Британська відлига: чи втратить Україна ключового союзника у війні з Росією

16.6тЧитать на русском

В последние недели из Лондона исходят противоречивые сигналы относительно политики на российском направлении. С самого начала агрессии в Украине Британия заняла одну из самых жестких позиций по отношению к Кремлю. После референдума о выходе из Европейского Союза и переформатирования правительства Лондон стал уделять украинскому кризису немного меньше внимания, что вполне естественно. Однако Британия осталась последовательным союзником Украины, причем не только на словах.

И все же ряд заявлений, прозвучавших из уст британских политиков в марте, вступают в очевидный диссонанс с позицией правительства. А тут еще и министр иностранных дел Борис Джонсон впервые за 5 лет засобирался в Россию. Может ли это стать началом оттепели между Лондоном и Москвой – разбирался "Обозреватель".

Парламент – за диалог

Отношения между Британией и Россией испортились задолго до оккупации Крыма. Точкой отсчета можно считать нашумевшее убийство бывшего российского разведчика Александра Литвиненко в 2006 году. Он критиковал кремлевский режим и сотрудничал со спецслужбами Британии, которая предоставила ему политическое убежище. Так что жесткая позиция Лондона относительно агрессии в Украине взросла на удобренной почве.

Но в начале марта появился первый тревожный звоночек – отчет комитета по иностранным делам британского парламента относительно отношений с Россией. Основные месседжи документа:

- Британия может оказаться в роли изолированного игрока, который поддерживает ту политику против России, которая терпит неудачу;

- Великобритания – не враг России. Необходимо попытаться наладить более продуктивные отношения с Кремлем;

- В то же время, по мнению депутатов, Лондон не должен снимать санкции за Крым и Донбасс, пока Москва не выполнит свои обязательства.

Публикация отчета совпала по времени с заявлением глав МИД о том, что Польша и Великобритания ищут возможность для создания нового формата переговоров по Донбассу. Имело место совпадение или нет – не ясно, но эта ситуация показала, что и в Лондоне нет единого видения отношений с Москвой.

Признание аннексии

Спустя полторы недели появилось тому очередное свидетельство: интервью британского парламентария, консерватора Ричарда Бэлфа российскому СМИ. Он не только выступил за смягчение санкций, но и назвал Крым "исторической частью России".

10 лет назад жители полуострова говорили, что хотят быть в составе российского государства. Через некоторое время Москва осуществила это желание и вернула Крым. И хотя на полуострове все еще есть противники возвращения Крыма, большинство все равно считают себя гражданами РФ", – заявил Бэлф.

Конечно, это всего лишь частное мнение депутата, не подкрепленное даже маломальскими аргументами. Скорее всего, оно является частью антисанкционной информационной кампании России. В Украине привыкли к подобным выпадам со стороны, к примеру, французских и голландских политиков. Но то, что такие голоса звучат из страны, которая является одним из последних оплотов стратегии по жесткому противодействию РФ, не может не настораживать.

Сирийский флюгер

Предстоящий визит Бориса Джонсона в Москву едва ли станет фундаментом большой дружбы между странами, но он может стать кое-чем другим. В британском МИД уверяют, что цель поездки – не перезагрузка отношений, а обсуждение разногласий. То есть более "продуктивный" диалог, к которому и призывали депутаты профильного комитета.

Правительство в лице Терезы Мэй и Бориса Джонсона не стесняется в выражениях относительно РФ и ее руководства. Но даже их риторика претерпела заметные перемены. Возьмем хотя бы сирийский вопрос. Ранее Лондон считал уход президента Башара Асада обязательным условием урегулирования конфликта. Но недавно Британия согласилась с видением президента США Дональда Трампа: для победы над ИГИЛ нужно сотрудничать с Россией, а по поводу политического будущего Асада можно еще подумать.

Есть еще один немаловажный фактор – Brexit. Он выгоден Москве не только потому, что ослабляет ЕС, а и потому, что создает новые возможности для нормализации отношений с Британией. Они лежат в первую очередь в экономической плоскости. Мэй хочет заключить новый договор о свободной торговле с ЕС, но получится ли – еще вопрос. Брюссель не хочет, чтобы Brexit был безболезненным для Лондона. Например, Западная Европа уже начала переманивать британский бизнес. Гипотетический вариант компенсации будущих финансовых потерь – российский рынок.

Это лишь вероятный сценарий, который не стоит сбрасывать со счетов. Пока британское руководство не склоняется к этому пути. И нет причин полагать, что правительство кардинально изменит свою позицию в ближайшее время. Но в перспективе многое будет зависеть от того, насколько жестким окажется Brexit, какие перемены произойдут в американо-российских отношениях и как поведет себя Москва на Донбассе и в Сирии в дальнейшем.

Как сообщал "Обозреватель", министр обороны Великобритании Майкл Фэллон озвучил условия партнерства с Россией.

Підписуйся на "Обозреватель" в Facebook Messenger, щоб бути в курсі головних подій України і світу https://m.me/obozrevatel

Приєднуйтесь до групи "Обозреватель" на Facebook, слідкуйте за оновленнями!

Наші блоги

Останні новини

Загрузка...