телевизионные каналы, просто нельзя. Они циники, которым это выгодно, которые стали миллиардерами за счет этого. Для них вопрос поддержания этого бреда, этого состояния Путина – это вопрос денег. То же самое – Сечин. С ним чуть-чуть другая история, ментально он почти совпадает с Путиным, но он такой же циник, как и большая часть окружения Путина.

-По поводу устрашения Майданом. Исходя из того, что вы сказали, следует вывод, что сам Путин боится Майдана. Но боятся ли его рядовые россияне?

-Пропаганда – это некие очень простые установки, содержательная часть которых не очень важна. "Бандеровцы", "фашисты в Киеве"… Или Майдан, который "затеяли американцы". Там логики нет, и она не нужна. Есть блоки, штампы, которые просто создают негативное ощущение.

Майдан – это сигнал, который вызывает в сознании значительной части граждан России ощущение страха. "Майдан – это война". Загипнотизированный пропагандой человек не анализирует содержательную часть.

Сейчас присутствует большое число людей в российской оппозиции, и украинцы, которые выступают в России или доступны по интернету, которые говорят здравые вещи, но разбить логикой пропагандистские установки или внушенные состояния невозможно. Это проверено многократно.

Это болезненное состояние, и большинство граждан России находится в этом болезненном состоянии с внушенными стереотипами. Причем, реанимированными, восстановленными стереотипами советского типа. Именно поэтому они очень слабо воздействуют или вообще не воздействуют на молодежь, которая так легко вышли на улицу. В основном молодежь, хотя там были люди среднего и старшего поколения.

- Как вы расцениваете перспективы анонсированной акции Михаила Ходорковского "Надоел"? Может ли она быть такой же массовой, как акция 26 марта?

- Акция 26 марта в какой-то степени разбудила граждан России.

Кстати, это очень похоже на то, что было в Советском союзе в конце 1980-х годов. Советская пропаганда была настроена на экономические успехи. "Зато мы делаем ракеты и перекрыли Енисей, а также в области балета мы впереди планеты всей". Пропаганда каждый день, мощнейшая пропаганда в информационных передачах. "В этом году мы производим на 5% больше яиц и молока на душу населения". И пустые полки. Реальность и пропаганда.

Поэтому в конце 1980-х пропаганда превратилась в свою противоположность: она была уже не методом убеждения, а просто очень сильным раздражающим фактором.

Сегодняшняя пропаганда постепенно становится этим самым раздражающим фактором – пропаганда о том, что весь мир хочет войны, хочет уничтожить Россию. Советская пропаганда тоже строилась на таких стереотипах. Даже была такая шутка: "Мы боремся за мир, пока на земле камня на камне не останется".

Становится ясно, что эффект от нее - прямо противоположный. Люди просто не смотрят пропагандистские передачи, ток-шоу. Рейтинги там совсем ничтожные. Всем понятно, что людей пытаются убедить в чем-то совершенно невозможном.

Но то, что сейчас происходит в области экономики – это полный крах. И здесь главная причина - даже не санкции. Главная причина – в неработающей экономике и политика, построенная на бреде, обычном бреде навязчивого состояния. Весь остальной мир считается врагом, а в качестве виновного в неудачах в экономике и в политике называется злокозненный Запад или кто-то еще. А также борьба с терроризмом вместе с главным источником терроризма. Как и все остальное, это один из парадоксов, который реализуется.

Путин строит внешнюю и внутреннюю политику на парадоксах. И если у Жириновского парадоксальное мышление – это стеб, цирковое представление, то у Путина же это все серьезно.

Наверняка его отговорили от апрельской конференции, потому что понятно, что он снова будет говорить о преступлениях Запада против России. Вообще, пресс-конференции когда-то были воодушевляющим фактором для части населения. Но сейчас это самый сильный раздражающий фактор. Люди заходят в магазин, видят цены, заглядывают в кошельки, видят, что у них там ничего нет.

Парадоксальная ситуация. Очень интересная для психологов. Потому что то, что сделал Путин, Кремль – это такой глобальный пропагандистский эксперимент массового внушения, попытка управления массовым сознанием. Это интересный глобальный эксперимент. Если не говорить о его трагических последствиях – для Сирии, для Украины, - то это было бы даже интересно. Но в любом случае это будет очень интересно будущим историкам. Россия в очередной раз очень убедительно показала, как не надо.

Но здесь есть общая закономерность: сознание человека нормализуется реальностью. Люди осознают это наркотическое воздействие. В какой-то момент выключается фактор самовнушения и самоубеждения.

- Вслед за протестами в России начался протест дальнобойщиков и рыночных торговцев в Дагестане. Вы не считаете, что в РФ имеет место революционная ситуация?

- Я бы еще не называл эту ситуацию революционной. Скорее, очевидно одновременное воздействие очень многих факторов, которое, безусловно, меняет отношения общества с властью.

Особенность сегодняшней ситуации состоит в том, что по самым разным направлениям происходит это столкновение интересов властных структур и общества.

- Вы не прогнозируете нарастание событий, возникновение очагов в новых и новых регионах?

- Да, это именно так. Они уже возникают. Для власти очень серьезная проблема состоит в том, что поводов для конфликта с обществом очень много. Больше всего это заметно в регионах.

Они порождают протестные настроения. Никаким внушением, никакими уговорами человека, который потерял работу или который просто выживает на последние деньги его не убедить в том, что все в порядке.

- Вы сказали, что пропаганда становится фактором раздражающим. Может быть, Кремлю следует просто прекратить пропаганду, чтобы спасти ситуацию?

- Я не являюсь экспертом Кремля, советовать им я ничего не могу. Но мне кажется, есть очень сильный фактор инерции. Он связан с двумя вещами.

Во-первых, кремлевские жители живут в этом пространстве пропаганды, они очень хотят верить в то, что внушается гражданам России – про гордое противостояние великой России со всем остальным миром.

Во-вторых – это то, что Кремль не очень мобилен интеллектуально.

Либеральные концепции – это то, что на самом деле спасает режим от разрушения. Идея мягкой реформации, сохранения режима – это, что делал Горбачев. Но ГКЧП, режим силовиков и чекистов продержался три дня в его крайней форме. Это не выживающая модель.

Модель реформации сложна для интеллектуального уровня сегодняшних кремлевских жителей, тех, кто принимают решения в Кремле. Они хотят простых моделей, а простые модели – это жесткий режим, жесткое силовое противостояние с обществом, с гражданами. Эта модель не жизнеспособна. И самое главное – она не продуктивна в смысле экономического выживания.

Сегодня же это самая главная проблема. Не санкции, а то, что созданная экономическая модель не может существовать ни в какой форме, и она создает главные проблемы для Кремля.

- В своем Facebook вы написали интересную фразу: "Запланированные через год выборы уже невозможны". Вы могли бы пояснить?

- В ситуации конфронтации, в ситуации противостояния выборы – это просто повод для создания той самой революционной ситуации, о который вы говорили. Пропаганда – раздражающий, провоцирующий фактор, но не такой сильный, как, скажем, схема выборов.

Не только реальных выборов, но и "выборов", которые, по существу, не являются выборами. В этих условиях проводить выборы – это спровоцировать большие массы людей на выступления, на протесты. Понятно, что никакие результаты таких "выборов" не будут приняты обществом и вызовут уже не просто раздражение, а именно протесты.

Каждый раз, когда шла подготовка к выборам в период путинского режима, все-таки были попытки умиротворения общества: повышались зарплаты, повышались пенсии. Протесты возникали уже после выборов. Но новость сегодняшней ситуации состоит в том, что проводить выборы на фоне протестов по самым разным поводам – по поводу коррупции, по поводу низкого уровня жизни, роста цен, несправедливого распределения ресурсов – просто невозможно.

Понятно, что Кремлю понадобится как-то радикально изменять политику, менять взаимоотношения с обществом. Самый простой сценарий, о котором, безусловно, они думаю – это сценарий силовой, "ГКЧП" не локальное, а глобальное. Усиление репрессий.

- Вы говорите, что выборы невозможны, но есть же формальные требования Конституции: выборы должны быть проведены. Как Кремль разрешит эту ситуацию?

- Кремль никогда особенно не следовал Конституции. Многие законодательные акты, которые они принимали за последние 15 лет, были основаны на локальных интересах, очень временных интересах. И когда они противоречили Конституции, даже Конституционный суд делал вид, что все в порядке. В этом смысле никакого уважения к Конституции у Кремля нет. Если понадобится как-то модифицировать Конституцию даже в этом случае – возьмут и перенесут. Или отменят действие какой-то статьи.

- Могут перенести дату выборов или изменить срок пребывания президента на посту?

- Да. Я думаю, что в ближайшее время можно ожидать таких предложений в Думе в связи с "нарастанием классовой борьбы", как это было при Сталине, в связи с нарастанием "антироссийской деятельности" - отменить выборы или продлить срок.

Сценариев очень много. В отличие от предыдущего режима, который соблюдал Конституцию, где никогда не возникало схемы отказа от соблюдения Конституции, этот режим может пойти на любое преступление. Тут ограничений для него – ни моральных, ни юридических – нет.

Читайте всі новини по темі "Ексклюзив" на сайті "Обозреватель".

Приєднуйтесь до групи "УкрОбоз" на Facebook, читайте свіжі новини!

Наші блоги

Останні новини