Представляет собой заболевание генетического генеза, характеризующееся нарушением выработки фермента гексозаминидазы А, а также накоплением липоидных макромолекул в нейронах, что вызывает нарушения в работе головного и спинного мозга.

Причины

В основе заболевания лежат метаболические расстройства, возникающие на фоне аберрации гена HEXA, локализирующегося на длинном плече 15 хромосомы и отвечающего за кодировку альфа-субъединицы фермента лизосом бета-N-ацетилгексозаминидазы А. Заболевание передается по аутосомно-рецессивному типу. Для развития симптоматики необходимо наличие в хромосоме двух измененных генов. Вероятность развития болезни возможно только в том случае, если у обеих супругов имеется мутированный ген. В связи с этим патология может проявиться в любом поколении вне зависимости от того, когда именно возникла мутация. Следует отметить, что долгое время носительство может быть скрытым, в этом случае доминантный неповрежденный ген в состоянии обеспечить в организме достаточного количества фермента, который необходим для нормального протекания биохимических реакций.

Симптомы

Тяжесть клинической симптоматики зависит от степени поражения центральной нервной системы. Если наблюдается инфильтративная форма недуга, то развитие первых симптомов наблюдается с 3 по 5 месяцы жизни малыша. До этого возраста ребенок развивается в соответствии с возрастом. На 6 месяце у ребенка возникает снижение заинтересованности к окружающему миру. Ребенок может в течении длительного времени смотреть в одну точку, у него возникает апатичность, снижается двигательная активность, или, наоборот, развивается повышенная чувствительность к громким звукам и яркому свету. Такие малыши с трудом узнают близких и не могут сконцентрировать взгляд на любимых игрушках.

После 6 месяцев задержка психического развития становится более выраженной, у ребенка нарастает мышечная гипотония, утрачиваются ранее приобретенные навыки, такие как удерживание головы и тела в вертикальном положении, переворачивание в положении лежа на горизонтальной поверхности, малыш не пытается сесть, а также не выполняет захват игрушки с перекладыванием ее из руки в руку. К 8 или 10 месяцам отмечается усиление старт-рефлексов. Ребенок становится практически безучастным к происходящим вокруг него событиям. К году у ребенка нарушается глотательный рефлекс, а также отмечается затруднение дыхания, ухудшение зрения и слуха. У ребенка наблюдается мышечная атрофия, возникает паралич и судороги.

На втором году жизни отмечается развитие децеребрационной ригидности и бульбарно-псевдобульбарного синдрома.

Ювенильная форма манифестирует менее выраженными проявлениями. На начальном этапе у малыша отмечается развитие усиленной эмоциональной неустойчивости, при выполнении сложных двигательных комплексов, отмечается возникновение едва заметной дискоординации движений. Спустя некоторое время появляется нарастание симптомов нарушения координации, которые становятся заметны не только окружающим, но и самому ребенку. К подростковому возрасту, походка малыша становится шаткой и неустойчивой. Возникают гиперкинезы – внезапные непроизвольные движения различных групп мышц. Тяжелая дискоординация не позволяют ребенку продолжить обучение в школе, помимо этого, формируется нарушение речи, сложного мозжечково-дизартрического характера: утрачивается плавность и ритмичность, произношение, речь становится медленной и невнятной. На поздних стадиях недуга отмечается развитие частых эпилептических приступов, выраженное снижение интеллектуальных функций и потеря произвольных движений, возможно развитие паралича.

Диагностика

Постановка диагноза начинается со сбора клинико-анамнестических данных. Иногда удается выявить случаи заболевания у родственников, наличие периода нормального развития пациента, затем деградация, проявляющаяся утратой приобретенных навыков и сформировавшихся функций. Для постановки диагноза таким малыша может потребоваться проведение исследования глазного дна, биохимического анализа крови, микроскопического исследования нейронов.

Лечение

На данный момент не разработано эффективной схемы лечения. Пациентам назначается симптоматическая терапия, направленная на поддержание жизненно важных функций. Паллиативное лечение основано на переходе на зондовое питание, поскольку у пациентов утрачивается глотательный рефлекс, применение антибиотиков, противовирусных и иммуностимулирующих препаратов для борьбы с сопутствующими инфекционными заболеваниями. Терапия противоэпилептическими средствами не приносит положительного результата.

Профилактика

Парам, у которых зафиксированы в роду случаи рождения детей с болезнью Тея-Сакса в первом триместре беременности выполняется пренатальная генетическая диагностика.