Исповедь эмигрантки: как жилось украинке на острове Ява

74.9тЧитать новость на украинском

Екатерина Полякова по образованию журналистка. Сейчас девушка живет и работает в Киеве. Два года назад она получила письмо, содержание которого изменило ход ее размеренной жизни. Ответив согласием на вызов судьбы, 14 февраля 2016 года она попала в Индонезию, где прожила полтора года, обучая студентов местного вуза.

Как в Индонезии реагируют на светлый цвет кожи, почему мужчины-врачи не обследуют женщин, а представители фауны размером с крокодила на улице не удивляют - читайте в истории смелой украинки, рассказанной "Обозревателю".

История переезда

Время от времени появлялись мысли о том, что можно было бы уехать, поучиться чему-то новому, сменить обстановку. Но у меня была хорошая работа в Украине, поэтому мысли оставались мыслями.

Однажды на электронку пришло письмо от подруги, которая тогда была в Индонезии по государственной программе "Darmasiswa". Она переслала информацию о программе одного из лучших университетов Явы (важнейший в политическом, экономическом и этнокультурном плане остров Индонезии) по привлечению иностранных интернов для изучения индонезийского языка, культуры и, собственно, преподавания в этом университете.

До этого я вообще не рассматривала Индонезию как вариант для длительного пребывания, поэтому долго колебалась. В итоге заполнила заявку за день до дедлайна. Успешно прошла собеседование, получила подтверждение.

Однако окончательно решиться на переезд было сложно. Страна с наибольшим мусульманским населением в мире. Все совершенно другое – климат, люди, еда, обычаи. Поэтому неудивительно, что мои намерения менялись почти каждый час – еду-не еду. Но меня поддержала мама. Наблюдая за моими сомнениями, уверенно и спокойно сказала: "Нечего бояться. Это возможность увидеть воочию что-то необычное и интересное. И ты в любой момент можешь вернуться". Так в феврале 2016 года после 32-х часового перелета я оказалась в городе Маланг.

Первые впечатления

Индонезия – страна безумных контрастов, которые сложно описать словами. С самого начала меня шокировал трафик. То, что там происходит на дорогах – хаос. Тысячи мотобайков на узеньких улочках, отсутствие пешеходных зон и переходов, светофоры, в основном, не работают или на них никто не обращает внимания, как и на другие правила дорожного движения, – это приводило меня, привыкшую переходить дорогу в "правильных" местах и на "правильный" свет, в ужас.

Следующий момент – постоянный шум. Первый месяц в Индонезии запомнился хотя бы тем, что я почти не спала. И дело было не только в смене часовых поясов, но и в постоянном разнообразии звуков вокруг, от которого хотелось лезть на стены. Цикады, ящерицы, птицы, летучие мыши – все говорит и поет.

Апогей драмы приходил с молитвой в три часа ночи, когда голоса громкоговорителей двух соседних мечетей сливались в сплошную какофонию где-то посреди комнаты. Спасли беруши, которые я предусмотрительно взяла с собой из Украины.

Если ты белая, у тебя светлые волосы и длинный нос, для девушек ты – объект зависти, а для мужчин – желания. Еще с колониальных времен у индонезийцев четко сформировался стереотип: белая означает красивая.

Поэтому в Индонезии, например, сложно найти косметическое средство (крем, лосьон, тоник) без отбеливающего эффекта. И, если в Маланге это заканчивалось криками: "Hello. How are you?" (это все, что они знают по-английски), – то в Паданге (Западная Суматра) невозможно выйти на улицу. Каждый первый кричит что-то вслед. Водители сигналят! Просят с тобой сфотографироваться, а если отказываешься (после 100-го селфи!), фотографируются на твоем фоне без разрешения.

Они преследуют, ходят за тобой, кричат голосами разных животных, странно жестикулируют, лишь бы ты обратила на них внимание. Таким, в основном, занимаются мужчины. Причем наличие рядом жены (в хиджабе или без) и детей не имеет никакого значения.

Однако подобные казусы случаются преимущественно в нетуристических местах, а большинство индонезийцев – воспитанные и очень приятные люди, готовые поделиться последним и помочь, особенно иностранцу.

И, если быть откровенной до конца, иногда мы пользовались этой "популярностью" – нас часто приглашали на фотосессии или интересные мероприятия, считали почетными гостями и "native speakers", делали комплименты и угощали вкусностями.

Также индонезийцы верят в призраков, поэтому боятся темноты и ночью не выключают свет в прилегающих помещениях. От местных мы неоднократно на полном серьезе слышали, что в саду перед нашим домом полно духов.

Несмотря на то, что некоторые фотографии из моих социальных сетей выглядят как рай на земле, а природа Индонезии действительно невероятная, индонезийцы и чистота находятся в разных плоскостях. Остров Ява, где я жила полтора года, загрязненный индустрией и выхлопными газами, а также очень перенаселен: 150 миллионов жителей!

Ранее индонезийцы использовали только органические вещества (например, банановые листья вместо пластиковых оберток), которые не вредили окружающей среде. Сейчас же времена изменились, а привычка выбрасывать все остатки жизнедеятельности под ноги осталась. Поэтому в туристических местах, если они не являются частной собственностью, порой негде встать.

Язык

Индонезия – четвертая в мире страна по численности населения, состоящего из более 240 миллионов представителей различных этнических групп. Причем у каждой группы свой язык, и более 720 из них до сих пор "живые"! Современные индонезийцы часто билингвалы с детства, поскольку перенимают от родственников язык своего региона, а уже в школе изучают индонезийский. Однако островные языки используются исключительно в бытовом общении.

Самый распространенный среди них яванский, на котором говорит население центральной и восточной Явы, а это около 75 миллионов носителей. У яванского языка древняя история – первая обнаруженная надпись датируется 732 годом. У этого языка две формы – "простая" и "вежливая", а для письма в оригинале используется чаракан, похожий на санскрит.

Все островные языки очень специфические, с разными системами письма. Поэтому, чтобы избежать ситуации, подобной строительству Вавилонской башни, в условиях борьбы Индонезии за независимость от Нидерландов началось формирование единого государственного языка – Bahasa Indonesia, – цель которого была в объединении населения.

Основой для Bahasa Indonesia взяли малайский, давно обслуживающий регион как язык торговли. Сейчас в бытовом общении государственный язык использует около 20 миллионов индонезийцев, а 200 миллионов знает его на разных уровнях. Однако во время путешествий я встречала людей старшего возраста, которые не знают Bahasa Indonesia и говорят только на родном островном.

Индонезийский довольно простой для изучения. Например, у глаголов здесь нет времен, а существительные не склоняются по падежам. Артикуляция несколько подобна украинскому, поэтому индонезийцы с легкостью выговаривают наши слова.

Хотя изучение языка было частью программы, большую часть я узнала во время путешествий и общения с людьми на улицах. Индонезийцы обычно не говорят на английском, и, если ты обращаешься к ним на их языке, это сразу настраивает на позитивный лад.

Когда они встречают иностранца, традиционно задают много вопросов: Dari mana? – Откуда ты? Ke mana? – Куда идешь? Sudah mandi? – Уже купался? Sudah makan? – Уже ел

Последние два сначала звучат странно, однако потом к этому привыкаешь. В любом случае радушие и минимальное знание языка очень уместно – на базаре и в магазинах делают скидки (или хотя бы не завышают цену), охотнее помогают, угощают и приглашают домой.

Аренда жилья

Поскольку я преподавала в индонезийском университете по программе (internship), нам предоставляли жилье в коттеджах на территории студенческого общежития. Условия были замечательными, и искать жилье для постоянного проживания не приходилось. Однако с ценами более-менее знакома.

Найти комнату в доме с хозяевами без особых удобств (например, без горячей воды), но в нормальном районе можно за 400 тысяч индонезийских рупий в месяц, что в перерасчете составляет около 800 гривен. Арендовать же небольшую квартиру или дом с горячей водой будет стоить от 2-2,5 миллионов (4-5 тысяч грн).

Если же вы путешествуете, комната в хостеле на двоих за ночь обойдется в среднем 120 тысяч (240 грн). Конечно, чем выше класс хостела/гостиницы и чем больше "белых" туристов вокруг, тем выше цены.

Транспорт

Самый распространенный вид транспорта здесь – скутер или мотобайк. Арендовать "железного коня" не составит труда даже без прав. Месячная стоимость – начиная от 400 тысяч (800 грн). Литр бензина – 8 тысяч (16 грн). Кстати, в Индонезии есть только одно государственное предприятие-монополист, у которого есть лицензия на АЗС, – Pertamina.

В путешествии байк можно арендовать на короткое время. В среднем придется выложить около 100 тысяч (200 грн) в день. Но техническую исправность никто не гарантирует.

С общественным транспортом практически по всей Индонезии туго. Но в Маланге он все-таки есть. Это маленькие синие "маршрутки" – анкоты. Развлечение не для слабонервных! Стоимость одной поездки – 4 тысячи (8 грн). Зато впечатлений, особенно в первый раз, – на неделю вперед.

Все дело в том, что эти тесные машинки, переполненные людьми, ездят по городу с открытыми дверьми, не притормаживая на поворотах и обгоняя другой транспорт. Поэтому надо хорошо держаться, чтобы не выпасть, и, если есть проблемы с вестибулярным аппаратом, запасаться таблетками от укачивания.

Учитывая то, что Индонезия – самая большая островная страна мира, здесь замечательное авиасообщение, а цены на билеты по всей юго-восточной Азии приятно удивляют.

Работа

В Маланге я преподавала журналистику в Университете Мухаммадия Маланг (инд. – Universitas Muhammadiyah Malang, UMM). За это время у меня было две дисциплины – Basics of Journalism (вроде нашего "Вступления к журналистике") и Journalism (вроде "Теории журналистики"). Мои пары посещало 14 групп, а это около 650 студентов и 490 часов лекций.

Университет Мухаммадия Маланг – частный университет, основанный в 1964 году под патронатом основной исламской неправительственной организации Индонезии Muhammadiya. К слову, они владеют более 30 университетами, десятками школ, детских садов и больниц.

Сейчас университет насчитывает 10 факультетов, состоящих из 52 кафедр, а количество студентов в этом году достигло 33 700. Благодаря этому UMM считается крупнейшим университетом Восточной Явы.

Кафедра, где я работала, на самом деле гораздо масштабнее, чем подавляющее большинство украинских факультетов – это более 40 преподавателей и 3000 студентов. А также ряд высокотехнологичных лабораторий (телестудия, лаборатории графического дизайна и редактирования цифрового видео, аудиожурналистики, фотографии, мини-театр и моделирование связей с общественностью).

В отличие от украинской традиции, пары здесь длятся до 2,5 часов, начинаясь в 7 утра и заканчиваясь в 18:00. Однако интенсивность как аудиторной, так и внеаудиторной работы значительно ниже, чем у нас.

Кроме преподавания и изучения индонезийского языка и культуры, мы могли организовывать собственные проекты или участвовать в проектах других. Я, как сокоординатор программы, была довольно активной в этом направлении.

Среди прочего, видела свою миссию пребывания там, на другом конце света, и в том, чтобы рассказывать об Украине, повышая ее рейтинг в глазах окружающих. Не только словами, но и собственным примером – ответственностью, инициативностью, хорошими идеями. Ведь я была окружена не только студентами, но и коллегами-интернами, которых насчитывалось 22 из 12 стран.

Кто-то знал об Украине меньше, кто-то больше, а кто-то вообще ничего – даже о том, что такая страна существует. Однако почти все индонезийцы мужского пола, которых я встречала, знают футболиста Андрея Шевченко и киевское "Динамо".

В общем, в Индонезии можно найти работу или подработку. Белая кожа и знание английского превращают вас в носителя языка. Многие школы ищут преподавателей на постоянную или почасовую занятость, а стоимость полуторачасового урока колеблется от 120 до 200 тысяч (240-400 грн).

Многие выходцы из Восточной Европы работают на самом известном острове Индонезии Бали инструкторами по серфингу, дайвингу, фитнесу, гидами, а также фотографами и моделями.

По мне, с работой лучше ориентироваться на месте. Для Бали достаточно знания английского, русский будет преимуществом. Что касается других частей страны, там желательно знать индонезийский, но все зависит от отрасли и ожидаемого уровня заработной платы.

Медицинское обслуживание

Поскольку Индонезия – страна потенциально опасная (сложный трафик, много ядовитых насекомых и пресмыкающихся, хищников, вулканов, диких пещер, водопадов), о качественном страховании жизни стоит позаботиться заранее. Я выбрала предложение польской компании, которое меня неоднократно выручало.

Но людям со слабым иммунитетом и серьезными хроническими заболеваниями, которые сложно контролировать, я бы не советовала жить в Индонезии. Несмотря на то, что частные клиники здесь оснащены очень хорошо, уровень медицины оставляет желать лучшего. Кроме того, большое влияние оказывает общая культура и мусульманские традиции.

Например, после серьезной аварии мою подругу не проверяли на наличие внутреннего кровотечения более получаса после прибытия в больницу, поскольку в приемном отделении в тот момент не было женщины, которая могла это сделать, а мужчинам религией запрещено прикасаться к девушке.

Другая подруга с рассеченным подбородком, который нужно было зашивать, ждала врача с пятничной молитвы. А у коллеги на паре из студента, у которого был эпилептический приступ, выгоняли духа. Причем этим занимался охранник в присутствии медицинского работника!

Я на третий месяц пребывания в Индонезии подхватила паратиф, которым болела более двух месяцев. На мое счастье, его все-таки диагностировали и назначили адекватное лечение. Однако это был единственный удачный случай моего обращения к индонезийским медикам.

Потом приходилось искать врачей в Украине и консультироваться с ними, отправляя результаты клинических исследований, так как их индонезийские коллеги, например, не могли прочитать рентгеновский снимок.

Лучшим вариантом будут больницы, принадлежащие и обслуживающие этнических китайцев. Однако состоятельные индонезийцы в случае серьезных заболеваний лечатся в соседних Малайзии или Сингапуре.

Сервис

Как и в большинстве восточных стран, в Индонезии нужно торговаться. На рынке и в сувенирных магазинах здесь нет ценников, поэтому знание языка хотя бы на бытовом уровне очень поможет не попасть впросак.

Часто торговаться приходится за стоимость проезда или получение элементарной услуги. Поэтому лучше заранее гуглить и спрашивать людей вокруг, чтобы понимать реальную ситуацию.

Поскольку для индонезийцев "белый" априори означает не только красивый, но и богатый, разница для туристов и местных иногда очень впечатляющая – в пять и более раз. Кое-где быстро удается сторговаться до приемлемой стоимости, но временами на это можно потратить час-полтора и не достичь желаемого результата.

В популярных местах с этим сложнее. Когда речь идет о деньгах, улыбающиеся индонезийцы, избалованные туристами, превращаются в агрессивных и злобных, а отсутствие конкуренции это узаконивает. Например, в некоторых районах Бали стоят запрещающие знаки для вызова Uber или Grab. Причем местные таксисты буквально преследуют "клиента" и требуют суммы, превышающие реальные в три-четыре раза.

Недостатком индонезийского сервиса является чрезмерное спокойствие и, как следствие, медлительность персонала. Нет, речь не о задержке на 10 минут, а о часах бесперспективного ожидания. И, если ты привык действовать по четкому плану, в Индонезии об этом лучше забыть, потому что нервов не хватит.

Люди здесь расслаблены, не спешат, а потому не понимают нервных иностранцев, пытающихся получить услугу вовремя или хотя бы раньше, чем через 3 часа после заказа. Это касается буквально всего. И для этой черты индонезийцев есть даже специальный термин – jam karet, или в переводе "резиновое время".

Безопасность

Моя жизнь в Индонезии была постоянной борьбой со страхами и привычным для меня порядком вещей. Например, я боюсь (или лучше сказать – боялась) змей. Но там это обычное дело, тем более в дождевых лесах или джунглях, где я часто бывала. Встреча с ними все еще не вызывает у меня восторга, но мы шутили, что змеи – это наименьшее, чего стоит бояться в Индонезии.

Кстати, здесь куча всякой живности повсюду – ящерицы размером со среднего крокодила (и я не преувеличиваю!) в сточной канаве в центре города, пауки размером с яблоко, а в нашем доме, кроме сотни маленьких ящериц, еще жила семья гекконов токей по 30-35 сантиметров длиной. Периодически они "заходили в гости" в мою комнату. Но к этому привыкаешь и воспринимаешь как часть реальности вокруг.

Одним из вызовов стало посещение двух диких пещер на острове Сумбава. Там нет привычных лестниц, абсолютно нет света, зато тысячи летучих мышей, подземные озера, маленькие проходы, очень скользко и, откровенно говоря, страшно. Хоть мы и были там с местными, я все равно немного переживала.

Это была моя первая дальняя поездка по Индонезии, после которой где нас только не носило, но те пещеры мне почему-то запомнились особенно.

Что касается социальных угроз, то там я чувствовала себя безопаснее, поскольку на улицах нет пьяных. Плюс, индонезийцы в общем очень спокойные и неконфликтные. Однако с полицией желания общаться у нас не возникало. В Индонезии высокий уровень коррупции, поэтому лишний раз привлекать внимание с их стороны не хотелось.

Резюме

Для меня пребывание в Индонезии – это, скорее, личностный опыт, чем профессиональный, поскольку в Украине (по крайней мере в организациях, где я работала и работаю) более профессиональный подход ко всему, чем там.

Однако я столько всего видела, столько безумно интересных людей встретила, столько невероятных мест посетила, что это однозначно расширило мои горизонты.

Я научилась ладить со своими эмоциями, в общении учитывать культурные и эмоциональные особенности собеседника, уважать любой выбор, не раздражаться по пустякам. Этот список можно продолжать бесконечно.

Приключение длиной в полтора года закончилось, но впереди новые мечты и горизонты. Наверное, я еще не осознала до конца, что Индонезия – это не сон, а часть моей реальности. Будто вчера я собиралась в дальний путь, паковала вещи, прощалась с родителями в Борисполе, а сегодня, оборачиваясь назад, чувствую легкую грусть по яркому индонезийскому солнцу.

Несмотря ни на что, я уверена: это было лучшее решение из всех возможных. И становится тепло от того, что на другом конце света есть те, к кому хочется возвращаться.

Читайте все новости по теме "Эксклюзив" на Обозревателе.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель LifeStyle" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости