, view = metaData.view != null ? string.Join("|", metaData.view) : null})

На Донбасі слід побудувати стіну з одними воротами - Гном

24.6тЧитати новину російською

О последствиях потери Донецкого аэропорта, бессмысленности нынешнего формата Минских переговоров, том, как выйти из тупиковой ситуации на Донбассе - об этом, а также многом другом читайте в интервью "Обозревателя" с ветераном АТО Иваном Начовным "Гномом", командиром взвода танковой роты, которая обороняла Пески.

- Знаю, что до войны ты работал ученым. Долго пришлось адаптироваться к новым для себя условиям после попадания в зону АТО? Чувство шока присутствовало?

- Да, в первые дни это был культурный и психологический шок. Потому что тяжело было воспринимать армию, в том виде в каком она была в апреле 2014 года. В мирной жизни ты привыкаешь к определенным понятиям, комфорту и тут тебя бросают в палатку с дровами, без отопления, воды, туалета и кучи других привычных вещей.

Но, в принципе, адаптация прошла довольно быстро благодаря занятиям на полигоне. Да и потом мы не успели обвыкнуться, как уже в мае оказались в зоне АТО.

- И уже очень скоро тебе и твоим товарищам пришлось воевать с боевиками под Донецким аэропортом (ДАПом). Когда-то еще один боец АТО Олег Сельницкий в интервью нашему изданию сказал, что главной причиной потери аэропорта стала лишь нехватка человеческого ресурса в нужный момент. А так Украина вполне могла бы его удержать. Согласен с ним? Чтобы это нам дало сейчас?

- Можно было бы сделать все, что угодно, если бы у нас не было либо режима перемирия, либо он соблюдался. Эти два фактора повлияли на то, что у нас фактически не было возможности оперативно реагировать на то, что там происходило.

Хотя, по сути, потеря терминалов ни к чему не привела. Их оборона была более важна для поддержки силы духа нашего воинства, но не имела какого-то стратегического значения.

- Да, но за теми событиями следили и вполне себе гражданские украинцы. Во всяком случае, в конце лета-осенью 2014 года оборона аэропорта была, чуть ли не единственным светлым пятном в информационном пространстве. Тогда понимали, что на "гражданке" вас уже возвели в ранг героев?

- Нет, о том, что к нам такое отношение мы не знали. У нас была задача - держать рубеж, но уже тогда мы понимали, что делать это можно и без терминала. Хотя аэропорт и оттягивал на себя большой кусок артиллерии и пехоты противника на себя, упрощая задачу остальным. Несмотря ни на что, я считаю, что смерти наших бойцов были не напрасны.

- С тех пор прошло уже больше двух лет, и за это время конфликт прилично "замерз". Но проблему-то решать все равно нужно. Как ты относишься к минским переговорам, попыткам развести стороны на Донбассе? Видишь от этого какой-то толк?

- С моей точки зрения Минский процесс находится под большим вопросом. Просто потому что непонятно, кто кого там представляет, то есть кто и с кем договаривается. Если мы считаем, что на востоке против нас воюют марионетки России, коими они и являются, то мы должны договариваться именно с Москвой. И делать это на официальном уровне. То есть два представителя на уровне министров иностранных дел должны встретиться и обсудить эти вопросы. А не отправлять туда кого-то там в отставке, даже если это бывший президент Украины.

С таким же успехом мы с тобой можем о чем-то договориться, а потом предложить всем соблюдать наши договоренности. К тому же если уже договорились, то давайте соблюдать, а если мы не соблюдаем, то тогда какой смысл договариваться? Понятное дело, что никто в это не верит.

- Так какой же тогда выход из этого тупика? Получается, что закрыть вопрос можно лишь военным путем?

- Ну скажем так. Масштабное наступление виделось самым оптимальным решением проблемы летом 2014 года. Тогда все были воодушевлены, первая волна потихоньку отбивала то, что было потеряно, и у всех был вкус победы на устах. Казалось, что вот-вот мы выйдем на границу с Россией, и этот вопрос будет закрыт навсегда. Но мы были вынуждены остановиться, не знаю, по каким причинам, хотя уже видели Донецк. Нам почему-то сказали занять оборонительную позицию и тем самым поставили крест на нашем успехе. Просто потому что дали противнику время подтянуть силы, окопаться и перейти к той форме войны, которая тянется до сих пор.

Сейчас же мы считаем, что идеальным будет следующий выход. Нужно по линии соприкосновения построить стену, как это сделал Израиль на границе с Палестиной. Потом сделать в стене ворота для одностороннего прохода, чтобы все люди, которые хотели бы сюда попасть - могли это сделать. Потом ворота закрываются и все связи на время прекращаются. Во-первых, это приведет к тому, что все перестанут наживаться на контрабанде и прочих вещах. Во-вторых, люди, которые находятся там перестанут получать подпитку в виде продуктов, ресурсов, денег или даже возможности выехать к родственникам .

Те, кто там останется, будут вынуждены либо переехать в Россию, либо определяться в этой жизни, потому что их территория без людей и работающей промышленности никому не будет нужна. Вот тогда и будет видно истинное лицо Донбасса и станет слышен его настоящий голос.

- А что последует затем?

- После этого Россия и Украина добивают мирное соглашение, и Путин отзывает свои войска. Как только они это делают – мы получаем контроль над границей, и украинская армия спокойно заходит за эту стену и происходит красивое "обеззараживание" территории. После этого стена переносится на границу с Россией. И мы закрываем этот вопрос. Получается, что это такой себе симбиоз военного и мирного решений.

- Идея действительно интересная. Но ведь и времени это все займет не мало. Как считаешь, насколько это все может затянуться?

- Хочется, конечно, чтоб все закончилось как можно быстрее, но реально понимаем, что это будет длиться еще не один год.

- Но ведь все это время и украинская армия понемногу становится сильнее. Это уже начали признавать даже сами боевики.

- Согласен, но эта сила должна быть где-то реализована. То есть любой боец, который наращивает силу любым видом спорта – делает это для чего? Для того, чтобы ее где-то применить или хотя бы показать. Смысл наращивать силу, если никто этого не увидит, и ты не покажешь, насколько ты могуч? Мы же не собираемся ни с кем воевать. У нас есть только одна задача – отбить собственные территории, захваченные врагом.

Вторую часть интервью с Иваном Начовным "Гномом" читайте на днях на "Обозревателе".

Как сообщал "Обозреватель", в Минобороны рассказали о потерях ВСУ в зоне АТО на Донбассе.

Читайте всі новини по темі "АТО на Донбасі" на сайті "Обозреватель".

Приєднуйтесь до групи "УкрОбоз" на Facebook, читайте свіжі новини!

Наші блоги