18 сентября • обновлено в 10:53
Главная Блоги

Игра с Зеленским и технологии будущего: известный интернет-предприниматель Мась поделился секретами успеха

8.4т Читать материал на украинском

В новом выпуске программы "Евроинтеграторы" на OBOZ.TV Татьяна Попова и Алексей Мась – соучредитель iForum и руководитель многих интернет-проектов, поговорили об IT-индустрии, iForum, как удалось привлечь туда В.А. Зеленского, а также о кибер-угрозах.

- ПОПОВА: Алексей, ты недавно ушел с должности Lead of Innovation Lab большого мобильного оператора. Почему ты это сделал?

- МАСЬ: Устал работать в большой корпорации. Так получилось, что я там работал 4 года, а это для меня максимальный срок, наверное, за все время. То есть я в Нацбанке работал 2 года, в Коммерческом банке – 2 года, на своих проектах где-то 5-6 лет, там 10, но это ж были мои проекты. И в целом, я ушел опять заниматься своими проектами, это намного больше меня радует и греет. И, вообще, я это больше люблю. Но опыт внедрять инновации в большую корпорацию очень ценный, и мне в целом нравилось. То есть эти 4 года были одни из самых веселых, так или иначе.

- ПОПОВА: А что именно ты там делал?

- МАСЬ: Мы занимались скаутингом – это модное слово, которое говорит о том, что мы привлекаем внешние проекты, молодые стартапы в корпорацию. И по схеме разделения доходов, мы доходы, которые эти стартапы получают, делим между нами и ими, выводим их на рынок. То есть часто это заключалось в том, что мы как мобильный оператор ставили свое лого, помогали проекты упаковывать, делать красивый дизайн, выводить проекты на рынок. А потом стартап делился с нами доходами. И таким образом рынок получал хороший продукт, мы получали новое направление, в котором мы до этого не занимались, какую-то экспертизу в виде команды. Наша задача была находить такие команды и внедрять. У нас было 2 партнера в Израиле. Все было сложно с той точки зрения, что израильские цены все-таки для Украины большие, потому что в Израиле всё мегадорого, и не всегда рынок готов. То есть мы по факту отстаем от Израиля на 5-10 лет по их технологиям, к сожалению. И, конечно, когда приезжаешь туда, ты видишь некое будущее. Не по всем, кстати, по финтехе мы как раз опережаем Израиль. Но для того, чтобы проект интегрировать (то есть не всегда деньги решают) нужно еще, чтобы потребитель был готов, в том числе к этим технологиям, и была инфраструктура и прочее. В Израиле с этим все хорошо, у нас не так все хорошо. Я думаю, что большинство проектов, которые мы нашли из Израиля, запустятся через 5-10 лет у нас тоже.

- ПОПОВА: В Украине ты известен скорее благодаря iForum. Если можно, расскажи, когда вы начали этот проект? Что это за проект? У вас в этом году, я так понимаю, выступал уже избранный президент? Для чего этот проект?

- МАСЬ: Мне хочется верить, что я известен своими проектами, в том числе самым большим файлообменником, самой большой рекламной сетью в свое время (в 2009 году). И iForum мы, кстати, сделали на десятилетие рекламной сети. Но iForum – это наша крупная победа, поскольку мы долгое время удерживали титул самой большой конференции Восточной Европы. У нас в этом году только этот титул отобрала София, поскольку София собрала 15 000 человек, а у нас 13 280. Но при этом София – это международный форум на английском языке, а у нас форум это на русском и украинском языках, где выступают наши для наших. У нас локальный форум такого размера, как у Софии глобальный.

- ПОПОВА: У вас нет вообще иностранных спикеров?

- МАСЬ: У нас есть, но по-разному. Из Израиля был человек, который читал на простом английском, и так харизматично, что все слышали. В какое-то время мы в Google переводили и раздавали 2 000 гарнитур, и потом была проблема их собрать по залу. У нас был англоязычный поток в позапрошлом году, но он был не сильно наполняемым, потому что, в целом, у нас люди не очень знают язык. И поэтому мы пробуем разные форматы. Но большинство спикеров у нас либо читают на русском, либо в синхроне мы сразу переводим, либо мы говорим, что спикер так просто рассказывает, что вы слушайте на английском. Но в целом аудитория у нас наша. В основном, конечно, 80-90% из Украины или наши экспаты, которые живут по миру, приезжают на форум. То есть авторитет мы для локального рынка. У нас 5 потоков. Самый большой, вот я веду 11 лет, – "Бизнес", и в этом году у нас получилось сделать шоу, в том числе благодаря Зеленскому.

Игра с Зеленским и технологии будущего: известный интернет-предприниматель Мась поделился секретами успеха

- ПОПОВА: Как вам, кстати, удалось привлечь действующего президента на ваш форум?

- МАСЬ: Так получилось, что Игорь Новиков, который является советником и который представляет Университет Сингулярности, хорошо знаком с Зеленским. И Зеленский хотел выступить и дал согласие, еще не будучи президентом. Это была такая игра, что, если он не будет президентом, то у нас будет хороший бизнес-кейс, как он хотел быть президентом, но не стал. Было понятно, что там все равно те медийные технологии, которые используются – они интересные. И есть, о чем рассказать. А если он будет президентом, то карт-бланш – у нас будет на форуме президент, при чем с докладом. Была изначально позиция, что он читает доклад, при чем не в самом большом зале. Но практически таким же он был по величине, как "Бизнес", благодаря, опять-таки, тому, что там выступал Зеленский – они были примерно равного размера. Но он читает доклад, не открывает форум, а именно выступает с конкретным докладом. И плюс, был спор еще, у нас были ведущие потока, которые поддерживали другого кандидата, и они не верили, что Зеленский придет. И Денис Довгополый поспорил с Игорем Новиковым на 100 долларов, что Зеленский будет. И Зеленский передал еще за 2 недели, что "пусть Довгополый готовит свои 100 долларов, я точно буду". С этой точки зрения у нас была уверенность, что он все-таки придет. На каких-то внутренних коммуникациях все подтверждалось, что он будет. У нас должен был быть, кстати, и Кличко. Но Кличко отказался в последний момент. Выступал его диджитал-офис, где рассказывали об инновациях в городе. А Кличко, по слухам, вроде как, делал политические консультации с какими-то партиями. Хотя я как раз считаю, что лучше бы он выступил с президентом на iForum, это был бы с точки зрения имиджа партии больший плюс. Но мы все равно его людей были рады видеть.

- ПОПОВА: Ты сказал об интересных медийных технологиях, которые использовались командой Зеленского. Что ты имеешь в виду? Они вообще много говорят о диджитализации, о работе в IT.

- МАСЬ: Лучшие диджитал-технологии – простые. У Amazon есть принцип simplicity, то есть все что вы внедряете, должно быть простым. То есть первая технология, которая использовалась – это, конечно, Youtube. Все ролики были на Youtube. Но именно команда Зеленского что сделала – это записала всех. Был сайт, на котором, если ты поддерживал команду Зеленского, можно было записаться. И там очень быстро рос счетчик, что даже айтишники написали, что это накрутка, не могут на 1 января люди так быстро записываться в партию Зеленского. Но оказалось, что нет, мне потом показывали инсайды, что все это честно, это реальные пользователи, которые записывались на сайт. И потом они не знали конечно, что с этим делать. То есть, по факту, их сайт представлял собой форму, на которой можно было оставить свои контакты, я их тоже оставлял. Они отправляются – и там нужно было как-то анализировать. И на каких-то таких простых технологиях вся компания и была построена.

- ПОПОВА: А ты получал что-то на эти зарегистрированные контакты?

- МАСЬ: Да, присылали, например, "Вот мы готовим команду по образованию. Если Вы хотите встретиться с Зеленским, и Вы заинтересованы в образовании – вот наш контакт, мы готовы Вас послушать". Я при этом сказал, что нет, у меня есть человек, который по образованию разбирается лучше меня, и я отправил контакт этого человека. Я сам не пошел, но в целом я считаю, что, если бы я отозвался, то дальше началась бы коммуникация, в которой бы я попал в эту рабочую группу по образованию. И, может, сейчас я бы и откликнулся. Но тогда мне было прям неактуально. Сейчас, за последние полгода я как-то в образование погрузился, и, возможно, можно было бы и сходить. Еще сами группы и коммуникация в сетях велась правильная, незашоренная. Мы в свое время консультировали разных политиков, но у Зеленского – ты читал месседж и понимал, что на этот месседж нормальный человек отзовется, скажет, что он готов участвовать, нажмет лайк, зарепостит. Это все работало, и люди были реально активно вовлечены. Потому что многие политики строили какие-то большие замки, собирали идеи, потом эти идеи были на уровне профессорских диссертаций – а потом все это в черный стол. А у Зеленского они просили: "Напишите 5 принципов, как вы хотите, чтобы было устроено государство", например. И люди писали. После этого я видел, что из них делалась выжимка. Говорят: "Вот, смотрите, вы нам советовали – вот мы сделали из этого большой список. Давайте теперь проголосуем и скажем, кто будет заниматься теперь этим". То есть они какими-то такими простыми маленькими шагами строили это, и при этом массовую коммуникацию.

- ПОПОВА: Они сейчас говорят о государстве в смартфоне, о диджитализации. В ОП встречаются группы по диджитализации. Во-первых, принимаешь ли ты в них участие? Во-вторых, что ты об этом думаешь? Насколько это реально улучшит жизнь людей?

- МАСЬ: Я не принимаю участие. Хотя, допустим, Новиков говорил: "Если бы я знал, что ты хочешь прийти на ту встречу, которая была с Зеленским (и там был и Ольшанский – второй из организаторов форума и прочие), то я бы тебя позвал". Но мне все равно не обидно, поскольку я считаю, что мои друзья представляют мою точку зрения, а я, так или иначе, иногда хочу быть дальше от политики. Иногда ближе, но в целом к этому нейтрально отношусь. Я считаю, что диджитализация – очень простая штука. Но и при этом это большой процесс. Связано это с тем, что она состоит из многих маленьких шагов – электронные билеты, просто возможность проголосовать за ту или иную петицию, возможность быстро получить документы. То, как я понимаю "государство в смартфоне" – это когда тебе не нужны бумажки, тебе не нужна эта справка, которая прилагается к паспорту или электронной карточке. И даже сам паспорт не нужен. И ты можешь получить доступ ко всем услугам государства, имея смартфон в кармане. Без паспорта. И находясь в любой точке. Допустим, отсюда можем оформить ФЛП или оформить право владения землей и прочее.

- ПОПОВА: А насколько это безопасно?

- МАСЬ: Это, по крайней мере, так же безопасно, как и то, что существует сейчас. То есть я не вижу там…

- ПОПОВА: Все-таки, если есть бумажный бюллетень для голосования, например, есть бумажный документ права собственности на землю. У нас, ты знаешь, были кибератаки на электростанции, выключали из-за хакерской атаки. Неужели ты думаешь, не попытаются влезть, например, в реестр избирателей?

- МАСЬ: С технологиями все обстоит так, что можно легко резервировать. В принципе, не так много информации по голосам, можно сохранять всю информацию каждые 5 минут. Если будет взлом – то у вас будет информация 5-минутной давности. Раз. Во-вторых, фальсификация возможна больше с бумажками, с бабушками, с какими-то ящиками, чем с новыми технологиями. Поскольку в новых технологиях, blockchain и прочее, можно эту информацию сохранить на многих источниках. Как blockchain действует – ты сохраняешь информацию на многих источниках. И каждый источник может проверить – была информация или нет. И ты не можешь даже его обмануть. Я считаю как раз, что технологии тормозятся больше теми, кто хочет фальсифицировать, чем теми, кто боится, что кто-то фальсифицирует.

- ПОПОВА: Ты видел, есть видео, как был воспринят взлом на "Прикарпатьеоблэнерго", кажется, в 2015 году? Там есть аудио и скрин экрана, когда они говорят: "Ой, мышка начинает бегать по экрану. Почему она бегает? Что происходит?". Это говорят айтишники. И это будет происходить на территориальных участках…

(Игорь Королишин, диспетчер ОАО "Прикарпатьеоблэнерго": "Мышки ходили в разные стороны. Они останавливались на коммутационных аппаратах, выполняли какие-то действия. И мы не могли ничего сделать")

- МАСЬ: Да, я хотел бы продолжить дальше. Я же айтишник, настоящий айтишник. И я за настоящие изменения. Меня безопасность не волнует. В том смысле, что, если мир рухнет, и при этом технологии победят – я скажу: "Отлично!". Это проблема, с какой-то точки зрения. Но я считаю, что, если мы хотим двигаться в цивилизационный мир, а мы хотим зарабатывать на технологиях, у нас, в принципе, есть шанс – то надо перестать бояться и начать внедрять технологии. А, может, быть и продавать земли, поскольку продажа земли связана с технологиями. Надо отказаться от чего-то обыденного, чтобы начать зарабатывать на чем-то нормальном. Весь мир уже в технологиях. Можно бояться быть последней страной, которая будет голосовать бумажками. Кто-то голосует и печатями на пальцах, но и это можно сломать. Люди отрезают себе палец, чтобы второй раз проголосовать. В Индии был прецедент. Насколько это все защищено – спорно. С моей точки зрения, я вижу, как с помощью IT можно защитить. Например, есть же технология, которая позволяет покупать голос. И кажется, что, если человек голосует удаленно, то этот голос можно купить, и стоя за спиной, заставить его проголосовать. Как решается безопасность? Человек может переголосовать потом, второй и третий раз. И, получается, что проверяющий ушел – человек взял и переголосовал за того кандидата, за кого хотел. И таким образом, голос невозможно украсть. Невозможно под дулом пистолета или просто под угрозой увольнения заставить человека проголосовать за того, за кого тебе нужно. Эта технология позволяет защититься. И таких возможностей защититься много. Система пытается защитить себя, защитить свой способ подкупа избирателей. И точно так же защитить каких-то судей, реестры, системы, через которое можно фальсифицировать на право владения землей и пр. На этом же кормятся много людей. А в IT – там все просто. Там, по-хорошему, весь бэкап реестра всей земли в Украине поместится в обычном компьютере. Соответственно, можно сделать 10 копий и потом узнать, что эта земля была украдена. Хотя, опять-таки, при таком топорном внедрении возможна и фальсификация. И часто технологии внедряют те люди, которые потом хотят все это… Но это точно не айтишники. Айтишникам интересен прогресс сам по себе.

- ПОПОВА: Скажи, ты говоришь о том, что айтишник, айтишник... А где учиться в Украине айтишнику? И где именно ты учился?

- МАСЬ: Я по образованию радиофизик. Мой факультет как раз решил, воспитав многих, кстати, айтишников (в том числе компания "ЛУН" оттуда пошла) – они сейчас назвались Факультет физики и компьютерных систем – "внезапно". Те самые талантливые программисты, которые у меня работали, они обучались в КПИ на ФИВТе. Много хороших программистов обучал, кстати, в последнее время и НАУ. И, соответственно, факультет кибернетики, который был рядом с нами, выпустил очень много талантливых программистов. Но когда у моего друга спросили, у которого большая аутсорсинговая компания – он сказал: "Я беру любых программистов, которые работают с третьего курса". Я, кстати, тоже, будучи физиком, работал программистом с третьего курса. Для меня тоже как-то откликается этот совет, потому что я считаю, что программист не может не программировать. Он должен кодить дома, для себя, писать какие-то игры, какие-то приложения, сайты. И, по факту, эти люди не могут досидеть до пятого курса и нигде не работать. Они с третьего курса начинают работать. И вот таких нужно брать. Где они при этом учатся – даже все равно.

- ПОПОВА: Сейчас есть программа по визуальному программированию, мне кажется, даже с трех лет. Как ты, кстати, относишься к тому, что дети сейчас все в смартфонах, в планшетах, кодят?

- МАСЬ: Дело в том, что я к образованию детей чуть имею отношение. Потому что я обучал программировать под айфоны подростков 13-14 лет и потом учил программировать детей друзей где-то 10 лет. И у меня одноклассница с подругой создали школу начальную. Они говорят: "Леша, прочитай нам курс по программированию в начальной школе, 1-3 классы". Я отказался. Сказал, что это, мне кажется, рано. А сын у меня ведет же на Youtube подкаст по Swift и сейчас монтирует очередную серию. Но я как раз считаю, что детей вообще нужно учить программированию, это сто процентов. Это новая математика. Вероятно, средний возраст человека, которого можно учить – 9-10 лет. То есть в 6-7 лет тяжело. В 6 можно давать какие-то визуальные, начальные знания. Но, к счастью, или к сожалению, годам к 15 все равно эти визуальные штуки придут к обычным. То есть текст – пока максимально быстрый способ программирования, и на визуальных штуках можно построить все больше и больше вещей. Но настоящие профи, которые зарабатывают серьезные деньги на программировании, в Украине в том числе, они все равно пишут текстом, кодом. Потому что это быстрее всего. Но была же тема, чтобы в школах сделать уроки программирования везде. Я поддерживаю. Я считаю, что даже если мы обучим на класс 1-2 программистов, то это будет для страны и для ВВП большой задел. Поскольку эта отрасль пока и следующие 10 лет – я тоже чуть-чуть футуролог и человек, который писал фантастику – точно будет востребована очень сильно. Хотя те футурологи, которые сами не программировали и никогда не видели программирование, рассказывают о том, что, вот, робот сейчас начнет программировать… Полная туфта! По факту, я же тоже занимался искусственным интеллектом, и у меня напарник по диплому по радиофизике – первая компания, которую в СНГ купил Google. Это компания Viewdle была. Часть ее сейчас продали китайцам, но наши люди из моей школы, из моего факультета – они работают в подземельях Гугла по-прежнему и распознают лица. Они, кстати, чуть помогали нам, когда распознавали лица для военных – мы россиян искали по соцсетям. И, несмотря на то, что я 20 лет в теме искусственного интеллекта, мы тогда еще в университете распознавали игральные карты. А потом они распознавали лица. Тут была еще технология из университета кибернетики, и потом ее продали. То есть искусственный интеллект не будет программировать без людей.

- ПОПОВА: Искусственный интеллект, то, о чем говорит команда президента, что они будут анализировать голосования в Верховной Раде депутатов – что ты об этом думаешь?

- МАСЬ: Я критиковал Брауна за этот посыл. Еще Браун обижался, что все его критикуют. Я считаю, что это немного популизм.

- ПОПОВА: Браун – это Давид Арахамия.

- МАСЬ: Да, Давид Арахамия, 4-й номер, который озвучивает эту идею. Я считаю, что это немного популизм. Почему? Потому что я знаю, как это работает. Мы получим только какие-то данные, которые могут кого-то испугать – Мосийчука, например. Но научной базы пока серьезной нет.

- ПОПОВА: Мне кажется, что это, в принципе, эконометрика, математика с большими данными, не больше.

- МАСЬ: Да. В принципе, примерно будет так, будем анализировать эмоции депутатов, и по лицам уже понимать, насколько они там... Как сама идея – прикольная, но это может быть только частью какой-то большой идеи. То есть нельзя сказать, что "мы будем расстреливать тех депутатов, которые, нам кажется, проголосовали…". Если бы Браун написал это более иронично и сказал, что в целом это смешная технология… А он слишком серьезно об этом сказал – и айтишники тоже сказали, что это все-таки не настолько серьезно.

- ПОПОВА: Теперь блиц. То есть очень коротко, если можно, на каждый вопрос. Первое – как вы отбираете спикеров для iForum?

- МАСЬ: Мы отбираем по трем параметрам. Это должен быть известный человек. Он должен быть лучший в своей теме. И его доклад должен быть интересен. То есть мы должны продать его умение выступать, знание аудитории и саму тему доклада. То есть три этих качества.

- ПОПОВА: Как начинать людям стартап, если у них нет инвестора?

- МАСЬ: Я считаю как раз, что все люди, которые начинают стартап, не имеют инвестора. Инвестор приходит тогда, когда, во-первых, у них горят глаза, во-вторых, они уже добились какого-то движения в направлении. Добиться движения можно, работая по вечерам, за счет карманных денег, семьи, либо просто желания это сделать. Я не верю в людей, которые говорят: "Я ничего не делал, потому что у меня нет инвестора". Это какие-то ленивые люди.

- ПОПОВА: Как ты относишься к конкуренции в ІТ-сфере в Украине?

- МАСЬ: Конкуренция в ІТ-сфере? А что имеется в виду?

- ПОПОВА: Она есть/нет? Вы ее боитесь/не боитесь?

- МАСЬ: Со своими проектами как стартапами мы почти ее не ощущаем до сих пор. И это обидно, поскольку все-таки конкуренция позволяет растить рынок. И хочется, чтобы ты делал какой-то проект, а рядом такие же люди делали такой же проект, и вы вместе соревновались.

- ПОПОВА: А когда есть смысл продавать проект?

- МАСЬ: Я считаю, что проект не нужно продавать никогда. И все проекты, в том числе владельцу этой студии, мы продали вынуждено, поскольку закончились силы на реализацию. То есть вся команда уже устала, инвесторы устали. И мы не знали, что же делать с ним, кроме как продаться. Например, "Украинский портал" мы так продали "Обозревателю". Но, допустим, mail.ua я бы крутил дальше, но инвесторы считали, что надо продать россиянам. Россияне каждый год делали какое-то предложение, и в какой-то момент оно сложилось – и продали.

- ПОПОВА: Ты поддерживаешь идею развития интернета вещей?

- МАСЬ: Да. Вот, в мобильном операторе я был главный человек, наверное, который верил в это направление в свое время. Просто потому что я считаю, что интернет вещей – это ближайший слом рынка, который произойдет. И Глава мобильного оператора мне сказал: "Леша, если так веришь, скажи, допустим, Япония – точно впереди, сколько у них вещей подключено к интернету на одного человека?". Я тут же, сразу на совещании, погуглил. А это было 2 года назад, по-моему. Говорю: "Вот, 8,5 устройств на одного человека". То есть, по факту, один человек имеет 1 сим-карту, устройство имеет 8,5 сим-карт на этого же человека. И я сказал: "Вот смотрите, сколько датчиков существует на одного японца, который подключен к мобильной сети". Я думаю, что сейчас это число в Японии – где-то 20. То есть 20 датчиков на 1 японца, и это реально круто.

- ПОПОВА: Як ты оцениваешь новый языковой закон, который касается также и Интернет?

- МАСЬ: Я вважаю, це зрада, такий закон про мову. Тому що, я вважаю, якщо ви бажаєте плекати українську мову – треба спонсорувати український Youtube. І тоді навіть росіяни вивчать українську мову, для того щоб дивитись наш Youtube. А пока, судя по закону, – полная туфта какая-то. То есть он кого-то ограничивает и делает какой-то заповедник людей, которые будут делать какой-то странный продукт. Допустим, у меня есть знакомые радиоведущие, которые говорят на русском языке. Они выросли в Украине. Почему я не могу слушать их на русском языке? Непонятно.

- ПОПОВА: Как влияет нелегальный контент на развитие цифровых технологий?

- МАСЬ: Я как в 2009 году был главным пиратом Украины, мы тогда уже вели переговоры о том, чтобы это сделать легально. И я большой потребитель сейчас именно легального контента, купил 60 фильмов у Apple, например, и прочее. Я считаю, что это влияет негативно, но нужно создавать мотивы для того, чтобы люди переключались.

- ПОПОВА: Что или кто мешает развитию ІТ-сектора в Украине?

- МАСЬ: Я считаю, что архаичная бюрократическая машина. Она мешает больше всего. Поскольку так или иначе, IT проектам нужно принимать деньги, нужно иметь правильное налогообложение. И законы, которые остались еще с царских времен, очень мешают. По-хорошему, надо почистить.

- ПОПОВА: Тебя приглашали работать за границу?

- МАСЬ: Да. Последнее приглашение было в Берлин. До этого было приглашение в Казахстан.

- ПОПОВА: Почему ты не поехал?

- МАСЬ: С Берлином мы договорились, что я работаю удаленно. С Казахстаном, кстати, тоже. А не поехал потому, что у меня есть два принципа. Первое: в Украине самые красивые девушки. Второе: я верю, что Украина имеет большой эмоциональный потенциал. Я верю в наших веселых креативных людей, казаков. Реально это интернет-нация в каком-то виде.

- ПОПОВА: Как ты видишь развитие ІТ-бизнеса и ІТ-индустрии в Украине?

- МАСЬ: Вот мой текущий проект – я считаю, что нужно построить первый украинский единорог. Я буду рад, если кто-то построит до меня, но вот я с сыном поспорил, что я за три года построю такой в Украине. И как раз в момент ухода из "Киевстара" три года начались. Я считаю, что таких проектов должно быть где-то 5-7, и тогда мы будем ІТ-нацией. Потому что, если у нас нет проектов с миллиардной капитализацией, работающих на мировой рынок, и тут, кстати, язык никак не помогает, английский, немецкий и испанский, либо нужно приглашать переводить роботов. Но, по-хорошему, еще нужны университеты, которые бы массово готовили айтишников. Наши – это десятая часть того, что нужно для IT-нации. Вот UNIT.city – это некий такой прообраз того, как могло бы быть.

- ПОПОВА: Они, кстати, также считают, что они станут первым единорогом.

- МАСЬ: В недвижимости, может быть. По факту, недвижимость не может так быстро расти. За три года не построишь на миллиард. Ну, извините.

Ты еще не читаешь наш Telegram? А зря! Подписывайся

Читайте все новости по теме "Евроинтеграторы" на OBOZREVATEL.

0
Комментарии
3
2
Смешно
2
Интересно
0
Печально
4
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Показать комментарии
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы