Примите участие
в розыгрыше
LTE планшета Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

/Новости Формулы-1

Рубенс Барикелло: "Контракт с Ferrari надо было разрывать"

33

Переговоры с потенциальными покупателями начались, однако будущее Honda F1 пока под вопросом. Соответственно, не вполне ясно, как сложится дальнейшая судьба ее гонщиков. Дженсон Баттон уже заявил, что не покинет команду в эту трудную минуту и даже готов пропустить год, если ситуация будет развиваться по пессимистическому сценарию. В общей суете о его бывшем напарнике, о Рубенсе Баррикелло, почти не вспоминали. Но оказывается, бразильский ветеран, которого все уже фактически проводили в отставку, вдруг прилетел в Англию, посетил базу Honda Racing в Брэкли и надеется подписать с командой новый контракт.

О причинах, побудивших его к этим действиям, Баррикелло рассказал британскому Autosport…

- После Гран При Бразилии прошло шесть недель, и вы решили посетить базу Honda Racing в Брэкли. Как ваши дела?

- Все нормально. Впрочем, в каком-то смысле тот месяц с лишним, что прошел со времени последней гонки, мог быть и получше, ведь сначала у меня не было никаких новостей о моем будущем, а потом внезапно Honda покинула чемпионат. Несмотря на это, для меня мало что изменилось. Да, я боролся за место в команде, соперничая с молодым гонщиком, и должен был принимать участие во второй тестовой сессии в Хересе. Было бы здорово устроить такое прямое сравнение, и мне заранее нравилась идея подобного испытания. Но потом в течение двух дней от команды не поступало никакой информации, и я позвонил Россу Брауну, но даже он не мог мне объяснить, что происходит. А затем внезапно случилась эта история с Honda. Но, как я и сказал, в итоге для меня ничего не поменялось. Если кто-то придет и купит команду, в которой работают столь опытные специалисты, прежде всего, Росс, обеспечив некий, пусть и более скромный бюджет, то, думаю, ей понадобятся два опытных гонщика.

- А где вы были, когда узнали об уходе Honda? И какой была ваша реакция?

- Я отдыхал с семьей. Это были единственные короткие каникулы, которые я смог позволить себе после завершения сезона, и пять дней мы провели за пределами Сан-Паулу. Мне позвонили из команды, и я был в шоке. Просто не мог поверить. Если бы мне сказали, что они не взяли ни меня, ни Бруно Сенну, а предпочли какого-то другого, еще более молодого гонщика, я бы, наверное, удивился меньше. Никто и понятия не имел, что у Honda возникнут такие проблемы. Я никогда не слышал никаких разговоров о деньгах... Возможно, бюджет был слишком раздут... Все это очень странно.

- В день, когда Honda объявила о своем уходе, Росс Браун говорил о том, что вы очень решительно настроены и хотите остаться в команде в 2009-м году. Говорил, что похудели, что выиграли картинговую гонку и по-настоящему нацелены на борьбу...

- Знаете, я только сегодня сказал это Россу, но поделюсь и со всеми: в жизни вы чувствуете уверенность в себе и природную способность заниматься теми или иными вещами. Я никогда не мог преодолеть проблем, с которыми столкнулся в Ferrari, где Михаэль Шумахер всегда получал немного больше. Думаю, что в нашем распоряжении была одинаковая техника, моторы, коробка передач и машины, но у него было особое положение, он сам выбирал тактику и все такое прочее. Я мог выиграть гонку, только если мне повезет. Мне не давало покоя это обстоятельство, и я, скорее, был озабочен этим, нежели пытался добиться наилучшего результата. После шести лет в Ferrari мне пришлось ездить на машинах, которые вели себя нестабильно, и недостатков у них было больше, чем достоинств. Однако именно в такой ситуации ты быстрее набираешься опыта.

Показать 13-е или 12-е время на квалификации за рулем Honda – все равно, что выиграть поул, опередив всех на полсекунды. Плохая машина расстраивает тебя куда больше, чем хорошая. Ошибка за рулем хорошей машины приводит к тому, что ты стартуешь вторым, и, вероятно, в ходе сезона такое не раз бывало с Льюисом Хэмилтоном и Фелипе Массой. Но мы этого даже не замечали, списывая все на разное количество топлива в баках их машин. Поэтому я сказал Россу, что еще не стар и способен учиться. Я полон энергии. Я сказал ему, что сейчас, вроде бы, хороший момент, чтобы распрощаться с командой и начать говорить всякие гадости о тех людях, кто мне чем-то насолил. Но нет, я по-прежнему готов выступать в гонках.

Я уже сбросил половину лишнего веса и готов продолжать работать над собой. Не думаю, что победа в двух картинговых гонках в Бразилии – простое совпадение. Конечно, конкуренция там не такая, как в Формуле 1, да и уровень соревнований намного ниже, однако это говорит о том, что я в хорошей форме. Думаю, мой характер, моя скорость и концентрация могут оказаться полезными команде. И я не хочу подписывать контракт на один год. Я хочу провести в ней еще два или три года. В начале моей карьеры я ездил на сликах и, конечно, хотел бы завершить карьеру, выступая на сликах.

- Может, если минувший сезон складывался столь неудачно, проще было бы расслабиться и решить, что игра не стоит свеч? Но вы весь год работали с полным напряжением сил – вы сознательно это делали?- Я верил, что ситуация будет улучшиться, особенно после того, как накануне Австралии мы получили набор новинок, позволивший нам сразу отыграть целую секунду. Именно такой выигрыш в скорости и обещали результаты, полученные в аэродинамической трубе. У нас были запланированы еще две модернизации шасси, которые должны были произойти по ходу сезона, но, к сожалению, они не дали желаемого эффекта, что вызывало определенное разочарование.

Но если ты сосредоточен на своей работе, если знаешь, что выложился полностью, вне зависимости от того, какое занял место, – это все равно здорово. И для того, чтобы улучшить положение, необходимо бороться. В Сильверстоуне, вроде бы, все сложилось неплохо, и я финишировал третьим, но уже в понедельник после гонки мы устроили общее собрание команды, потому что на самом деле мы должны были занять второе место. 20 секунд было потеряно во время пит-стопа, потому что слишком многие в это время болтали по радио. Для такой команды, как наша, это неприемлемо.

- В следующем году, когда вступают в силу новые правила, особенно, с учетом того, что в течение сезона тесты проводиться не будут, вероятно, основная ответственность ляжет на более опытных гонщиков?

- Тут есть два момента. Прежде всего, гонщик должен быть быстрым. Если у вас есть только опыт, но нет скорости, результатов не будет. Это главное. Поэтому лучше взять быстрого гонщика и помочь ему набраться опыта. Если же говорить обо мне, то, по-моему, я отвечаю обоим критериям. Вопрос в том, есть ли у ветерана желание продолжать борьбу: побеседуйте с Дэвидом Култхардом, а потом со мной – вы сразу почувствуете разницу. Когда он посоветовал мне уйти в отставку, у него было чувство, что лично он уже сделал достаточно, и ему захотелось домой. Но я пока не готов вернуться в Бразилию, потому что все еще не утратил скорость. Когда я решу, что с меня хватит, – вот тогда я и вернусь в свою любимую страну. Но пока все еще хочу гоняться.

Я какое-то время не садился за руль и сегодня два часа отработал на компьютерном симуляторе, пока не пришлось заняться другими делами. Так что скорость у меня есть, и думаю, в следующем году она может пригодиться, равно как и опыт...

- Как вы думаете, команда оценит ваши усилия и решимость? Росс Браун в курсе того, что вы делаете?

- Думаю, в курсе, хотя не знаю, что за проблема помешала команде подписать со мной контракт. Не понимаю, что произошло в тот период, когда мне сказали, что решили оставить только Дженсона Баттона, поскольку он моложе и перспективнее. Я тогда им ответил: постойте, если вы предложите мне трехлетний контракт, я его подпишу, никаких проблем. Не знаю, чем руководствовались эти люди. Не думаю, что в нашей ситуации можно было провести сезон лучше, чем провел его я. Команде давно известно, что я хотел бы продолжить выступать, особенно после стольких неудачных сезонов. Я пришел из Ferrari, чтобы чего-то добиться. В Ferrari мне не давали возможности, в Honda такая возможность была, но не было хорошей машины. Сейчас ситуация меняется, слики должны себя хорошо показать. Так что причин для отставки я не вижу.

- Вы полагаете, визит в Брэкли и встреча с командой нужны для того, чтобы продемонстрировать ваше желание работать?

- Да. Ситуация на заводе непростая: ты желаешь всем счастливого Рождества, а люди вообще не знают, что будет в следующем году. Зато они знают, что я сделал для команды в 2008-м, и, если у нас будет хорошая машина, мы добьемся отличных результатов.

- Вас посещали мысли об отставке?

- Нет, до отставки еще далеко. Странно, но именно события последнего месяца вызывали во мне еще большее желание выступать в гонках. Видеть только отрицательные стороны – проще всего, но я увидел и новые возможности... Знаете, самое важное – это твое собственно ощущение, и мне кажется, в минувшем сезоне я ездил очень хорошо... Когда я говорю, что все еще способен выиграть чемпионат мира, это значит, я действительно в это верю. Я езжу ничуть не медленнее, чем в 1993-м году, а моя физическая форма лучше, чем когда-либо, поэтому сейчас все зависит от машины и от ситуации в целом.

- За время, прошедшее после окончания сезона, вы сбросили вес. Каким был ваш режим тренировок?

- В последние полтора месяца я тренируюсь с удвоенной интенсивностью. Раньше я занимался на беговом тренажере или бегал по утрам, а днем шел в спортивный зал. Или наоборот. Но сейчас, если я совершаю утреннюю пробежку, а днем иду в физзал, то потом бегаю снова. Если же я начинаю день с тренировки в зале, а потом совершаю пробежку, то после нее снова иду в зал. Я сбросил три килограмма, стал физически крепче. К середине января планирую скинуть еще пару кило... Сегодня я был на заводе в Брэкли: руководство команды стремится найти покупателя, который бы не претендовал на ведущую роль. Это правильный подход, ведь, если кто-то купит команду и захочет ею командовать, начнутся трудности...

- Как вы считаете, чего сможет добиться Honda F1, если такой покупатель найдется, а команда решить вас оставить? Росс Браун по-прежнему считает, что можно достичь результатов, сравнимых с BMW...

- Тут надо анализировать цифры. Машины Ferrari так хороши потому, что их параметры находятся в пределах 0,1 секунды от расчетных, полученных в ходе испытаний в аэродинамической трубе. Росс работает в Honda уже полтора года и уже добился того, что результаты на трассе соответствуют тому, что мы получаем в ходе аэродинамических испытаний. Поэтому я верю, что в квалификациях мы сразу сможем пробиться в первую десятку, а в ходе гонок будем бороться за очки или даже подиумы. Единственная проблема: в первом Гран При нас может подвести надежность, поскольку, видимо, у нас не будет возможности посвятить тестам достаточно много времени.

Всем хочется поработать с новым двигателем, просто потому, что мы слишком долго имели дело с одними и теми же моторами Honda. Не знаю, что это будет за двигатель. До меня долетали всякие слухи, но пока ясности нет. Однако трудно утверждать, что машина сразу будет конкурентоспособна, поскольку последние два года сложились столь неудачно.

- Вы с оптимизмом оцениваете будущее Honda?

- Для человека, который хочет выиграть чемпионат, ситуация неидеальная. В картинге ты получаешь такую же машину, как и соперники, и знаешь, чего можешь добиться. Но я давно забыл о собственной гордости и готов принять очередной удар, если это поможет мне получить место в команде. Я хочу выступать в гонках, я люблю скорость, и, думаю, применив тот же подход, что и в прошлом году, я смогу добиться большего. Мне 36, но это еще ни о чем не говорит. Я по-прежнему чувствую себя молодым, как в те годы, когда выступал в Формуле 3. Поэтому мне поскорее хочется сесть за руль...

- После периода неопределенности, если вы вдруг получите такой шанс, то, наверное, еще сильнее будете стремиться добиться высоких результатов?

- Да, конечно. Я буду ждать звонка даже в канун Нового Года, когда буду кататься на серфинге в Бразилии и надеяться, что мои желания сбудутся. Впрочем, надо быть готовым к любому развитию событий... Однако я считаю, что мы с Дженсоном – один лучших составов в Формуле 1. Мы отлично работаем вместе,.. и за рулем конкурентоспособной машины в следующем году мы бы могли добыть немало очков. Именно это необходимо команде для выживания... И, думаю, это было бы справедливо. Я был твердо убежден, что надо было разрывать контракт с Ferrari, я этого хотел. Но, придя в Honda, я понял, что команда не соответствует тому, что мне было обещано. Можно сказать, все эти три года я сражался с проблемами, стараясь что-то изменить.

С приходом Росса ситуация несколько улучшилась, но мы все еще не достигли желаемого. И будет справедливо, если мне представится еще один шанс. Кто-то в моем возрасте полагает, что уже пора идти кататься на горных лыжах или заняться еще каким-нибудь другим делом. Но я полон желания работать. Формула 1 мне все еще не наскучила.

- Вы думаете только о Формуле 1 или искали какие-то другие варианты в других гоночных категориях?

- Я разговаривал с разными людьми. Забавно, что предложения посыпались именно после того, как Honda объявила о своем уходе. Предлагали и WTCC, и "24 часа Дайтоны", однако я сконцентрирован только на Формуле 1. Я люблю скорость и готов выступать где угодно, даже в IRL, но я еще не все сделал в Ф1. Уверен, я могу добиться большего, а, может быть, и выиграть титул. Уверен, я это заслужил... Если команда приглашает гонщика-ветерана, чье время уже прошло, но который еще может быть быстрым, машину для него настраивают не так, как для молодых... Но я до сих пор езжу в полную силу, и в прошлом году в ходе квалификаций бывали моменты, когда после очередного поворота по коже пробегали мурашки: мол, не забывай, ты уже не мальчик. Так что скорость у меня еще есть. Поэтому сейчас я приехал в Англию, чтобы показать команде мое отношение к происходящему и сказать, чтобы она продолжала работать, не покладая рук. Надо оставаться оптимистом, и твои желания сбудутся...

Наши блоги