ЭкономикаШоу

Олимпийский вице-чемпион Беленюк: если России дали по рукам, значит, заслужили

13.1тЧитать новость на украинском

Олимпийский вице-чемпион в греко-римской борьбе Жан Беленюк пропустил все международные старты в 2017 году. При этом в августе украинец был назван лучшим борцом планеты по версии Всемирного союза борьбы (United World Wrestling). Спустя месяц он выиграл "золото" на чемпионате мира для военнослужащих, а затем стал серебряным призером клубного чемпионата мира.

О том, каким выдался 2017-й для нашего чемпиона мира и Европы, эмоциях от поездки к родственникам в Африку и отношении к наказанию российских спортсменов, Жан рассказал в эксклюзивном интервью "Обозревателю".

ИТОГИ 2017 ГОДА

- Честно говоря, очень удивлен, что ты позвал на интервью. Я их уже столько раздал, что начал многим отказывать. Просто фильтрую – кому давать интервью, а кому нет.

- Как думаешь, с чем связана такая популярность, что даже после Олимпиады она не пошла на спад, а ты остаешься в фаворе у журналистов?

- Не знаю. Наверное, им нравится, как я говорю. Могу ответить на любой вопрос, развить любую тему, поговорить обо всем. Поэтому и популярен.

- Как оценишь уходящий 2017 год для себя?

- Это в любом случае положительный год для меня. Было очень много моментов, которые даже не связаны со спортом. Но они связаны с моей личной жизнью. К примеру, я познакомился со своими родственниками в Африке.

ПОЕЗДКА В АФРИКУ

- Насколько важно для тебя было это знакомство?

- Не могу это сбрасывать со счетов, потому что для меня это достаточно серьезный шаг. Это важная встреча, которая осуществилась после 26 лет моей жизни, чему я на самом деле очень рад.

- Что тебя больше всего впечатлило в Руанде? Возможно, поразило или даже шокировало?

- Честно говоря, я такой человек, который ко всему относится спокойно. Вот мама у меня, например, очень мнительная и впечатлительная. Она сразу загорается или унывает, если что-то не так произошло. Понятное дело, что меня там удивила бедность и нищета, в которой живут руандийцы.

- Наверняка почувствовал, что Украина и Руанда – разные миры?

- Разные люди, разные миры, разные менталитеты – все разное. Я был там 2 недели и очень остро почувствовал себя другим. Не таким, как они. Я всегда думал, что живу в Украине, но во мне должно быть всего 50 на 50. Половина чего-то африканского, а половина украинского. А когда я вернулся, то понял, что на 100% украинец! Потому что та страна, в которой ты прожил, она тебя сформировала. И у меня мысли не такие, как у них, мировоззрение и все остальное.

- Но при этом тебя должно же было как-то зацепить, когда ты приехал к родственникам и почувствовал, что здесь твои корни. Возможно, прослезился при посещении могилы отца?…

- На кладбище был такой сентиментальный момент. Не то, чтобы я прослезился. Может быть, я очень хорошо сдерживал слезы, поскольку они все-таки накатывали. Ты понимаешь, что здесь лежит человек, который принял непосредственное участие в моей жизни. Понятное дело, хотелось бы не при таких условиях познакомиться, но, тем не менее, Слава Богу, что у меня вообще была возможность посетить эту страну. Потому что, если так разобраться, то это счастливая случайность.

- Имеешь в виду, что родственники заметили тебя на Олимпиаде?

- Да. Я поехал, меня увидели, пошел круговорот событий. И только поэтому у меня получилось с ними встретиться. До этого я не знал об их существовании. Как бы предполагал, но… Мне сказали, что там умер отец и на этом все.

- То есть, ты не углублялся в изучение семейного древа?

- Я планировал это сделать после завершения карьеры. Когда было бы время. У людей есть такой момент в жизни, когда хочется покопаться в своей истории, закрыть все вопросы, к которым ты боялся подходить на протяжении многих лет. А так, как у меня не было особо времени, то я и не пытался инициировать какие-то поиски.

- Но ты доволен, как все сложилось?

- Я очень доволен, что все так вышло. Олимпийские игры нас свели, по сути. У меня получилось туда поехать, всех увидеть, пообщаться. Но желания возвращаться нет. У меня все спрашивают, хотел бы я поехать еще раз? Нет. Я увидел все, что должен был. И больше мне там нечего ловить.

Видео о Руанде с Youtubе-канала Жана Беленюка

- Общение как-то продолжаете поддерживать?

- Да, созваниваемся иногда по Skype или What’sApp. У них там 4G интернет.

- Но при этом нищета и бедность… А у нас 3G толком нормально не работает.

- Там большой процент людей живет за гранью бедности. Но это в нашем понимании. У них обычная зарплата у чернорабочих 30 долларов в месяц. И это считается нормальная жизнь. Просто потому, что другой не видели. Там наличие электрочайника или бойлера – большая роскошь, поскольку они потребляют много электpоэнергии. А электричество там очень дорогое, потому что нет рек и нет гидроэлектростанций. За свет они платят в 7 раз больше, чем у нас.

- Минимальная з/п $30, но есть же и выше?

- Все зависит от образования. В Руанде его очень тяжело получить. Невероятно дорого. К примеру, год в институте может стоить 1000 долларов. Поэтому туда просто так не попадешь. А если нет высшего образования, то ты не можешь претендовать на хорошую работу.

- То ли дело Украина! У нас без образования можно ого-го!..

- На самом деле, Украина – страна возможностей. А в Руанде тоталитарный режим. Еще 20 лет назад там был страшный геноцид. И за три месяца было уничтожено 800 тысяч человек. Так что до демократии это общество должно еще дойти. Хотя Руанду называют африканской Швейцарией – она очень быстро развивается.

ОТНОШЕНИЕ К РОССИЯНАМ

- В сентябре ты завоевал "золото" Игр военнослужащих. Насколько для тебя была важна эта победа?

- Это важно для меня. Теперь я выиграл все турниры по военнослужащим. В 2015 году я взял "золото" на Играх, которые проходят раз в 4 года. Но на чемпионатах мира я никогда не выступал. А здесь я поехал, выиграл у достаточно сильных ребят. Русского в финале, а до того азербайджанца. Так что, я доволен своим выступлением.

- Какая-то дополнительная внутренняя мотивация была, когда выходил на финальную схватку с россиянином Салеевым?

- У меня такого нет. Я спокойно к этому отношусь и уважаю всех спортсменов. Политика в момент выхода на ковер меня не волнует. Я стремлюсь выиграть у любого соперника – будь то русский, молдаванин или кто-то другой. Просто россияне, азербайджанцы и иранцы, как правило, сильные. На них и настраиваешься особенно. Знаешь, что будет серьезный бой и за каждый балл надо сражаться.

- Что для тебя престижнее – "золото" Игр военнослужащих или "серебро" клубного чемпионата мира, которое ты завоевал в декабре?

- Я могу точно сказать, что прибыльнее (смеется). На самом деле, это очень разные турниры. На клубном ЧМ результат зависит от выступления всех членов команды, а на "военке" все зависит только от тебя. Я больше люблю индивидуальные соревнования. Ну, и клубный ЧМ – это чисто коммерция, а там ты отстаиваешь честь государства. Морально – это важнее.

- Перед Рио ты говорил, что олимпийцам выделялось в день 39 грн на человека на медикаменты. Что-то изменилось с тех пор?

- Честно говоря, даже не знаю. Могу лишь сказать, что по медикаментам у нас все очень слабо. Это такая вещь, где вполне могут быть задействованы коррупционные схемы. Но как конкретно сейчас обстоят дела с финансированием этого направления - я не знаю.

- Только ленивый не комментировал отстранение России от Олимпиады. Что скажешь по поводу решения МОК?

- Эти движения начались еще перед Рио, когда хотели не допустить всю российскую сборную. Но тогда убрали только легкоатлетов. Я понимаю этот шаг МОК. Они хотят конкретно ударить по рукам, чтобы им это было неповадно в следующий раз. Потому что, если бить точечно, то это может не дать результата. А благодаря такому решению все задумаются в следующий раз, стоит принимать допинг или нет.

- А какое твое отношение к выступлению россиян под нейтральным флагом?

- Конечно, мне жаль спортсменов, которые ничего не принимали. Но у них есть возможность выступить под нейтральным флагом. На их месте я бы выступил. Хотя не дай Бог нам такое наказание.

Понятное дело, что не может быть санкций против страны, которая ни в чем не виновата. Если дали по рукам, значит, заслужили.

- Нашей биатлонистке Вите Семеренко спустя 3 года отдали "серебро" Олимпиады в Сочи благодаря тому, что МОК отобрал медаль у россиянки Вилухиной. Как бы ты отреагировал, если бы тебе таким образом досталось "золото" Рио, попадись на допинге Чакветадзе?

- Я бы взял эту медаль, да и все. Что еще я могу сделать? Было бы глупо от нее отказываться, если это моя медаль и человек прибег к какому-то вмешательству, которое помогло ему достичь этот результат. Хотя еще лучше, если бы премию дали, которая полагается за первое место (смеется).

- Подсознательно где-то надеешься, что у Чакветадзе могут выявить допинг и тебе отдадут фактически заслуженное "золото"?

- Да какая разница? На самом деле, может я бы надеялся, если бы был вообще без медали. А так у меня есть олимпийское "серебро", и я доволен результатом. Желать зла я ему (Чакветадзе) точно не хочу.

Продолжение следует...

Во второй части интервью Жан расскажет, в каком костюме он хотел бы выйти на бой, о своих политических предпочтениях, смене гражданства и желании поехать в АТО.

Читайте все новости по теме "Греко-римская борьба" на Обозревателе.

Наши блоги