Фармацевтичний лобізм в Україні: 16 наболілих питань

14.2тЧитати новину російською

"Обозреватель" недавно опубликовал ряд заметок по итогам расследований в сфере закупок лекарств, выявив ряд серьезнейших проблем и угроз для украинцев. Эти публикации получили немалый резонанс. При этом удивила реакция исполнительного директора БФ "Пациенты Украины" Ольги Стефанишиной, в связи с чем редакция решила написать открытое письмо.

Уважаемая Ольга Анатольевна!

Признаемся, заявление на сайте БФ "Пациенты Украины", где нас обвиняют в нарушении журналистских стандартов и присваивают т.н. "горчичник" от Вашей пациентской организации, вызывает недоумение.

По-видимому, речь идет о следующих публикациях:

"Закупки лекарств для Украины: обман и манипуляции. Ч.1 и Ч.2", а также "Циничные закупки: как Украине достаются просроченные лекарства".

Предполагаем, что "горчичник" для нас выписан из-за того, что в наших независимых расследованиях мы прямо говорим о проблемах фармацевтического лоббизма через общественные и пациентские организации, обличая, в том числе, и деятельность БФ "Пациенты Украины". Мы не позволим Вам лишить украинцев права на получение достоверной информации о здравоохранении, поэтому предлагаем Вам публичную дискуссию, начать которую хотели бы с вопроса о том, получали ли действующие или бывшие члены или сотрудники БФ "Пациенты Украины", ЮКАБ и сети "ЛЖВ" деньги от фармацевтических компаний?

Однако мы выступаем за баланс мнений, поэтому просим вас, уважаемая Ольга Анатольевна, честно и незаангажированно ответить на ряд вопросов, которые непосредственно касаются деятельности БФ "Пациенты Украины" и Вашей медийной активности. Придерживаясь принципов достоверности и полноте предоставления информации, объясните, пожалуйста, следующие факты:

1. Почему во время проведения закупок АРВ-препаратов через международные организации за деньги государственного бюджета 2015 года в сравнении с ценами закупки Минздравом в 2014 году произошел значительный рост долларовых цен исключительно на препараты ("Алувия" и "Презиста") тех компаний ("Эббви" и "Янссен"), которые платили деньги Вашим активистам - Дмитрию Шерембею и Владимиру Курпите?

2. Почему три члена постоянной рабочей группы Минздрав по закупке препаратов для лечения гепатитов, связанных с БФ "Пациенты Украины" и сетью ЛЖВ, не поднимали вопрос на заседаниях о том, что включение дорогостоящего комбинационного препарата "Омбитасвир"/"Паритапревир"/"Ритонавир"/"Дасабувирпод" торговым названием "Вимви" в номенклатуру закупок приведет к сокращению охвата лечения пациентов до 842 пациентов с 1870 пациентов (которых можно было бы пролечить препаратом "Софосбувир")? Не потому ли они этого не делали, что производителем препарата "Вимви" является компания "Эббви" (США), которая платила деньги Дмитрию Шерембею?

3. Почему Вы в своих публикациях сравниваете количество закупленных таблеток, как, например, "международные организации закупили таблеток на 80 млн штук больше, чем Минздрав в 2014 году, при уменьшении бюджета на 13%", а не сравниваете количество закупленных курсов лечения или объемы охвата пациентов лечением? Не будете же Вы утверждать, что показателем эффективности по программе "гепатит" служит увеличение в 2 раза объемов закупки (с 1,4 млн. таблеток в 2014 году до 2,8 млн. таблеток в 2015 году) препарата сопутствующей терапии "Рибаверин" по цене в 11 раз превышающей цену закупок Минздрава 2014 года в долларовом эквиваленте, и одновременное уменьшение на 10 тысяч флаконов объемов закупки дорогостоящих пегинтерфиронов, и, как результат, уменьшение охвата лечения на 25%? Или, например, Вы считаете эффективной закупку через ПРООН по программе "Туберкулез" миллионов дешевых таблеток стоимостью меньше 0,1 доллара США ("Рифампицин" в 2014 году купили в количестве 1,9 млн таблеток, а в 2015 году – 23 млн таблеток; "Этамбутол, 400 мг" в 2014 году – 7 млн таблеток, в 2015 году – 14 млн таблеток, "Изониазид" в дозировках 100 мг и 300 мг купили 27,5 млн таблеток, а в 2014 году их не покупали вовсе)?

4. Вы говорите, что международные организации купили на 350% больше вакцин, но не говорите, что основную и самую дорогую вакцину из календаря прививок "Пентаксим" (стоимость которой 18,13 дол. США за дозу) купили дороже на 12,5% в долларовом эквиваленте, чем в Минздраве в 2014 году, и при этом вынуждены были сократить количество закупки в два раза по сравнению с планируемым объемом закупки, а дешевых вакцин со стоимостью дозы меньше 25 центов доллара купили в 3,9 раза больше из-за увеличения бюджета с 285 млн грн до 570 млн грн, и совсем не говорите, что в Минздраве в 2014 году не купили 3,3 млн доз вакцин БЦЖ, АКДП, АДП и АДП-М, по объективной причине невыхода на торги производителей и запрета оборота вакцин производства завода "Фармстандарт-Биолик"? Ведь стоимость одной дозы "Пентаксима" эквивалента 72 дозам дешевых вакцин. Если бы закупки "Пентаксима" прошли в полном объеме, то государству пришлось бы дополнительно потратить 200 млн грн, и у международных организаций не осталось бы денег на закупку 7,8 млн доз дешевых вакцин.

5. Как Вы можете объяснить то, что Александра Устинова, член правления Центра противодействия коррупции, выступая совместно с Вашей организацией на пресс-конференции в Кабмине 18 января 2017 года, в качестве примера коррупции при проведении закупок медикаментов в Минздраве приводит факт закупки Минздравом в 2014 году по программе "Туберкулез" препарата "Моксифлоксацин" у компании "Людмила Фарм", стоимость которого была в 3,5 раза дороже, чем препарат, купленный ПРООН за средства 2015 года. Напомним, что Минздрав купил оригинальный препарат "Авелокс" у компании Bayer Pharma AG (Германия), тогда как ПРООН ? "Моксифлоксацин" у производителя "Маклеодс Фармасьютикалс Лимитед" (Индия). Минздрав в 2014 году не мог купить дешевый генерик, поскольку обращение в Украине генерического препарата запрещено действием патента компании Bayer Pharma AG (Германия). В случае, если бы такая сделка произошла, компания BayerPharma AG вероятно подала бы в суд на украинского производителя (в частности, такой суд она успешно выиграла ранее против компании ООО "Юрия-Фарм").

В 2016 году ПРООН, нарушая международное патентное право, провела сделку, но пока до конца не ясно, смогут ли в украинских больницах использовать генерический препарат. Скажите, активисты Вашей организации, выступая в Кабинете Министров, сознательно озвучивают недостоверную информацию, манипулируя фактами, или они просто не знают, что в Украине действует патент на оригинальный препарат "Авелокс" компании BayerPharma AG (Германия)? В чем вы видите коррупцию: в том, что "Людмила Фарм" продала оригинальный препарат Минздраву, или в том, что в 2014 году "Людмила Фарм" не могла продать препарат генерического происхождения, поскольку для этого бы пришлось нарушить действие патента?

6. В контексте Ваших заявлений об устранении коррупционного фактора в 40% с внедрением механизма закупок через международные организации, объясните, пожалуйста, повышение цен на такие препараты, как "Зеффикс", производитель "ГлаксоСмитКляйн", Великобритания (повышение долларовой цены на 42%), "Рибавирин",производитель "ВалартинФарма", Украина (повышение долларовой цены в 11 раз), "Вифенд", производитель "Пфайзер", США (повышение долларовой цены на 72%), "Неуластим", производитель "Ф.Хоффманн-Ля Рош Лтд", Швейцария (повышение долларовой цены на 52%), "Весаноид", производитель "Ф.Хоффманн-Ля Рош Лтд", Швейцария (превышение долларовой цены в 3,6 раза)? Неужели и при международных закупках присутствует коррупционный фактор?

7. Можно ли говорить об экономии, полученной по результатам проведения международных закупок, если международные организации не смогли полностью обеспечить объем закупок по заявкам Минздрава из-за недостатка средств? Напомним, что международные организации сократили объемы закупок препаратов по гемофилии на 25%, по гепатиту - на 30%, по детской онкологии - на 15%, по СПИДу - на 45%, закупка ранее упомянутой вакцины "Пентаксим" была сокращена в 2 раза. Для того, чтобы только по этим программам выполнить закупки в полном объеме по заявкам Минздрава, государство должно было бы выделить дополнительно минимум 360 млн грн?

8. Как Вы считаете, почему международные организации не смогли закупить по некоторым направлениям все препараты, тогда как Минздрав в предыдущие годы обеспечивал их закупку? По результатам закупок за средства 2015 года из 11 запланированных для закупки вакцин было закуплено только 9, не были закуплены такие онкологические препараты, как "Блеомицин", 15 мг в объеме 13632 фл., "Гемцитабин", 200 мг и 1000 мг, соответственно, в объемах 9174 фл. и 13391 фл., "Етопозид", 200 мг в объеме 21326 фл., "Метотрексат", 50 мг в объеме 11020 фл. "Оксалиплатин", 100 мг, в объеме 10159 фл., "Дакарбазин", 200 мг в объеме 5497 фл., "Цитарабин", 1000 мг и 100 мг, соответственно, в объемах 2619 фл. и 12960 фл. и др.? Чем Вы можете это объяснить? Вы считаете, что эти препараты не нужны пациентам?

9. Считаете ли Вы эффективными международные закупки отдельных препаратов по детской онкологии? В частности, нас интересует закупка препарата "Этопозид Мили", который купили по программе детская онкология, но применение которого, согласно инструкции, невозможно для у детей в возрасте до 2 лет. По этой же программе купили препарат "Метотрексат" в дозировке 10 мг, но вместо препарата для люмбальных пункций (для чего собственно нужна такая дозировка - по 10 мг), купили препарат "Методжект" в шприцах по 10 мг, который нельзя технически ввести во время люмбальной пункции и который имеет показания только для лечения ревматоидного артрита, но не для детей с онкозаболеваниями.

10. Почему Вы обходите вниманием проблему того, что многие препараты были закуплены с истекающими сроками годности, например, онкологический препарат "Винкристин" закуплен со сроком годности 4 месяца, тест-системы "Клетки Immuno-trol, 2х3 мл" - 2 месяца, реагент для проведения контроля качества, 1х2,5 мл по программе СПИД и вовсе был доставлен в регионы 22.07.2016 за СЕМЬ ДНЕЙ до истечения срока годности? Знаете ли Вы, что при закупке препаратов со сроком годности менее 50% его цена должна быть снижена в 2-3 раза, но международные организации платили за эти препараты полную стоимость?

11. Объясните, почему, в целом, Вы активно освещаете результаты закупок через международные организации, но при этом умалчиваете информацию о результатах закупок Минздрава 2015 года? А ведь, например, при закупках Минздрава в 2015 году по программе лечения сердечно-сосудистых заболеваний стоимость изделий снижалась на 90% в гривневых ценах по сравнению с ценами закупок в 2014 году, и в итоге реальная экономия по этой программе составила 73,05 млн грн, по трансплантации – 20,37 млн грн, по перитонеальному диализу – 32,14 млн грн, по донорству – 43,24 млн грн. Очевидно, что такие цифры экономии в разы преуменьшают значимость работы международных организаций. Не потому ли Вы предпочитаете молчать об этом, что на фоне сплошной критики и заявлений о коррумпированности системы закупок Минздрава успехи международных организаций выглядят ярче и внушительнее.

12. Вы постоянно критикуете действия Минздрава, которые привели к затягиванию процесса передачи закупок международным организациям. Подтверждаете ли Вы свои слова о том, что задержки с проведением международных закупок связаны были с плохой работой чиновников министерства: "Что отказаться от собственных тендеров и передать их проведение на аутсорс международным организациям решил ещё в 2015 году Александр Квиташвили. Что этот процесс более чем на год заблокировали чиновники Минздрава, и когда Супрун возглавила министерство, план по закупкам 2015 года (не говоря о 2016-м) был выполнен лишь наполовину"? Если это действительно так, готовы ли Вы признать неэффективной и непрофессиональной работу Игоря Перегинца, занимавшего с марта 2015 года по май 2016 года должность замминистра здравоохранения и отвечавшего за проведение международных закупок? Если Вы подтверждаете, что Ульяна Супрун с самого начала своего назначения в июле 2016 года дала ход международным закупкам, как Вы можете объяснить тот факт, что договор с CrownAgents на сумму 357,2 млн грн был подписан лишь 12 декабря 2016 года?

13. Подтверждаете ли Вы, информацию, которую озвучили в интервью изданию "РБК-Украина", комментируя проведение государственного тендера на закупку препаратов для лечения аутизма: "Будет поставлен препарат-генерик вместо оригинального препарата. При этом копия оказалась почти по той же цене, по которой на рынке продается оригинальный препарат. Мало того, в инструкции к "победившему" препарату указано, что он не рекомендован для детей в возрасте до 12 лет"? Если нет, почему Вы ее сознательно исказили информацию в интервью изданию "РБК-Украина"?

14. Подтверждаете ли Вы информацию, предоставленную "Украинской правде", о том, что "всего за 1 год почти вполовину расширилась конкуренция на тендерном рынке министерства: 40% закупок 2015-го года произошли напрямую от производителя". "Стоит понимать, что раньше в 99 процентах случаев из 100 на тендеры Минздрава выходили только "компании-прокладки", владельцы которых вступали в картельные сговоры"? Как Вы объясните, что при "злочинной владе" в 2013 году был самый высокий уровень доли участия производителей в централизованных закупках – 38%, а в 2015 году, когда те программы, в которых исторически участвовали производители (например, иммунопрофилактика), передали международникам, все равно 15% торгов, проводимых Минздравом, выиграли непосредственно производители? Это же не 1%, или же Вы считаете компанию ГлаксоСмитКляйн (Великобритания), которая продала ЮНИСЕФ вакцину "Рабипур" индийского производства компании Кайрон Беринг Вакцинс Приват Лтд "прокладкой"?

15. Объясняя экономию в 800 млн грн, полученную по результатам проведения закупок через международные организации, Вы говорите, что эти результаты были получены "при сравнении их цен с ценами Минздрава-2014 на те же действующие вещества, более того, некоторые препараты ведомство закупило более чем в 20 раз дешевле Минздрава 2014-го года". Понимаете ли Вы, что полученная экономия не была связана антикоррупционными мерами, а была получена в результате реально существующей разницы при закупке генерических препаратов по сравнению со стоимостью оригинальных препаратов. В том, насколько велика разница в стоимости оригиналов и генериков, можно убедиться, сравнив цены на препараты в любой из аптек. Например, американский "Зивокс" (препарат "Линезолид") в таблетках по 600 мг №10 пациент может купить за 9522 грн, а самый дешевый аналог генерического производства компании БафнаФармасьютикалз (Индия) за 768 грн (2*384 грн), то есть фактическая разница в стоимости препарата будет 12,4 раз!

16. Если Вы говорите, что международные организации внедряют антикоррупционные, прозрачные и открытые механизмы проведения закупок препаратов, уточните, из каких открытых источников журналисты могут получить информацию об уже закупленных и поставленных медицинских препараах за средства 2016 года (цены, объемы, сроки поставки, сроки годности препаратов), а также как можно ознакомиться с утвержденной номенклатурой закупок на 2017 год (информация об объявленных торгах, об ожидаемыхсроках поставок) и ценами закупки препаратов в 2015 году? В настоящий момент нам не удалось найти эту информацию в открытых источниках.

Эти вопросы - лишь малая толика того, о чем мы хотели бы Вас спросить. Ольга Анатольевна, просим Вас прийти в редакцию "Обозревателя", чтобы у нас состоялся живой диалог, в ходе которого мы выясним те моменты, на почве которых у нас возникли разночтения в видении ситуации с проблемами современного здравоохранения.

Читайте всі новини по темі "Ліки в Україні" на сайті "Обозреватель".

Приєднуйтесь до групи "УкрОбоз" на Facebook, читайте свіжі новини!

Наші блоги