Письмо офицеров из "Десны" - случайность или закономерность?

1,7 т.
Письмо офицеров из 'Десны' - случайность или закономерность?

Письмо, посвященное злоупотреблениям должностных лиц из армейского учебного центра в "Десне" и их "покровителей" было озвучено многими СМИ и получило значительный отклик среди читателей. Произошел редкий случай, когда сор из избы удалось вынести наружу.

Текст письма читайте тут: Письмо в редакцию: Министру обороны Украины. Анонимка из "Десны"

В центре событий - взаимоотношения между руководством упомянутого учебного центра и его частей, с одной стороны, и офицерами и прапорщиками, которые там служат, - с другой. Мягко говоря, эти отношения трудно назвать цивилизованными. Министр обороны Анатолий Гриценко уже поручил создать представительную комиссию для проверки этой информации. Безусловно, что до окончания ее работы делать какие-то выводы и заявления рано.

Хочется надеяться, что ее работа станет объективной и будет отличаться от результатов труда комиссий, приезжавших до этого, но не сумевших увидеть очевидные для многих факты беспредела.

Тем не менее, имеющаяся сейчас информация позволяет предполагать о наличии системного кризиса в армейских рядах среднего и высшего звена, а события в Десне стали лишь видимой частью айсберга проблем.

Реформирование украинской армии в условиях ограниченных финансовых ресурсов и ряда других неблагоприятных факторов поставило перед руководством государства проблему сохранения Вооруженных Сил в боеспособном состоянии. Наличие современных вооружений, уровень обученности личного состава, соответствующее финансирование – это, несомненно, очень важно. Но также очевидно, что важнейшим фактором успеха проводимых реформ и проводником в жизнь практических шагов является офицерский корпус армии. Никто не пытается оспорить тот факт, что именно он является носителем главного потенциала любой армии мира – боевого духа, традиций, ее идеологии.

Удастся сохранить и развить эти ценности – можно надеяться на успех любой реформы и успешное функционирование важнейшей составляющей института обеспечения безопасности страны. Если же речь идет о его нездоровом состоянии, то и результат будет аналогичным.Факты, приведенные в письме офицера, а можно даже предположить, что авторов было несколько, действительно являются типичным примером правового беспредела в армии. Причем далеко не единичным.

В этом году всплыли на поверхность правонарушения командования элитной бригады охраны Генерального штаба при отборе военнослужащих для миротворческих контингентов. Оказалось, что подполковник Лошак и подполковник Тарасенко решали этот вопрос исключительно через взятки, а также занимались другими поборами в отношении своих подчиненных. Их действия получили соответствующую правовую оценку в суде и закончилось все приказом начальника Генштаба об их увольнении.

Однако решения суда и полномочий начальника Генштаба не хватило для того, чтобы остановить их дальнейшую деятельность на этом поприще. После скандала оба провинившихся получили повышение. Первый из них сейчас - военком элитного киевского района. Второй также нашел себе "теплую" полковничью должность, предполагающую доступ к распределению и списанию материальных ценностей.Скандалы, свидетельствующие о коррупции в армии, нарастают, как снежный ком. Весной этого года в украинском аэропорту по возвращении с Ирака был задержан генерал, пытавшийся ввезти в страну несколько сот тысяч "зеленых", полученных в результате махинаций с выделяемыми средствами на восстановление Ирака, которые распределялись там нашими военными.

Жажда наживы бизнесменов в погонах привела нас также к позорному выводу украинского миротворческого контингента из Ливана. Руководство ООН приняло решение заменить украинский батальон в составе миротворческих сил в Ливане в связи с финансовыми злоупотреблениями, допущенными украинскими военными. Об этом говорилось в совместном заявлении Организации Объединенных Наций и Украины от 1 сентября 2005 года. В заявлении было отмечено, что финансами ООН злоупотребляло командование украинского батальона предыдущей ротации. Департамент миротворческих операций ООН в связи с этим заявил, что считает невозможным дальнейшее выполнение миротворческой миссии в Ливане представителями Вооруженных Сил Украины, которые будут заменены военным соединением из другой страны.Извечные вопросы: кто виноват?..

Как видим, действующими лицами скандалов оказались офицеры высшего и среднего звена украинской армии. Повторюсь, что эти и другие случаи являются следствием системного кризиса в вопросах прохождения службы офицерским составом. Кризис заключается в том, что советский офицер из элиты общества постепенно превратился в малообразованного, бесправного и униженного человека, которому все реже приходится заниматься своим профессиональным делом. Исключение составлет разве что небольшая "каста высшего света", сумевшая пробиться на высшие посты, куда "простого смертного" и на пушечный выстрел не подпускают.

Планы реформирования ВС Украины предусматривают существенное уменьшение количественных показателей вооруженных сил. Причем сокращение армии в первую очередь коснется именно офицерского корпуса. В 1992 году в Украинской армии числилось около 900 тысяч человек, из которых 720 тысяч были военнослужащими, а остальные – гражданский персонал. На 1 января 2004 года численность украинской армии сократилась до 355 тысяч человек (265,5 тысяч военнослужащих и 89,5 тысяч гражданских служащих). Согласно проекта Закона Украины "О численности ВСУ на 2006-2011 годы" планируется к концу 2006 года иметь 165 тысяч военнослужащих, а к концу 2011 года – лишь 143 тысячи.

Декларации о необходимости следовать стандартам НАТО в вопросах комплектования армии личным составом привели к появлению на свет такого понятия, как необходимое соотношение офицерского состава к остальным категориям военнослужащих, которое должно составить 1:4. Будут также уточнены численность офицерского состава по званиям, прежде всего в сторону уменьшения должностных категорий, увеличены минимальные сроки выслуги и установлены предельные сроки пребывания в воинском звании.

Ясно, что для желающих остаться в рядах армии предстоит борьба за выживание в условиях подобных сокращений и реорганизаций. Хотя все же можно поставить под сомнение целесообразность такого "слепого" копирования иностранных стандартов. Прежде всего, существуют национальные традиции прохождения службы офицерским составом, обусловленные историческим опытом и несколько другими условиями предыдущего военного строительства. Для примера, пилотом вертолета в некоторых западных армиях является сержант или ворэнт-офицер, а у нас же эту должность занимает офицер. Подобные примеры можно привести неоднократно. К тому же у нас пока нет сержантского корпуса, сопоставимого с аналогичной структурой армий развитых стран мира, как, впрочем, и нет предпосылок его появления в ближайшее время.

Проблема жилья для военнослужащих, в первую очередь для офицеров, также продолжает существовать и не имеет тенденций к резкому уменьшению. До сих пор не существует действенной системы оценки труда офицера, вернее она носит субъективный характер. Так, например, система аттестации офицерского состава, введенная в действие несколько лет назад, предполагает использование определенных критериев, но их численные значения в любом случае определяются вышестоящим начальником, которые носят субъективный характер и часто не имеют под собой достаточной обоснованности.

На практике продолжают играть большую роль некоторые неписаные правила, регламентирующие порядок отбора и назначения офицера на вышестоящие должности. Например, там, где нужно трудится "от зари и до заката", непрерывно иметь дело с личным составом срочной службы, т.е. на должностях командира взвода, роты, батальона или же непосредственно отвечать за эксплуатацию техники, то в какой-то мере можно говорить о том, что добросовестный труд может быть замечен и оценен. Если не вмешается "его величество случай", связанный с гибелью или увечьем подчиненного личного состава или подобными происшествиями. От этого не застрахован никто, но во многих случаях это способно перечеркнуть карьеру офицера.

Все, что выше названных должностей – это уже может быть "кормушкой" (не только в материальном плане, но и в моральном также) для лица, занявшего соответствующий пост. Причем критерии отбора и условия попадания на эти должности не являются большой тайной для желающих их узнать.

Особое место занимают должности высшего офицерского состава. Известный военачальник генерал армии Варенников в своих мемуарах очень удачно заметил, что занятие должностей от командира дивизии и выше уже мало зависит от профессиональных и других качеств человека, в дело вступают другие факторы, прежде всего, является ли претендент членом чьей-либо "команды". В таких условиях человеку со стороны "пробиться" становится чрезвычайно тяжело. Со сменой лидеров по неписаным правилам меняется вся "команда". Что также не соответствует понятиям справедливости, букве закона, этическим нормам и не способствует продуктивной службе офицера, который ориентирован не на успешные результаты своей служебной деятельности, а на успех своего лидера…

В мемуарах знаменитых военачальников часто встречается одна и та же мысль: если хочешь сделать полк не боеготовым и развалить в нем дисциплину – "сорви" его на год с боевой подготовки и заставь заниматься строительством и другими хозяйственными работами. Фактически, в условиях непрерывного реформирования это теперь касается всей украинской армии. Исключение составляют немногочисленные миротворческие контингенты, которых сама жизнь заставляет "учиться военному делу настоящим образом" и части объединенных сил быстрого реагирования. Заложниками такой ситуации оказываются опять офицеры, ибо на них ложится вся ответственность за состояние дисциплины своих подчиненных.

Также развал Советского Союза привел к появлению на высших должностях в вооруженных силах новых лиц, которые не имеют опыта руководства большими воинскими структурами, так как по состоянию на 1991 год занимали скромные должности и за годы независимости не имели той "питательной среды", которая формирует необходимые качества у военачальника и полководца.

Тенденции к усилению гражданского контроля над вооруженными силами помимо своих рациональных начал имеют и отрицательные. Непродолжительное пребывание во главе военного ведомства Евгения Марчука привело к появлению на некоторых ключевых постах людей, мягко говоря, не обладающих моральным правом их занимать, так же как и не имеющих должной профессиональной компетентности, но зато являющимися членами "команды". С результатами их пребывания у власти можно ознакомиться в целом ряде публикаций СМИ, появившихся после ухода Евгения Марчука из военного ведомства. Говорить о том, что ситуация сильно изменилась с приходом к руководству минобороны Анатолия Гриценко также пока нет оснований. Причина банальна: все его реформаторские идеи реализуются на практике старой командой генералов, которых можно назвать генералами ушедшей эпохи.

Сегодня перед должностными лицами (прежде всего командирами при активном участии кадровых органов) остро стоит задача произвести отбор тех офицеров, которым есть место в "будущих" вооруженных силах. В условиях несовершенства системы прохождения службы, оценки ее результатов и отбора наиболее достойных в процессе сокращений появляется благодатная почва для всякого рода злоупотреблений.

В итоге фактическая, а не декларируемая система прохождения службы, сложившаяся в нашей армии, не способствует здоровым настроениям в офицерской среде. Состояние реформирования, причем продолжающееся непрерывно и сводящееся в основном к сокращениям, привело к формированию в офицерской среде атмосферы "временщиков". Люди устали от непрерывных изменений, несущих в себе прежде всего негативную составляющую, понимая, что их будущее зависит не от созидательного труда на той или иной должности, а больше от содержания очередного этапа реформирования.…И что делать?

Реформы и сокращения вооруженных сил проходят во многих странах мира. В Америке, например, смена президента не означает смену всего генералитета. Их законы четко определяют тот перечень должностей, которые являются "политическими", т.е. на которые назначает президент "своих людей" после избрания. Между прочим, количество таких должностей очень ограничено.

Также в вооруженных силах США реализуется так называемая "Программа равных возможностей", предполагающая существование особого института военного ведомства, представленная на всех военных базах и не зависящего от местного военного командования. Ее представители непрерывно работают в воинских частях и следят за тем, чтобы все направления реализации кадровой политики обеспечивали соблюдение прав человека и способствовали успешной карьере всех военнослужащих.

Любой военнослужащий имеет право обратиться к представителям этой структуры за помощью, если он посчитает, что его права в отношении продвижения по службе и других аспектов военной службы нарушены. Также в американской армии работой с личным составом занимаются срезу несколько других структур, например, служба военных капелланов, психологи, службы по работе с семьями военнослужащих и т.п.

В нашей армии очень многое унаследовано от дореволюционной русской армии, а также со времен Вооруженных Сил СССР. Причем это наследство все же имеет ряд положительных начал. Исторически сложилось, что офицерский корпус в жизни страны и армии всегда занимал особое место. Почему мы возвращаемся к истории? Дело в том, что мы можем и должны использовать все полезное, что наработано у наших коллег за границей, но "стержень" должен всегда оставаться наш, отечественный, ибо это наша история и наши традиции.

Очень важно четко определиться с приоритетами реформирования. Никто не отрицает необходимость сокращения численности украинской армии. Но не плохо бы уточнить подходы, отработать четкие и прозрачные критерии оценки труда офицеров и достичь их реализации на практике. Причем сами офицеры должны иметь разнообразные механизмы защиты своих прав. В этой связи право обращаться в суд должно быть не декларацией, а реальностью, ибо это - цивилизованный и общепринятый способ разрешения противоречий между двумя сторонами с помощью третьей стороны. У нас же это продолжает восприниматься должностными лицами как высшая степень обиды и посягательства на их власть.

Можно создать в наших вооруженных силах некий аналог американской программы равных возможностей, что особенно актуально в ходе сокращений и реформирования. Помимо этого, необходимо заставить работать структуры воспитательной работы, так как за годы независимости они многократно меняли свое название, организацию, но до сих пор не стали реально работающим в интересах именно офицерского корпуса механизмом. Помимо официальных структур целесообразным видится возрождение деятельности офицерских собраний и других форм неформальных отношений между офицерами.

Также жизнь заставляет возвратиться к необходимости введения службы военных священников (причем можно не в вооруженных силах, а при них). Автору известны неоднократные случаи, когда из-за различных неблагоприятных условий службы и быта военнослужащие искали "отдушину" в религии, но оказывались вовлеченными в деятельность сомнительных религиозных организаций. Причем деятельность священников в воинских частях реально уже ведется, начиная от церемонии принятия присяги молодыми солдатами и до нахождения двух представителей церкви в Ираке совместно с украинским военным контингентом.

Следует более взвешенно походить к вопросам сокращения украинской армии в ходе проводимых реформ. В любом случае те люди, для которых не смогли найти место в рядах "обновленной армии" или которые не соответствуют предъявляемым требованиям, также при увольнении в запас должны иметь минимально необходимый уровень обеспеченности и социальных гарантий, позволяющий им найти "место под солнцем" в гражданской жизни.

Согласно результатам социологических исследований, около 76% опрошенных военнослужащих имеют желание продолжать службу до приобретения права на пенсию, и лишь около 4% настроены на увольнение в ближайшее время. С другой стороны, лишь треть офицеров, подлежащих увольнению до конца 2005 года, успели получить право на пенсию.

Примечательно в этой связи мнение атташе по вопросам обороны при посольстве Италии в Украины полковника Энрико Пьяцца: "Мы не отправляем на пенсию тех, кто еще может работать и не замещаем должности уволенных в запас. Если сокращаются по возрасту, например 100 человек, то берут на работу 50. В Италии сокращение армии началось 10 лет назад и происходит более взвешенно и постепенно, чем в Украине".

Первые несмелые шаги

Министр обороны Анатолий Гриценко, министр внутренних дел Юрий Луценко и председатель Службы безопасности Украины Игорь Дрижчаный на совместном совещании в ноябре этого года попыталисьопределить пути борьбы с коррупцией в Вооруженных Силах.

По мнению руководителя военного ведомства, запланированные оперативные мероприятия Минобороны, МВД и СБУ дадут возможность раскрыть преступные схемы, которые годами формировались в армии. Гриценко выразил надежду, что органы прокуратуры и суды также займут принципиальную позицию в этом вопросе и помогут Минобороны в борьбе с коррупцией.

Кроме этого, министр обещает, что все факты коррупции у ВС будут обнародоваться через средства массовой информации. "Общество должно знать, что армия отбрасывает эти позорные явления", - заявил он, напомнив, что в последнее время уже приняты решения по борьбе с коррупцией в армии. В частности, министр ввел ротацию личного состава в военных комиссариатах, упразднил государственный заказ на подготовку офицеров на военных кафедрах гражданских университетов, ликвидировал отдельные военные кафедры. Он также освободил 250 военных, которые, нарушая закон, занимали должности руководителей государственных предприятий и хозрасчетных организаций Минобороны, главной целью деятельности которых было получение прибыли. Он также вовлек в работу в тендерных комитетах по закупке товаров и услуг для ВС сотрудников военной контрразведки и военной прокуратуры.Хочется верить, что разбирательство с событиями в "Десне" позволит подтвердить на деле позицию руководителя военного ведомства, который недавно лично заявил, что все факты злоупотреблений и коррупции должны быть расследованы в максимально сжатые сроки. Министр пообещал, что виновные лица, независимо от их ранга и воинского звания, понесут наказание в соответствии с законом, а факты злоупотреблений и коррупции не будут засекречены.