От отдыха еще никто не умер!

111

Монтенегро звучит гордо, а Черногория – без претензий

Этим летом, где мне отдыхать, решало государство. Дело в том, что в моей еще краснокожей заграничной паспортине, хоть и годной до середины 2015 года, кончились пустые развороты, а Европа без них не принимает – им, видите ли, одной странички уже мало, подавай пространство, что свои печати привольно шлепать. Заказав на ясном глазу новый документ, я уселся перед лицом компьютера и принялся искать время и место. Целый день парился, дотошно исследуя побережья Крита и Родоса, делая рывки то на Мальту, то на Сардинию и вновь возвращаясь к греческим богам, изучая местонахождения и интерьеры отелей, пересчитывая гривни в евро и обратно, отчего волосы на моей макушке совершали движения, свойственные камышу при смене направления бриза.

Но вечером позвонила моя дочь и успокоила: можешь поглядеть телевизор, папа, там уже сообщили, что новыми паспортами и не пахнет, с бланками - полная жопа, ЕДАПСу хвост прикрутили, а само государство, как и повелось, мало на что способно, а тем более в летний сезон... И как от сердца отлегло, все стало проще пареной репы. Все-таки весомую часть проблем в нашей жизни порождает выбор. Нет выбора – и вопросов нету. Плевать на Грецию и Майорку, остается одна Черногория, куда я могу и с моим стареньким паспортом без визы соваться. Спасибо, черногорские друзья, что еще не плюнули в жаждущие адриатического отдыха души украинцев, подобно вашим братьям хорватам, с 1 июля влезшим в палаты Евросоюза!

Тише едешь, тише будешь

Черногория – страна махонькая, по территории занимает 155-е место на глобусе. Это как пол-Крыма или Ивано-Франковская область. Народу – 650 тысяч, примерно как в Кривом Роге. Тем не менее в истории ей доводилось хлебнуть независимости, то под гордым именем Дукля (XI век), то как Зета (XII и XIV века), а в XIX веке обосноваться на карте и собственно как Черногория. В 1878 году по Берлинскому трактату она была признана 27-м суверенным государством мира, а впоследствии наследник князя Данилы I Никола I гордо провозгласил себя королем, правда, процарствовал недолго – всего восемь лет: Первая мировая война поставила все с ног на голову.

В Югославии Иосипа Броз Тито Черногория занимала законное равноправное и заштатное место, хотя хозяин страны благоволил этой земле: переименовал столицу Подгорицу в Титоград и построил на побережье Бока-Которского залива одну из своих вилл.

Во время распада Югославии Черногория отделалась легким испугом. На ее территории военных действий не велось, хотя обитателям и пришлось вставать под ружье, а вернее под "Ка-лаш-ни-ков" (в произношении, закрепленном Гораном Бреговичем в содружестве с Эмиром Кустурицей), в ряды сербской армии. Сама же Черногория ускользнула от Сербии бескровно, а ведь врезала по Белграду наотмашь, напрочь перекрыв ему выход к морю. Как бы то ни было, в результате референдума с 2006 года она обрела независимость и, оглядевшись, тихой сапой принялась передвигаться в Европу.

Но как раз-то оглядевшись, черногорцы вынуждены были почесать затылки и уныло признать, что кроме туризма им и предложить Европе нечего. Во времена Югославии Черногория была самой отсталой, дотационной республикой, а после заварух 90-х годов и о развитии какой-нибудь худой промышленной отрасли мечтать не приходится. Тогда кинули клич и провозгласили страну экологичным государством: у нас чистая вода, чистые продукты, только приезжайте, жрите, купайтесь, наслаждайтесь и выкладывайте за это денежки.

Лихо был прокручен переход на евро, что значительно облегчило траты для гостей и доходы для хозяев. В настоящее время средняя зарплата в стране составляет примерно 500 евро – негусто, но кое-как можно ворочаться.

Десять заповедей черногорца

Согласно последней переписи, из проживающих в стране 45% составляют черногорцы, около 30% - сербы, ну и остальных тварей – боснийцев, албанцев, хорватов – процентики набираются, даже русских зафиксирован гордый 1%.

О заметных различиях между сербским и черногорским языками по силам доложить лишь пламенному местному патриоту. Хотя сербы отделяют себя от коренной нации – они почитают черногорцев заторможенными, неприспособленными к жизни, этакими увальнями, которым нужно все указывать и во всем подгонять. Черногорцы принимают эту игру и даже закрепляют сложившийся стереотип в ироничных десяти заповедях.

Человек рождается усталым и живет, чтобы отдохнуть. Возлюби кровать свою, как себя самого. Отдохни днем, чтобы ночью спокойно поспать. Не работай – работа убивает. Если видишь кого-то, кто отдыхает, помоги ему. Работай как можно меньше и все что можно перекладывай на других. От отдыха еще никто не умер! Работа приносит болезни – не умирай молодым! Если вдруг захочется поработать, посиди, подожди, увидишь – пройдет. Когда видишь, что пьют и едят, – присоединяйся, когда видишь, что работают, - уйди, чтоб не мешать.

Благодатное безделье, похоже, не мешает молодому поколению черногорцев расти и крепнуть. Статные пацаны двухметрового роста, снующие по улицам расплавленных летним солнцем городов, чуть ли не в чем мать родила, симпатичные девчушки - кровь с молоком, - встречающие вас в кафешках и магазинах. Экологичность приносит свои плоды...

Вовремя разбросанные камни

По приводимому черногорцами преданию, когда Бог предавал Земле окончательный облик, наводя последние штрихи, он споткнулся об одну из местных гор, и из мешка вывалились все камни – вот и получилась страна каменных холмов. Эти холмы и вправду завораживают – они подходят прямо к воде, оставляя лишь тонкую полоску пляжей.

Пляжи – разные: и песочек, и галька, и даже рукотворный бетон. Но вода – прозрачная, видимость порой достигает десятков метров. Помимо береговой адриатической линии имеется еще Бока-Которская бухта, форму которой можно разобрать лишь по карте – она состоит из каких-то странных треугольников, в реальности же никак не можешь уразуметь, где конец берега, где начало.

На ее берегах приютилось два причудливых древних города – Пераст и Котор. Первый прилип к склону между береговой линией и дорогой, в нем есть набережная, одна параллельная ей улица и каменные лестницы, по которым остается взбираться к другим домам. Майолику белых стен и черепичных крыш украшают две изящных, устремленных ввысь колокольни. Дома выдержаны в странном стиле местного барокко, лишенного всяких финтифлюшек. Рядом с Перастом красуются два острова – Богородицы на Рифе, искусственно созданный с помощью затопленных судов, и Святого Георгия, также называемый Островом мертвых, поскольку на нем находится бенедиктинское аббатство с кладбищем.

Старая часть Котора – раздолье для любителей прогулок по узким улочкам и уютным площадям. Символом города стали голубые ставни и вереницы развешанного белья. На одной из площадей протянутые над ней веревки украшают огромные разноцветные прищепки, на другой – в воздухе зависли раскрытые прозрачные зонтики. Короче, гуляй и наслаждайся!

Подобное удовольствие можно получить и на улочках старой Будвы, но это уже на морском берегу. Город окружен крепостной стеной, по которой можно пройтись. Оригинальным украшением улиц служат манекены, которых полюбили выставлять наружу владельцы магазинов.

Еще одна жемчужина – остров Святого Стефана, связанный с сушей рукотворным перешейком. Когда-то своим вниманием этот остров-отель жаловали Ее Величество английская королева Елизавета II и незабвенный генсек Леонид Брежнев. В разное время на нем отдыхали София Лорен, Андре Моруа, Элизабет Тейлор, Кирк Дуглас, Сильвестр Сталлоне, Джереми Айронс, Клаудия Шиффер и прочая мировая элита.

Прикосновение великих

И в далекие времена знаменитости не обходили стороной Черногорию. По легенде, здесь провел пять лет в плену у пиратов Мигель де Сервантес. И именно здесь он якобы начал писать "Дон-Кихота", даже имя героини позаимствовал у южного городка Ульциня. Возможно, был и прототип – местная аристократка.

Вдохновляли эти места и лорда Джорджа Гордона Байрона. "В момент рождения планеты самая прекрасная из встреч земли и моря произошла в Черногории, - писал он. – Когда сеялись жемчужины природы, на эту землю пришлась целая пригоршня".

Единственный из югославских писателей лауреат Нобелевской премии Иво Андрич, построил себе дом в городе Герцег-Нови и прожил в нем 10 лет. Сейчас в нем находится ресторан "Клуб писателей"

Дважды наведывался в Черногорию Владимир Высоцкий – на съемки совместного советско-югославского фильма "Единственная дорога" и на гастроли с театром на Таганке. Эта страна вдохновила поэта на такие строки:

Водой наполненные горсти

Ко рту спешили поднести –

Впрок пили воду черногорцы

И жили впрок – до тридцати.

И умирать почетно было

От пуль и матовых клинков

И уносить с собой в могилу

Двух-трех врагов, двух-трех врагов...

Благодарные черногорцы прониклись и отреагировали - возвели Высоцкому памятник в Подгорице.

Особую нежность к Черногории испытывает знаменитый режиссер Эмир Кустурица. Он перевез сюда мать из Сараево, привел в порядок кинотеатр, в котором какое-то время проводил фестиваль.

Черногорцы с гордостью вспоминают концерт Мадонны в сентябре 2008 года на пляже Яз под Будвой, на котором собралось 50 тысяч зрителей. Певица поселилась в единственном в стране пятизвездочном отеле Splendid, к которому якобы приложила руку одиозная супруга Юрия Лужкова Елена Батурина, а на место выступления Мадонна была доставлена на вертолете.

Под небом голубым

Признаюсь, что не отношу себя к пылким любителям природы. Благоговейный трепет у меня, пожалуй, просыпался лишь в Норвегии, во время блуждания по фьордам. Повторно я испытал его в Черногории.

Уверен, что к такому восприятию приложила руку очаровательная Екатерина – наш гид в нескольких поездках. Не только с умом выстроенный маршрут, успешный выбор мест остановок, но и удачно продуманный рассказ и адриатическое море обаяния в общении со своими подопечными. Катю хотелось слушать, на нее глядеть, за ней идти.

Мы насладились горными серпантинами (местные водители неизменно демонстрировали технику высокого класса), полюбовались прозрачными озерами, в окрестностях которых налопались лесных ягод – черники, земляники, малины. Добрались до самого глубокого в Европе каньона реки Тары и заглянули в национальный заповедник с романтическим названием Дурмитор.

И еще поездили по монастырям. Их в Черногории 59. Есть одиозные, первый из которых – в Остроге, здесь хранятся чудодейственные мощи Василия Острожского. Народу сюда съезжается немеряно, очередь растягивается на пару часов. Кельи монастыря влеплены в скалы, а мимо медленно движется вереница жаждущих прикоснуться. Люди с полным набором всевозможных недугов, порой неизлечимых. Впрочем, особым пиететом Святой Василий пользуется у бездетных пар.

Прибывших детишек пускают вне очереди, на ступенях закреплены зонтики, спасающие от палящего солнца. Монахи периодически проносят ящики с яблоками и апельсинами, чтобы поддержать тело и дух гостей. А те вставляют в щели каменной ограды монетки, кладут их также рядом со встроенными в стену иконами. Время от времени подходит монах и сгребает дары. Один из служителей Господа очень эффектно выглядел, ведя беседу с помощниками и ловко играя двумя монетками между пальцами.

В Цетинском монастыре хранится десница Иоанна Крестителя и частицы креста, на котором был распят Христос. Здесь монахи особо суровы: выдерживают посетителей во дворе, чтобы ощутили величие момента, внимательно следят, чтобы не оказалась открытой какая-нибудь непотребная часть тела, и предупредительно занавешивают разоблачившихся от жары путниц.

А вот в Морачском монастыре совсем иная картина, совсем другое настроение. Он тоже расположился среди гор, но его подворье превращено монахами в цветущий сад. Гуляй среди цветущих кустов, заходи в церковь, любуйся росписью – дюжине монахов ты не мешаешь, им даже приятно разнообразить свою жизнь благодаря посетителям.

На правах антирекламы

При определении места обитания в Черногории мой выбор пал на городок Херцег-Нови и четырехзвездочный отель Sun Resort. По природной бестолковости я не придал значения предшествующему названию дополнению - Hunguest hotel, а что до звездности, то еще в аэропорту по крылышкам резанула принимающая от компании TEZ TOUR: вы же понимаете, какие "звезды" в Черногории!..

Так вот приставка hun к слову guest обозначала, что отель работает главным образом на венгров. Я ничего против не имеют этого достойного народа, но скопление представителей одной национальности в одном месте действует на нервы, особенно во время отдыха. Нет, в отеле были и наши люди, и затесавшиеся французы, и даже какая-то спортивная команда пацанов-англичан, но венгерский дух царил над пологим пространством, освоенным строениями отеля.

Сам номер в корпусе с романтичным названием "Мимоза" (говорят, время цветения мимозы в Черногории, и вправду, превращает страну в сказку) заставил меня почесать бороду. Главным элементом интерьера комнаты был огромный чашеподобный умывальник под столь же грандиозным зеркалом. Рядом возвышалась душевая кабина, и невольно возникало удивление, что туалет находится отдельно и не огражден прозрачными стеклами.

Решение душевой отличалось оригинальностью: от комнаты она отделялась тремя раздвигающимися створками – двумя матовыми и одной прозрачной. По-видимому, проблеме рождаемости уделяет внимание не только Острожский монастырь, но и Sun Resort. Ведь когда вы лежите на постели, а ваша подруга моется в душе, ее силуэт в матовых створках невольно провоцирует желание. Когда же вы сами совершаете омовение, то сквозь прозрачную створку в громадном зеркале созерцаете вашу половину. Тут уж никуда не денешься: из душа – прямо в объятия!

В Киеве, в турбюро, мне рассказывали, что все, кто отдыхал в Sun Resort, остались довольны, на рецепции же отеля объясняли, что у них полный завал с номерами, найти что-то лучше не представляется возможным, даже приходится пристраивать приезжих в другие гостиницы по соседству. Уж очень много венгров пожелало отдохнуть в Черногории!

Но, впрочем, все это мелочи – надо же было какую-нибудь пакость написать...

Из бункера да в "Мерседес"

Позором было бы, находясь в Черногории, не сунуть нос в соседнюю Албанию – последнюю загадку Европы, как ее величают в туристических гидах. Такая возможность представилась, хотя и без проезда по всей стране. Ну, хотя бы заглянуть – это тоже что-то!

Сразу после пересечения границы вас приветствует компактный цыганский табор. Пейзаж тоже меняется, появляются равнины, а далее и привольные русла рек. Конечно, страна во внушительном запустении, но вперемежку с развалюхами, то там, то здесь возникают ухоженные виллы. 40-летние правление убежденного марксиста-ленинца и отъявленного почитателя Сталина Энвера Ходжи надолго останется в памяти албанцев. Ходжа не на шутку готовился к войне с остальным миром и настроил по стране 700 тыс. бункеров (как раз по бункеру на семью). Эти сооружения и до сих пор служат блистательными, хоть и мрачными памятниками коммунистическому абсурду.

Албанцы считают себя прямыми потомками древних иллирийцев, и именно те в VI веке до н.э. возвели на севере страны внушительную крепость, рядом с которой впоследствии появился город Шкодер. По легенде, крепость строили три брата, и все у них буквально не складывалось – за день положат камни, а за ночь все рассыпается. Пошли они за советом к местному мудрецу, которого опекали, и он им насоветовал – сказал, что надо замуровать в стену одну из их жен, и тогда на ее крови строительство пойдет споро. Чтобы все было по-честному, старец предложил пожертвовать той женой, которая первая принесет ему кормежку. Сообразительные старшие братья тут же сговорились и придержали своих жен дома, а с пайком к дедушке отправилась жена младшего Розафа. Вот ее и скрутили под белы рученьки. Розафа покорилась своей судьбе, поставив лишь одно условие: когда ее станут замуровывать, то должны оставить три отверстия – для лица, чтобы дышать, для груди, чтобы кормить ребенка, для руки, чтобы его держать и ласкать. Сказано – сделано, Розафу замуровали, и крепость перестала разваливаться. Вот, такая добрая легенда...

Сам Шкодер оставляет довольно унылое впечатление. Свежевылизанные дома соседствуют с откровенной разрухой. Много людей на велосипедах, засилия "Мерседесов" замечено не было. Дело в том, что албанцы неравнодушны к этой марке (подобно цыганам), в оправдание свое говорят, что по местным дорогом только на "Мерседесе" и проедешь.

...Возвращение в Черногорию принесло удовольствие. Вообще мне эта страна пришлась по нраву, я бы сказал, на тектоническо-архитектурном уровне. И Боженька постарался, и люди приложились со вкусом и до сих пор продолжают творениями своих рук не уничтожать пейзаж, а удачно его дополнять.

Въехал я на Родину

В Борисполе после получения багажа прилетевших встречали, буравя проникающими в подкорку взорами, с полдюжины проницательных таможенников: а кто там чего незаконного и незадекларированного везет?! Меня не тронули – профессионалы! Снаружи я вытянул из пачки сигарету, сделал несколько затяжек и заметил приближающегося милиционера. Ваш паспорт! - прозвучала команда. Желания вступать в пререкания и выяснять, по какому праву, не было, и я сунул ему документ. Ваше отчество? – последовал коварный вопрос. Его же задавал мне пограничник при вылете – по-видимому, этот тонкий ход рассчитан на то, что шпионы и злодеи не удосуживаются запомнить отчества лиц, по документам которых перемещаются.

Убедившись, что мне знакомо имя моего отца, милиционер заявил, что я нарушаю порядок, куря в неположенном месте. Он тыкнул пальцев в налепленные на стеклах листовки, по-видимому, запрещавшее вредное для здоровья украинцев занятие. Сейчас пройдем куда надо, составим протокол, заплатите штраф, с удовольствием оповестил мой нежданный собеседник. После трех часов без никотина мне как-то невдомек было разглядывать, что вы тут навешали, заметил я. Рвение же милиционера удалось умерить лишь журналистским удостоверением – он отлип.

Ф-ф-фу! – выдохнул я, ища глазами урну. На Родину вернулся. Ощущается без разгона...

Читайте все новости по теме "Семейный туризм" на Обозревателе.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель LifeStyle" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости