Примите участие
в розыгрыше
квадрокоптера с HD камерой Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

"Дело Деметрадзе": продолжение следует

35

На подходе – наверняка как минимум еще вторая серия. А может быть, и третья, и четвертая. Ведь даже представитель Федерации футбола Украины на этом процессе – Ольга Жуковская – не исключает, что адвокаты Деметрадзе будут подавать иск в Апелляционный суд.

А если и там не найдут того, чего ищут – иск перекочует в Верховный Суд Украины. Который, как известно, в нашей стране является последней инстанцией, не подлежащей обжалованию. Однако и при таком раскладе стороне легионера "Металлурга" в случае поражения отчаиваться вряд ли уместно, ведь есть еще и Европейский суд по правам человека. А так как защитники Деметрадзе, в частности, Андрей Федур, заявляли, что пойдут до конца, можно не сомневаться, что конечным пунктом их исканий будет именно Лозанна.

Насколько велики шансы Деметрадзе выиграть суд и добиться отмены легионерского лимита в Украине? На мой взгляд, эти шансы весьма скудны. И не столько потому, что, по большому счету, в украинских судах будет рассматриваться дело о фактически наезде на отечественный спорт, сколько из-за того, что сторона истца не предоставила более или менее внятных аргументов и фактов для подтверждения своей правоты. Если, конечно, не считать Конституции Украины. Да неплохой, хотя и далеко не безупречной, риторики Федура, который, будем откровенны, далек от сугубо футбольных вопросов. Поэтому Андрей Анатольевич невольно называл своего "подзащитного" Гонгадзе, а в своей речи больше цитировал Добролюбова и Монтескье, закон о содружестве, подписанный между Украиной и Грузией, нежели регламент чемпионата Украины по футболу или уставы УЕФА и ФИФА. Да, Федур упоминал и Босмана, и Симутенкова, выигравших в свое время споры с футбольными органами, однако ситуации в тех случаях были диаметрально противоположными той, с которой стартовал Деметрадзе. К тому же, сторона Деми так и не доказала, какое именно право, то есть, какую статью Конституции Украины нарушает существующий лимит на легионеров. Ведь, по мнению Ольги Жуковской, право выходить на футбольное поле не может быть чем-то подкреплено юридически, поскольку это не право, а обязанность футболиста. Одним словом, почувствуйте разницу.

Безусловно, такой опытный юрист, как Федур, к слову, совсем недавно защищавший вице-президента "Шахтера" Бориса Колесникова, эту разницу не только ощущал, но и наверняка знал. Но делал все возможное, чтобы формальными дискуссиями затянуть процесс. В первом случае это ему удалось. Без блеска, но все же. Со второй попытки выиграли защищающиеся. То есть, ФФУ и ПФЛ. Это стало очевидным после того, как Жуковская потребовала у стороны истца все финансовые документы, касающиеся зарплаты Деметрадзе в донецком клубе. И, к слову, не только зарплатные ведомости, но и другие сметы.

Ясное дело, что ничего такого Георгий Шалвович не предоставил. Сами знаете, почему. Коль Деметрадзе заикнулся о том, что в его клубе существует заработная плата футболиста в размере 650 гривен, уже на этом можно ставить точку. Зная или догадываясь о суммах, которые тратил донецкий клуб на приобретение легионеров. В том числе и Деметразде. Поэтому вряд ли уместно даже предполагать, что футболисту, которого купили, по слухам, не за один десяток тысяч долларов, будут платить по контракту долларов двести. Все это абсурд. Было бы смешно, если бы не было так грустно.

Вполне можно предположить, что и в Апелляционном, и самом что ни на есть Верховном суде адвокатам Деметразде придется демонстрировать платежные ведомости своего подшефного. И наверняка нужные финансовые документы опять не будут предоставлены. И снова Андрей Анатольевич будет цитировать Монтескье, и в который раз повторять Жуковской, что родился с ней в один и тот же день, в один и тот же месяц, и как она прекрасна. Как женщина. В первую очередь. А она все так же энергично будет требовать назвать хотя бы одно конституционное право, которое нарушает лимит на легионеров.

И уж точно нападающий "Металлурга" будет тешить многочисленную (или уже не очень) публику своими перчеными комментариями и незамысловатыми (если не сказать больше) ответами. И за всем этим – скука на лице судей. И наверняка тот же ответ, что и в Печерском суде.

Но вот дальше, если, конечно, Деметрадзе готов идти дальше, может наступить самое интересное. Потому что в Европейском суде вряд ли будут рассматривать дело Деметразде с точки зрения соответствия футбольных законов Украины с ее общественными законами. Возможно, речь пойдет о соответствии лимита на легионеров правам человека. Как говорит Федур, если в стартовом составе могут одновременно появиться одиннадцать украинских игроков, то таких легионеров в стартовом составе может быть только восемь. И тут, хочешь или нет, но тоже придется почувствовать разницу. Или все же не придется?

Наши блоги