Примите участие
в розыгрыше
LTE планшета Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

/Другие виды спорта

Машуренко: "Так наборолся, что борьба не снится поныне"

740

В мире спорта есть категория атлетов, которых называют нефартовыми. Из-за того, что они чаще других выигрывают "деревянные" медали, то есть оказываются за шаг от пьедестала. Якобы все делают правильно, но в последний момент чего-то, но не достает – то удачи, то силы, то старая травма напомнит о себе в самый неподходящий момент. Украинский дзюдоист Руслан Машуренко пять раз проигрывал "бронзовые" финалы на чемпионатах мира и Европы и в итоге призером мундиаля так никогда и не был. На континентальном уровне третьим он дважды таки становился. Но главной наградой за многолетний труд для Машуренко стала историческая бронза, добытая в весовой категории до 90 кг на Олимпиаде-2000 – первая олимпийская награда для украинского дзюдо в независимой истории.

- Моя спортивная карьера в самом деле складывалась непросто, - начинает Руслан разговор с корреспондентом "Обозревателя". - Я у многих выигрывал, но на основных стартах тогда, после развала СССР боролись только я и Татьяна Беляева по девочкам. Мы пробивали дорогу для тех ребят, которые борются сегодня. Конечно, были ошибки, неточности в подготовке и другие промахи. Сегодня у наших дзюдоистов больше возможностей. Вплоть до того, что у них есть наш негативный опыт. Достаточно его учесть не делать больше таких ошибок. Мы падали, набивали шишки и шли дальше. Трижды на мировых чемпионатах, проводившихся тогда раз в два года, я занимал пятые места. Тем не менее, на Олимпиаде в Сиднее я сумел показать свой лучший результат, и результат этот был не случайным, а заслуженным.

Конечно, мой медальный актив мог быть и более богатым. Мы с моим личным тренером Анатолием Николаевичем Калинским постоянно анализировали ситуацию, готовились на соперников и в целом медалей на различных турнирах насобирали достаточно много. Вопрос в том, что Украина не была фаворитом. После развала СССР основные кадры остались в России. В период с 1992 по 1993 годы украинцы почти два года не выезжали на международные старты. Тем не менее, мы вышли из ситуации, а на сегодняшний день можем гордиться целой плеядой именитых дзюдоистов, которые есть в Украине.

- Вы не боретесь уже семь лет. Как быстро вам дался переход к другой жизни?

- Так получилось, что сразу после завершения карьеры мне поступило предложение пойти работать совсем по другому направлению – в комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку. К тому времени я закончил Таможенную академию в Днепропетровске, приобрел специальность "юрист". Я согласился и в этой комиссии работаю по сегодняшний день. Но от спорта не отхожу. Сейчас я являюсь вице-президентом Федерации дзюдо. Всячески стараюсь участвовать во всех процессах, изредка прихожу на тренировки, пытаюсь и ребятам что-то подсказать и сам потренироваться.

- После завершения карьеры в снах выходили на татами?

- Я закончил бороться в 33 года. И так наборолся, что борьба не снится поныне. Хотя соревнования смотрю с удовольствием, переживаю за ребят, а иногда сам выхожу на татами. Вот недавно с удовольствием наблюдал с трибун киевского Дворца спорта за кадетским чемпионатом мира. Наши ребята сильно порадовали. Отмечу, что с нашими призерами я был на подготовительном сборе в Феодосии. Там отдыхал, а они тренировались. Я приходил на тренировки, с удовольствием с ними работал, стоял в парах, подсказывал. Одним словом, принимал непосредственное участие. - 2000-й год вообще, наверное, был лучшим в вашей карьере. Ведь до Олимпиады вы второй раз в карьере выиграли еще и бронзу чемпионата Европы…

- Во время подготовки к Играм мы применили весь с моим личным тренером Анатолием Николаевичем Калинским опыт. Мы готовились с пониманием, что это будет моя последняя Олимпиада. Мы отдали все силы, знания и умения. - Но Игры-2000 для вас начались неудачно – с поражения от француза Фредерика Демонфокона. Того самого, которого вы ровно за три месяца до того победили в схватке за бронзу на чемпионате Европы…

- Олимпиада – неординарное соревнование. До того я выигрывал у Деманфокона трижды. Он считался для меня удобным соперником. Но на Олимпиаде первая схватка вышла очень сложной. Мы попросту дрались и в итоге француз победил за счет единственной "юко". На Олимпиаде борьба – динамичная. Кроме динамики на татами сложность в том, что схватки разделяют очень небольшие временные отрезки. Но благодаря этому я извлек определенную пользу. Все произошло настолько быстро, что я не успел даже как следует расстроиться из-за поражения от Демонфокона. Француз вышел в финал, а заодно и подарил мне шанс побороться за бронзу. Вскоре следовало выходить на первую схватку утешительного турнира против пуэрториканца Карлоса Сантьяго. В итоге все утешительные встречи, в том числе и схватку за третье место я выиграл "иппонами", боролся недолго. Подготовка была хорошая. Я был готов бороться за золото, но первая схватка была очень сложной с психологической точки зрения.

- Говоря об удобных и неудобных соперниках, вы наверняка должны вспоминать румына Адриана Кройтору, который победил вас в схватках за бронзу на чемпионате мира-1993 в Хэмилтоне, чемпионате Европы-1994 в Гданьске, во второй схватке на Олимпиаде-1996 в Атланте. Что такого неудобного было в этом сопернике, ведь на этапах Кубка мира вы его побеждали, а на основных стартах все получалось наоборот?

- Когда ты выходишь на определенный уровень, то постоянно сталкиваешься со спортсменами, которые ни в чем не уступают тебе, а ты не уступаешь им. Кройтору владел рядом приемов, противостоять которым мне было сложно. Хотя сразу после чемпионата мира 1993 года в Канаде я победил Адриана в финале парижского турнира, который считается в мире дзюдо неофициальным чемпионатом мира. Что касается нашей схватки в Атланте, то не считаю, что проиграл в ней. Встреча была сложной и определять победителя пришлось судьям. Они посчитали, что выиграл румын.

- На дебютной для себя Олимпиаде вы были готовы бороться за медаль?

- По своему потенциалу – да. И подготовка к Атланте была достаточной хорошей. Тем не менее, тренерами был допущен ряд ошибок, был не использован ряд моментов. Но, повторюсь, в то время мы только пробивали дорогу на вершину, допускали ошибки, которые потом сами исправляли.

- Дзюдо постоянно комерциализируется. Считаете, сейчас представителям вашего вида спорта заработать на жизнь исключительно выступлениями на татами проще, чем в те годы, когда выступали вы?

- Президент Всемирной ассоциации дзюдо Мариус Визер в свое время создал клуб "Либерти". В составе этого клуба я выиграл чемпионат Европы. Да, деньги там были небольшие, но с каждым годом ситуация в дзюдо улучшается, появились большие турниры. Когда я начинал бороться, коммерческие соревнования были в диковинку. Вспоминаю, как в Москве проходил первый турнир из серии Grand Slam, под эгидой президента Путина. Победителям давали хорошие денежные призы. Тогда из украинцев чемпионом удалось стать мне и представителю весовой категории до 60 кг Руслану Мирзалиеву. Это было скорее исключение, нежели правило. Но сегодня Мариус Визер плотно работает над этим вопросом, спортсмены уже имеют ряд хорошо оплачиваемых турниров, денежные призы с каждым годом увеличиваются, появились серьезные спонсоры. Прозвучало заявление, что после Олимпиады увеличится размер призовых еще на нескольких турнирах. Могу с уверенностью говорить, что сегодня спортсмен хорошего уровня может жить за счет дзюдо. Радует, что Международная федерация старается сделать дзюдо зрелищным видом спорта, чтобы оно становилось привлекательнее для телевидения.

- Но скептики говорят, что все эти изменения сделали борьбу беднее в техническом плане…

- В наше время существовали разве какие-то корректировки к правилам. Связаны они были прежде всего с телевидением, чтобы борьба становилась интересной даже зрителю, который впервые видит этот вид спорта. Поэтому убежден, что все шаги, направленные на улучшение качества. Международная федерация нынче насчитывает более 120 стран. Дзюдо занимаются на всех континентах. Это динамически развивающийся вид спорта. В мое время о странах, которые ныне выигрывают медали на чемпионатах мира, мы даже не слышали. А ведь представители этих держав достойно борются со старыми школами – с японцами, корейцами. Посмотрите ведь, что даже на чемпионате мира среди кадетов собираются борцы из 60-ти стран. Не это ли показатель популярности, массовости нашего вида спорта?

Наши блоги