Ж*пи показують і всім смішно - Олексій Горбунов про те, що не змінилося в Україні

177.3тЧитати новину російською

Что изменилось в Украине за последние три года, а что осталось прежним. Кто сегодня действительно способен "перевернуть страну" и почему на улицах не узнают своих героев. Народный артист Украины, актер театра и кино Алексей Горбунов в интервью "Обозревателю" рассказал о "новой" жизни после Майдана, о чем поет в программе спектакля "Черная шкатулка" и каким намерен показать Киев в своем новом фильме.

- Хотелось бы начать с тех проектов, о которых вы говорите эти дни: это, в первую очередь, спектакль "Черная шкатулка", с которым вы собираете полные залы…

- Ну мы только-только начинаем, хотя уже где-то 10 городов проехали: мы были в Днепре, мы были в Запорожье, в Кривом Роге, мы были в Кропивницком, в Харькове, ну и в Киеве уже 4 раза сыграли. Везде много людей, мне очень приятно, что так принимают.

"Черная шкатулка" - это маленькая книжечка, белые стихи или эссе в стихотворной форме Людвика Ашкенази. Написано это все было после войны, где-то в 53-54 году она вышла, в СССР. Это очень маленькая книжечка, коротенькие небольшие тексты, не всегда в рифму они написаны, поэтому белыми называю, и черно-белые фотографии того времени: война, немцы, евреи в Варшаве, дети голодные, бабушки... Короче говоря, это маленькие истории о любви, о войне, о женщине, о надежде, о детях.

Когда случилась эта война, я долго думал, что бы найти, а денег как всегда нет, потому что у нас не особо хотят талантливым помогать. Кому помогают вы видите, кто пляшет на телеке, кто развлекает. И вот это 20 лет одно и то же: те 20 лет депутатствуют, эти 20 лет их развлекают: пляшут, ж*пы показывают и всем смешно.

Это грустный юмор, от которого тошнит уже все население, тем не менее они заняли экраны, продолжают рубить себе лаве и плясать. Мне это диким кажется, я три года просто нахожусь в шоке. Потому что реально мы ездим на АТО, мы реально встречаемся с бойцами, с волонтерами, с врачами - с очень простыми людьми в разных городах. И то, чем живут люди, чем они наполнены, вот это только меня и вдохновляет, и дает мне силы жить дальше, пытаться дойти до своего кино, потому что еще раз повторяю: на "Черную шкатулку" я ходить просить не буду, это не в моем стиле.

Алексей Горбунов и группа "Грусть пилота", фото: facebook.com

Мы - те люди, Виктор Придувалов и я, которые могут снять хорошее кино. Я три года ору: "Давайте про Украину кино снимем!". Потому что на нас же в Европе смотрят, как на село. Вы ж, когда представляете Украину, люди смеются. Ну, смеются люди... Мне грустно от этого. У нас не те, кого показывают в телеке, моя страна – это те, кто были на Майдане. Моя страна – это лица тех людей, которые погибли. Моя страна – это то молодое поколение, которое меня научило мужеству, это то поколение, которое вдохнуло в меня героизм. Это началось с Майдана!

- То есть Майдан изменил вас?

- Он полностью меня перевернул. Естественно, благодаря молодым. Я не верил, что это такое крутое сильное поколение. Я забыл вообще, что люди знают, что такое сила духа, а здесь мне дети показали, что такое сила духа и продолжают показывать.

- На ваш взгляд, общество сейчас становится чище?

- Да, основное очищается.

- Сколько времени нужно, чтобы оно очистилось?

- Не знаю, сложно сказать. Это может произойти завтра, к этому все готово. Поколение готово, людей много. У нас очень много талантливых сильных людей. Мы ждем перемен, мы заждались их за эти три страшных года. Я, например, считаю так: поставьте тридцатилетних, которых выберем мы, лично мы, 20 человек в правительство, - они перевернут через три месяца страну. Я в этом абсолютно уверен.

А пенсионеров в сторону, вообще судить их надо, уголовные дела ждут пенсионеров. Это у всех на глазах, это все прекрасно видят и знают. Мы же знаем, на каких машинах они продолжают ездить, квартиры продолжают покупать… Я за свет не могу заплатить! Я, народный артист Украины, не могу заплатить за свет. А что говорить тогда про простых людей? Как они выживают?

- Ну а ценности меняются?

- Безусловно, вот это поколение молодых все изменило. "Черная шкатулка" еще была придумана почему? Прямо вот тема мне сразу открылась, я думаю, что надо сегодня это ставить. У меня есть группа "Грусть пилота", нас 6 музыкантов, плюс звукорежиссер. То есть я себе видел сцену и видел, как я, как актер, читаю эти тексты, музыканты музыкально поддерживают. В советское время это называлось художественно-литературной композицией, или музыкально-литературной, как-то так.

Опять-таки, из нищеты, аренду мне объявляют такую в театре… Аренда дикая. Они думают, что я миллионер, наверное? Они не знают, как я жил эти три года? За счет чего я жил? Не хотят поинтересоваться этим? Поэтому придумали спектакль из ничего.

Мне стыдно, я знаю, сколько у нас по-настоящему талантливых людей, и что наши талантливые люди могут сделать. И, если снять хорошее кино, то, по крайней мере, Европа вся о нас узнает. Узнает, что у нас на сердце, почему мы такие, что мы за люди такие, украинцы, что это за нация.

Алексей Горбунов, фото: "Думская"

- А сценарий у вас такой уже есть?

- Сейчас с Виктором Придуваловым пишем. Я расскажу все чуть попозже, потому что все упирается в деньги.

- Кино про Киев. Расскажите.

- "Май. Киев. Любовь" или "Май. Киев. Чувства", как-то так…

- Ностальгический, биографический, художественный?

- Мы решили все-таки игровую форму придать. Опять-таки, долго думали с Витей, отсутствие денег заставляет нас придумывать такое кино, чтобы минимально зависеть от больших сумм. Есть профессиональные люди, есть режиссер, продюсер и актеры. Я главную роль играю и девочка, молодая актриса.

Основная история – это любовь взрослого дяди к молодой актрисе, и все происходит в Киеве: май, съемки... В основном мы видим Киев, это история о Киеве. То есть мы снимаем кино в Киеве, якобы кино в кино. Опять придумали это, чтобы съемочная группа сама играла себя. Ну, это хорошо, потому что мы приобретаем некий опыт, и кино сейчас так будет и выживать.

Как молодые, они берут мобильные телефоны, и научились на мобильный снимать так, что всем нашим классикам, которые ходят деньги просить на питчинги... Вы что?! Вы же взрослые дядьки, какой питчинг?! Вы молодым это оставьте, студентам.

- Какой период планируете снимать?

- Сегодняшний день. Актер приезжает на съемки в Киев и понеслась. В двух словах вот так, но все равно любовь страсть, и Киев, Киев, Киев…

- А когда?

- Не знаем, ждем деньги. Да мы делаем все одновременно: встречаемся с банкирами, пишем сценарий, просто сценаристов нет.

- Какой вы видите украинскую культуру? Это руина или ренессанс?

- Руина, конечно, тотальная. Но есть все для того, чтобы возродиться. Потому что музыка украинских молодых групп показала за годы войны, что это гиперталантливое поколение, которое может играть в любом стиле, в любом жанре, и попадать в сердце что западному слушателю, что российскому, что нашему...

- Современный герой. Кто он? Кого бы хотели сыграть?

- Вы смотрели сериал "Одиночка"? Посмотрите мою роль, вот это то, о чем вы говорите. Я пытался сделать героя, потому что я знаю, что хотят люди, люди хотят честного, у которого сердце разрывается, вот такой герой нужен. Сценарий - г**но такое, что просто мне стыдно про это говорить, это убожище, такие сценарии я читал лет 20 назад, а они с ним здесь бегали и говорили: "Это лучшее, что у нас есть".

Алексей Горбунов на сцене театра, фото: facebook.com

- Почему согласились на эту роль тогда?

- Я понял, что мента украинского я сделаю. Это было первое, из-за чего я согласился, бабок нет, естественно, и то, что в Одессе должны были все снимать. Сразу сказал да. В Одессе мы не снимали – денег не было. Тут не только ложь на экранах, у политиков… Тут ложь и у продюсеров, у владельцев каналов, у всех, от которых актеры зависят, творческие люди. Они лгут так же, как и на телевизоре. Поэтому я не хочу с ними ни общаться, ни говорить.

Я вдохновляюсь, когда я приезжаю в АТО или в госпиталь. Эти пацаны по 25, по 26 лет… Поговорив с ними 10 минут, я понимаю, сколько фильмов за эти три года мы должны были снять про этих пацанов, про женщин, про медсестер. Я это кино вижу, но оно, кроме нас, не надо никому. Вот из-за этого у меня боль. Прошло три года, я не понимаю, как это может быть.

Вот про кого кино снимать надо, они всегда в тени, есть многие люди, которые дают и даже не говорят об этом. И это самые крутые люди, в этом наше счастье, что у нас есть такие люди, и таких людей много. Наше будущее – это наши дети и вот такие люди, совестливые. Герой должен быть с совестью. Вот грубо звучит "честный", мы ж забыли эти слова "честный" и "герой"...

- Нет, оно звучит, просто они потеряли свою семантику настоящую. Особенно, когда говорят "честный политик".

- Да вообще не говорите "политика". Я не хочу про них даже слышать. А лица этих политиков видели? У меня дальше вопрос: а можно вообще с такими лицами страну представлять? Вам не стыдно с такими лицами представлять страну свою, в которой столько людей живет?

Вася Ломаченко тоже все время мне говорит, что он по Нью-Йорку в капюшоне ходит. А прошлым летом я в Одессе с ним общался, он в шортах, в майке такой выходит с товарищем... У меня к нему сразу вопрос: "А ты что, в Одессе так ходишь?". Он говорит: "А меня что, тут узнают сильно? Это я в Нью-Йорке уже в капюшоне полгода, дядя Леша".

Вот это показатель нашей... Не то что страны... При чем тут страна, страна на Майдане стояла... Это мужики, которые плакали, когда хоронили Небесную сотню. Никогда не забуду эту картину. А у власти одна забава, они бабки делят. Делят и делят, я не знаю, что должно произойти, чтобы они голову подняли и поняли, что война в стране.

А Усик! Это наша гордость! Наш прапор, вот Украина настоящая. У нас ни культуру, ни спорт, ничего не представляют, у нас единичные люди, как Вася Ломаченко и великий тренер, как Толя Ломаченко, величайший тренер, который уже в историю бокса вписан. Он здесь в истории хоть в какой-то вписан? Вы много видели дядю Толю, величайшего тренера нашего времени по телевизору, по интервью? Вот и ответ вам, это и в культуре так, и в спорте. Одиночки вытаскивают эту историю.

Алексей Горбунов, фото: facebook.com

- Вы вспоминали, что Майдан вас изменил. От чего вы отказались и что вы получили?

- От многого, я не хочу говорить, про материальное, а ценности… Я выучил гимн на Майдане. Наконец-то я выучил в 53 года, стоя с людьми локоть к локтю. Я увидел лица людей, я не подозревал, что их так много светлых. Столько молодых увидел… Я раньше думал, что они дебилы все, а оказывается, это поколение, за которым надо идти.

У меня много чего изменилось. Они меня изменили. Когда эти первые гранаты кидали, а все стояли. У меня у самого шок был. Это кино, которое наши дети еще снимут, покадрово, пошагово снимут, это будет настоящее кино. Настоящее, кино с болью, оно снимается так, как эти молодые снимали, они зафиксировали историю.

- Вы говорите о том, что общество еще не осознало, как мало прошло времени?

- А как оно могло? Майдан, потом захват Крыма, потом захват Донбасса... Голову повернуть некогда. Вспомните состояние – ступор. У меня тупо был ступор, я не понимал, не верил, что происходит. Когда можно было осмыслить? Мы не понимали, что делать. Армии нет, Крым захватили, на Донбассе стреляют, вы что? Ну, вспомните, что было. И первые опять дети пошли воевать с одной ружбайкой на четверых, в тапочках поехали, я это все помню.

- Мы добрее стали или наоборот?

- Я точно злее стал. Не знаю, как все остальные, я злее стал раз в 30, нервнее, эмоциональнее… Со многими людьми переговоры нужно спокойно вести, а я не умею. Я не умею долго понимать, мне тяжело. Начинает мне человек что-то расчесывать, я через 3 минуты могу уйти, хотя хорошо бы все-таки дослушать его. Вот это моя беда.

Приєднуйтесь до групи "УкрОбоз" на Facebook, читайте свіжі новини!

Наші блоги

Останні новини