Зустріч Трампа з Порошенком відбудеться найближчим часом - віце-президент ПАРЄ

13.4тЧитати новину російською

В Парламентской ассамблеи Совета Европы сложилась непростая ситуация для Украины. Часть делегатов открыто поддерживает Россию, в том числе президент ПАСЕ Педро Аграмунт. Впрочем, пока Киеву удается преодолевать сопротивление и препятствовать возвращению российской делегации.

Сможет ли Украина и в дальнейшем удерживать инициативу, почему президент США Дональд Трамп может стать сильным союзником Киева, когда состоится встреча американского лидера с Петром Порошенко – об этом и не только читайте в первой части интервью "Обозревателя" с вице-президентом ПАСЕ и народным депутатом Георгием Логвинским.

- В ПАСЕ есть голоса за возвращение делегации России и даже за снятие с нее санкций. По вашим наблюдениям, за последние месяцы эти голоса стали громче?

- Как происходит лоббизм в ПАСЕ? Есть около 20% людей, которые поддерживают Россию. Это просто "эхо" Кремля. Есть порядка 30%, которые поддерживают Украину. И есть 50%, которые идут "за волной". Если у нас получается создать волну в поддержку Украины, они идут за нами, если нет – они идут за выгодой, за какими-то политическими, экономическими бонусами.

Безусловно, русское "эхо" постоянно пытается захватить этот неопределившийся электорат. Они лоббируют возвращение российской делегации разными методами. На государственном уровне они предлагают какие-то "серьезные бонусы", играют на национально-политической арене. Они говорят о межгосударственных контрактах, которые Россия якобы подпишет, если ее делегация вернется в ПАСЕ. Как-то они привезли бывшего президента ПАСЕ, который говорил на круглом столе о диалоге с Россией. Они привозят разных деятелей искусства, которые заявляют, что "Россия – хорошая страна".

Эти методы не новы. Москва использует их уже более трех лет. Но 12 "маргиналов", как они нас называют, все-таки создают волну, которая не позволяет российской делегации вернуться в ПАСЕ.

- Насколько серьезен риск того, что в этом году им удастся перехватить волну?

- Это постоянная работа. Одна ошибка, один шаг не в ту сторону – и у тебя сразу могут появиться проблемы. Точно так же и они делают ошибки, и мы сразу на них показываем. Сама сессия состоит из контактов с делегациями, из различных мероприятий. Например, вместо обеда мы всегда делаем какое-то мероприятие по Донбассу, по Крыму, раздаем материалы. Мы работаем как с политическими группами, так и с комитетами. Смотрим на каждый доклад и думаем, что хорошего он может принести Украине. Иногда бывают доклады, которые напрямую не касаются Украины, но мы все равно их используем. Например, доклад, который касался свободы прессы в Европы. Крым – это не Европа? Европа! Соответственно появилась поправка "освободить политзаключенных в Крыму в связи со свободой их высказываний в СМИ".

Россия тщательно следит за нашей деятельностью. Как только мы становимся слабее, сразу же пытается где-то прорваться. Они попытались изменить регламент – не получилось. Сейчас предпринимают вторую попытку: опять собирают подписи. Но могу сказать точно, что в ближайшем будущем (до конца этого года) шансов на возврат у них нет.

- Есть все основания для расширения санкций против России. Но есть ли на это шансы?

- Под словом "санкции" мы понимаем ряд юридических действий, которые создают юридические ограничения. Я вижу и основания, и возможности для расширения санкций в такой формулировке. Более того, считаю, что кроме санкций, должны иметь место юридические правовые методы: иски в отношении РФ, аресты их активов. Например, недавно Анкара заявила, что корабли, которые входили в Крым, не могут больше входить в Турцию. Понятно, что любой судовладелец скажет: "Слушайте, да не нужен мне этот Крым, я не буду поставлять туда товары, потому что в противном случае я потеряю турецкий рынок". Юридически это нельзя назвать санкциями, а практически – да.

Например, отстаиваю важный шаг – запрет открывать счета в США резидентам РФ. На первый взгляд, это не такой уж сильный удар. Но любые безналичные доллары, которые хранятся в банках Украины или России, на самом деле находятся на корреспондентских счетах в банках Америки. Значит, будет фактически парализована возможность оборота долларов в РФ, а это приведет к серьезным финансовым неполадкам. Это сильно ударит по России, и вот тогда они подумают: лучше отпустить политзаключенных или дождаться миллиардных убытков?

- А помните интересный законопроект американских сенаторов Линдси Грэма и Джона Маккейна о расширении санкций против России? Там предусмотрен серьезный удар по энергосектору. О нем уже забыли или еще есть шанс на принятие?

- Да, есть такой законопроект. Вернулся из Вашингтона полтора месяца назад. Мы обсуждали этот законопроект. Пока он лежит как дамоклов меч над Госдепом и администрацией Трампа. То есть, если будут сделаны шаги в направлении снятия санкций, Конгресс автоматически будет продвигать этот документ. Поэтому этот документ имеет очень серьезную геополитическую роль. Он играет роль прицела, который направлен в нужное место.

- Думаете, в случае чего в Конгрессе хватит голосов для его принятия?

- Думаю, да. Но ничего не бывает случайным. Нельзя говорить, что победы случаются, потому что мы сильные, или потому что мы правы. Победы случаются, когда ты борешься.

- Как вы думаете, администрация Трампа уже сформировала свою стратегию на украинском и российском направлениях, либо она еще в процессе?

- Думаю, процесс еще идет. Когда был в Вашингтоне, общался с политиками, я видел, что единой позиции нет. Просто Трамп еще достаточно четко не заявил свою линию. Но у нас есть уникальная возможность получить очень сильного союзника в лице Трампа. Во-первых, скандальные заявления Трампа о России сыграли с ним дурную шутку. Они дали возможность его оппонентам спекулировать на этой теме. Теперь каждый шаг Трампа на российском направлении будет рассматриваться под микроскопом.

Во-вторых, Трамп – очень самодостаточный человек. Он президент великой страны, у него есть власть, деньги, возможности, семья. Ему не хватает лишь одного – электората. За Трампа проголосовало меньше американцев, чем за Клинтон. Он стал президентом ввиду особенностей избирательной системы. Главная задача Трампа – забрать у демократов своих избирателей. И в этом ему может очень помочь проукраинская позиция. Если Трамп найдет способ урегулировать конфликт, это будет историческое достижение. И тогда он получит свой электорат.

- Разве украинский вопрос может дать Трампу электорат? Разве рядовых американцев так уж волнует эта тема?

- Думаю, американцев волнуют гипотетические связи Трампа с Россией. Мы уже наблюдали ряд громких скандалов и отставок.

Украина достаточно влиятельна в определенных процессах, но более того, Украина – не одна. У нас есть друзья. Например, Израиль, который имеет очень тесные отношения с Трампом. Он может быть заинтересован в том, чтобы помочь Украине.

- Даже после недавнего дипломатического конфликта?

- Который уже исчерпан.

- В Госдепартаменте сообщили, что Рекс Тиллерсон планирует посетить Москву уже в апреле. Чего ожидать от этого визита, учитывая, что у Тиллерсона налажены связи с российскими политиками?

- Мы не раз наблюдали, как разного рода политики резко меняют геополитический курс. Реальность такова, что настоящие политики ориентируются не только на правду и справедливость, а и на настроения электората. Мы помним друзей, которые нас сдавали, и врагов, с которыми в нужный момент у нас совпадали интересы.

- Полагаете, это такой случай?

- Я не отношусь к представителям диванной сотни, которые вечно кричат: "Все пропало". Нужно играть теми картами, которые выкладывает нам колода. Нет ничего недостижимого. Надо только хорошо играть.

- Ничего не слышно о встрече Трампа с Порошенко?

- Думаю, она состоится в ближайшее время.

- Ближайшее время – это растяжимое понятие.

- Полагаю, в течение месяца.

Как сообщал "Обозреватель", президент ПАСЕ выступил за возвращение российской делегации.

Читайте всі новини по темі "Санкції проти Росії" на сайті "Обозреватель".

Наші блоги