Слушал гимн с мертвым лицом: паралимпийский чемпион Крипак рассказал свою историю о Рио

14.4тЧитать новость на украинском

Пятикратный чемпион Паралимпиады-2016 по плаванию Максим Крипак не ожидал, что сумеет завоевать столько медалей (5 золотых и 3 серебряных). В интервью "Обозревателю" 21-летний спортсмен признался, что добывать победы в Рио ему помогла злость.

- Два месяца уже прошло с момента завершения Паралимпиады, эмоции улеглись?

- Уже спокойнее, вошел в свой обычный ритм жизни. Сейчас тренировочки, без каких-либо проблем. Правда, болел немного бронхитом. Так получилось: держался-держался и резко иммунитет упал.

- Сразу после возвращения в Украину?

- Нет-нет. Где-то через месяц, как приехал. Буквально неделю назад я только выздоровел. Вполне возможно, что акклиматизация. У нас тогда достаточно резкое похолодание было - может быть иммунитет не выдержал, и сдал позиции.

- А в Рио нормально прошла адаптация, когда приехал на Игры?

- Нас готовили к тому, что там первые 3-4 дня будет очень тяжело. У большинства спортсменов нашей сборной так и было, что первую неделю им было тяжеловато. Я приехал, нормально спал, режим меня полностью устраивал. А вот когда уже стартовали соревнования, видимо, у меня только началась акклиматизация. Доктора тоже так сказали. Я тогда спал буквально по 4 часа в сутки и еще максимум полтора дня. Там только два варианта: либо действительно акклиматизация, либо нервы. Но из-за того, сколько я проработал до этого, на меня это сильно не повлияло.

- Ты - пятикратный паралимпийский чемпион. Уже осознал всю мощь, всю глыбу того, что произошло?

- Ну, как сказать. Продолжаю осознавать. Интервью еще берут, звонят из разных организаций в плане с детишками поболтать, приехать на соревнования. Да, это все приятно, но непривычно, потому что до этого я не привык к подобному вниманию.

- Вообще ожидал, что такое возможно?

- Честно? Нет. Выиграть хочется каждому, но быть уверенным в этом… Я не такой человек. Пока не получу, не могу в это поверить, либо быть уверенным в этом.

- Ну вот сейчас получил, звездная болезнь не беспокоит?

- Нет. Слава Богу нет такого. Недавно хотели ко мне приехать домой, поснимать, в каких условиях я живу. Но я еще живу с родителями и не считаю нужным показывать, в каких условиях они живут. Это их гнездышко. То, что там – это исключительно их. Для меня это очень щепетильная тема, которую я не хотел бы показывать.

- А призовые за Паралимпиаду уже выплатили?

- Те выплаты, которые обещали, нам сделали, и спасибо за это большое. В плане города, мы еще ждем. Вроде как пообещали, что поздравят лично от города и области, но ничего пока такого нет. Зная ситуацию в стране и в городе, никто не давит, все спокойно ждут. В любом случае, будет приятно. Но это терпимо.

- За 8 медалей в Рио ты получил солидные призовые. Деньги не вскружили голову?

- Нет. Просто я знаю, сколько потратилось до этого. Я в спорте уже очень много лет, и до попадания в паралимпийскую сборную много денег уходило из личного кармана. А при нашем уровне жизни, когда доллар растет, затраты увеличиваются. И те же покупки инвентаря для плаванья.

До того, как я попал в паралимпийскую сборную, все было куплено за свой счет. Затраты серьезные, инвентарь из Европы. А когда уже оказался в команде, то все выдавалось, оплачивалось, никаких потребностей с моей стороны не было. Плавание - спорт хотя и не супер-мега популярный, как большой теннис или футбол, но затраты тоже немаленькие.

- Что для тебя было самым тяжелым на Паралимпиаде?

- Середина соревнований, когда я взял первые два "золота". Потом были две дистанции, которые для меня считались одними из самых тяжелых. Поэтому я очень сильно нервничал. Понимал, что у меня будет 200 м комплекс. Для меня это была очень тяжелая дистанция, единственная дистанция, которую я боялся. Я знал, что на ней очень сильно устаю. Переживал, что, если я выложусь сейчас максимально, то мне не хватит сил потом.

Хотя я все равно выложился на максимум. Тренер подбадривал, за это ему огромное спасибо. С родителями я не общался. Мы договорились, что во время соревнований я с ними не выхожу на связь - они очень эмоциональные, и это очень легко может сбить меня с ног. А тренер говорил, что все получится. Я подумал, что такую работу проделал, плюнул и решил: "До конца, так до конца!".

- Тренер был твоей самой главной опорой и поддержкой?

- Скажу честно: у нас команда собралась настолько дружная, как семья практически. Поэтому даже тренера в других видах спорта, когда они знали, что я буду плыть в финале или кто-то другой, вечером, перед днем старта, они подбадривали, говорили: "Давайте, боритесь, у вас же есть все шансы, идите до конца!".

И тот же массажист, Дима. Когда делал мне массаж, или я просто приходил, потому что нужно было с кем-то поговорить, он меня подбадривал и говорил: "Та все нормально, ты такую работу проделал. Я видел, как ты потел, старался - все у тебя получится". И доктор-психолог то же самое говорила: "Максим, че ты нервничаешь? Я видела, как ты стараешься, как тренируешься, у тебя должно все получиться".

- А психолог вообще нужен был?

- Тут уже зависит от человека. Мне лично нет. Я лучше сам себя настрою. Когда меня кто-то пытается настроить, переубедить, что все будет хорошо, специально, это мне мешает. Потому что, если я не уверен в себе, то чья-либо уверенность мне не поможет, у меня такой принцип. Понимаю, что у них есть опыт, но есть я. Я –личность. И то, как мне удобно, удобно не всем. Были разные спорные моменты, мне говорили, что я не хотел услышать, мне нужно было либо ничего не говорить, либо сказать что-то другое. Слава Богу, у нас все получилось, в результате чего все довольны.

- Первое "золото" было самое памятное?

- Нет. Это был 50 м кролем. Но это такая лотерея безумная. Честно, я хотел лучше результат показать, но не знаю, почему так получилось. Я каждой медалью доволен одинаково. Но 100 м и 50 м кролем – это реально была лотерея. Когда через пару дней пересматривал видео, то понимал, что буквально доли секунды нас разделяли, причем от первого до четвертого. Результаты очень плотные.

- Сперва два "золота", затем самая сложная часть - середина соревнований. Где ты черпал мотивацию?

- Злость. Честно. Я был полностью доволен "серебром". Изначально думал, что и в тройку не попаду. Но во мне все равно играла злость, потому что я с детства боюсь быть вторым. Я либо не в призах, либо хочу быть первым. Лучше даже третьим быть, чем вторым. Потому что первый – ты первый, второй – это ты как бы лучший, но есть чуть-чуть сильнее тебя. А когда третий – там уже два человека впереди, ты воспринимаешь как-то более это спокойно.

Быть вторым – это обидно. Ты понимаешь, что, если бы чуть-чуть больше постарался, то был бы первым, а так... Поэтому это была самая большая обида на самого себя, и я думал: "Надо собраться, нельзя так больше, нужно еще собраться". В результате, после второго "серебра" во мне накопилось столько злости, что я уже старался, как мог.

- Скажи, кроме команды и тренеров, ты чувствовал поддержку в Рио среди болельщиков?

- Да. Первое время я этого не замечал, потому что у меня такая паника внутри творилась. Выходили на награждение, я не понимал, что происходит, страх куда-то не туда пойти… Я 4 года назад и 8 лет назад смотрел это все дома по телевизору, а сейчас я на их месте. И я не знал, как себя вести нужно, что делать, с каким выражением лица быть. Паника была очень серьёзной. Поэтому первые раза три я стоял на пьедестале практически с мертвым лицом.

- Ты имеешь ввиду, когда стоял во время награждения и играл гимн Украины?

- Да! Я просто не мог этого осознать. С одной стороны, когда среди детей выступали, тоже вставали на первое место. Но там ты реально радуешься, потому что ты первый. А в Рио я стою, слушаю гимн и не знаю: мне радоваться или плакать от радости. И мне страшно, такая паника была серьезная.

Слава Богу, потом меня начали приводить в чувства. Мол, соберись, сейчас награждение, давай улыбайся. Я стоял, а потом минут через 30 понимал, что награждение прошло, можно радоваться искренне. Потом уже слышал, как детишки кричат, взрослые просили сделать фото. И медальки давал надевать, фотографироваться с ними. Это для меня была не проблема.

Да, некоторые спортсмены не давали. Они считают, что ты заработал, медаль не является чьей-то еще. У каждого свои принципы. Я понимаю, что людям это интересно, они хотят сфотографироваться. Пожалуйста, мне не жалко. Я ее уже завоевал, она в любом случае со мной поедет домой.

- В Рио были такие случаи, что грабили спортсменов. Не боялся, что могут украсть медаль?

- Нас предупредили, что такое может быть даже в номере отеля. Поэтому все ценные вещи мы прятали в тумбочку, которая закрывается на ключик. А где-то дня через два кто-то заметил, что под тумбочкой приклеено еще два запасных ключ. В результате чего они могли свободно отклеивать, открывать ее, а потом приклеивать обратно. Я сразу все оттуда снял, положил их в тумбочку, и на ключик все закрыл.

Особо драгоценных вещей с собой не было, но все равно не хочется уезжать с меньшим, чем приехал. А то получилось бы, что приехал медальки завоевать, а уехал только с медальками и без вещей (смеется). Был такой страх, но слава Богу такого не случилось. Из нашей сборной никого не ограбили, все обошлось.

В город нас не пускали. После Олимпиады были уже не только слухи, а и реальные события, что людей там грабили и спортсменов. Но в город ты же просто так не выйдешь - не знаешь, где и какой район. Людей предупреждали, что лучше не выходить. Вот вам достаточно большая деревня – есть, где походить. Понимаю, что хочется съездить на океан. Но я не ездил. Настроения и времени толком-то не было.

После завершения соревнований было 2 дня. Я так устал за все время, что просто хотел лежать, кушать и особенно пить. У меня сушняк был страшный. За период соревнований я похудел на 3,5 кг - для меня это прилично.

- Как вообще сами условия жизни были в паралимпийской деревне?

- Видно, что ремонт только закончили. Дома-новостройки с виду, как у нас люкс класса. А внутри общежитие. Мы жили в номере для четверых. Там две комнаты-спальни размерами 5х3, 5х2. В общем, два блока небольших. Но на две спальни идет зал. При этом 4 умывальника и 3 унитаза.

Я предполагаю, что это больше как общежитие. Все просто белое, ламинат обычный натяжной, не деревянный, умывальник даже есть на балконе. Это нечто. Ребята жили в шестиместной квартире, так у них было 3 спальни, и унитазов штук 5. Мы это восприняли как общежитие. Хотя вокруг это все выглядит так, что у нас люкс территории домов хуже смотрятся.

Напомним, что украинцы установили 22 мировых рекорда на Паралимпиаде-2016.

В ближайшее время читайте на "Обозревателе" продолжение интервью Максима Крипака.

Читайте все новости по теме "плавание" на Обозревателе.

Присоединяйтесь к группе "СпортОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости