Примите участие
в розыгрыше
Android смартфона Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

Рэй ОСТИН: "Вы увидите, что станет с подбородком Кличко!"

26

Начал заниматься боксом от безысходности и стал претендентом на тайтл-шот также от безысходности. Видимо, у его промоутера Дона Кинга дела с гвардией обстоят довольно худо, ежели он использует бойцов такого качества, отправляя их в бой, где они и должны сложить голову во славу его.

Рэй Остин также может служить еще одной главой в бесконечно повторяющейся сказке о "The Cinderella Man", начатую Джеймсом Уолтером Браддоком 6 июня 1935 года. Именно тогда никому не нужный, всеми забытый Джим сумел победить чемпиона мира в тяжелом весе Макса Байера, в одночасье получив славу, деньги и свое место в истории.

Похоже, что Рэй хочет повторить сей подвиг, иначе бы он не заявлял: "Я не "The Cinderella Man", но я живое подтверждение истории о "The Cinderella Man".

- Как проходит Ваша подготовка к предстоящему поединку?

- Я в отличной форме. Я спокоен и сосредоточен и с большим нетерпением жду возможности провести поединок против Владимира. Для меня это - возможность, которую я ждал не только более, чем девять лет моей профессиональной карьеры, но и всю мою жизнь. Поэтому я собираюсь максимально использовать этот шанс. Я упорно тренировался. Кроме того, я слишком горд, чтобы проиграть.

- Рэй, нам известно, что Ваше детство и юность были довольно трудными. Что Вы сможете рассказать нам об этом периоде Вашей жизни?- Я помню только то, что постоянно дрался. Дрался, чтобы самоутвердиться и получить уважение своих сверстников. Драка была самым верным способом сделать это. И мне приходилось много драться, как в школе, так и на улицах.

- Занятия боксом были единственным выходом, где Ваша, так сказать, излишняя энергия, могла найти выход?- Так решили мой отец и мой дядя. Они считали, что бокс поможет мне не только избавиться от излишней агрессии, но и организовать мою жизнь. Но я также играл в баскетбол, футбол и бейсбол. Но это мне не очень нравилось. В боксе все зависит только от тебя одного, тогда как в игровых видах спорта ты можешь выложиться полностью для того, чтобы достичь победы, а кто-то из твоей команды берет и делает ошибку, сводящую все твои усилия к черту.

- Но, судя по Вашей юности, бокс не очень-то и помог вам?

- Я в своей жизни сделал много ошибок, о которых, если быть честным, очень сожалею.

- Мы разговаривали с Майком Лонгом, и он рассказал нам, что он и его отец часто разрешали Вам тренироваться в их зале? По их словам, вы были "вежливым молодым человеком".- Если честно, то я не помню ни Майка Лонга, ни его отца. Единственное, что я хорошо помню, так это то, что в шестнадцать лет у меня уже был свой автомобиль, которым я очень гордился. В семнадцать лет я уже был женат и имел ребенка. Без работы, без образования… Для меня это время было очень тяжелым. Большая ответственность легла на мои плечи, а просто я не знал, что мне с ней делать…

- И занялись тем, что несколько раз приводило Вас, как говорится, в места не столь отдаленные, где Вы столкнулись с боксом совсем в другом измерении…- Это было проклятое время, наполненное настоящими кошмарами. Единственное, что я умел, так это драться, поэтому и решил, что бокс мне поможет не только утвердиться, но и получить уважение. Я не мог сидеть в четырех стенах. Я очень хотел приехать домой, чтобы увидеть свою жену и сына, а вместо этого ко мне подходили парни и говорили, что я должен собираться и идти драться в ринге. Это было тяжелое время, о котором мне не очень приятно вспоминать.

- Давайте тогда закроем эти страницы Вашей жизни, перейдя к тем, где Вы стали профессиональным боксером…- В начале 1998 года я был уволен с фабрики, где работал. У меня был конфликт с начальником, который не очень-то уважительно относился ко мне. Мы в очередной раз поругались с моим боссом и я просто послал его куда подальше и ушел… Все, что у меня было - это постоянные счета, счета и счета… Но я был слишком горд, чтобы вернуться и попроситься на работу снова. И тут мне помог случай. Менеджер Чарльза Хатчера искал для своего парня бойца, и я предложил ему свои услуги. Я соврал, что являлся спарринг-партнером для многих парней, хотя я не входил в тренировочный зал, пожалуй, последние десять лет. Мне надо было уже через неделю выходить в ринг, и я готов был сделать это, чтобы заработать эти восемьсот долларов, которые мне предложили за поединок. Правда, они быстро узнали, кто я и что я, обвинив меня во лжи. Тогда я сказал, что если они хотят получить соперника для своего парня, то я готов выйти против него в ринг. У них не было времени, так что они просто вынуждены были согласиться.

- Ну и что же вы можете рассказать о Вашем первом поединке в профессионалах?- Я был очень толстый и обладал огромным животом. От волнения у меня пересохло в горле и страшно хотелось есть. Так что прямо перед поединком я съел гамбургер и жареной картошки. Я понимал, что у меня есть только один шанс победить Хатчера – нокаутировав его в первом раунде, чтобы основательно перекусить и лечь спать. И, видит Бог, я сделал все, что мог, послав своего соперника в нокдаун уже в начале первого раунда. Но он, хоть и оказался на помосте ринга, сумел пережить мой удар и даже отыгрался в оставшееся время первого раунда. Дальше у меня просто уже не было сил, только одно желание, чтобы этот бой как можно быстрее закончился. Я проиграл решением судей.

Однако я понял, что могу нанести по-настоящему сильный удар, которым могу нокаутировать соперника, чтобы и дальше проводить поединки, а также то, что мне надо было сбросить пару десятков кило и основательно поработать над своей выносливостью и стилем.

- И…- Я вернулся в зал, поняв, что мне надо быть терпеливым и прилежным на тренировках. То, что я был большим и мог сильно ударить, было слишком мало для того, чтобы побеждать. Это не всегда работает. Мое решение стать профессиональным боксером моя мама приняла с негодованием, но я сказал ей, что это единственная работа, которой я хочу заниматься и именно она принесет мне миллионы.

- Вашу профессиональную карьеру можно разделить на две части. До Дона Кинга и с Доном Кингом… Какая из них Вам больше нравится?- Когда я работал с Седриком Кушнером, мной никто толком не занимался. Я вынужден был довольствоваться только тем, что мне предлагали. Если бы мне уделяли больше времени, может быть, моя карьера сложилась совсем по-другому…

- Но именно то, что Вам иногда предлагали поединки, как говорят, на коротком уведомлении, помогло Вам… Я имею в виду ваш поединок против Лэнса Уитакера. Именно благодаря этому поединку Вы получили первые баллы авторитета в вашу копилку…- Я дал согласие на бой с Уитакером за четыре дня до боя. Я вышел в ринг, чтобы бороться, но Лэнс не хотел этого. Он больше беспокоился о том, чтобы я не достал его своим ударом. Если бы у меня было чуть больше времени на подготовку, я бы без сомнения вышел из ринга победителем.

- А если говорить о Ваших двух проигрышах Гарольду Сконьерсу и Аттиле Левину, что вы можете сказать?- Если честно, то я недооценил Гарольда. Мне казалось, что я, своими размерами и своей агрессией быстро сломаю его и нокаутирую. Однако это не сработало. То же случилось и с Левиным. Эти парни сумели выстоять против меня в первой части боя и уже во второй переиграть меня. Это помогло мне понять, что я не должен все свои надежды вкладывать только в свои размеры и силу ударов. Я понял, что мне надо иметь несколько планов на поединок и действовать согласно тому, как развиваются действия в бою.

- Давайте поговорим о Ваших поединках против Зури Лоуренса и Лэрри Дональда, которые Вы завершили вничью. У Вас не было четких планов или же не хватило умения и мастерства для победы?- Я считал, что легко одолею Лоуренса, который в своей карьере ни разу не выигрывал нокаутом. Но он не хотел бороться, постоянно связывал меня в клинче или просто держал. Рефери был должен наказать его за это, но он этого не делал. Если честно, то я не ожидал, что Зури сможет стать активным во второй части поединка. Я считаю, что судьи не дали мне выиграть, как и в поединке против Ларри Дональда, который откровенно боялся моих ударов. Трудно было выиграть у того, кто не хочет с тобой бороться.

- Вы не боитесь, что ваша работа с Доном Кингом будет довольно скоротечной, как это случалось с другими бойцами его клуба?- Именно благодаря работе с Доном Кингом я обладаю тем, что сейчас имею. Если бы не он, то я бы наверняка никогда бы не получил возможность провести поединок за титул чемпиона мира. Он сделал свою часть работы, теперь я должен сделать свою часть.

- Вас не беспокоит то, что Вы будете должны проводить поединок в Германии?- Для меня это не является большой проблемой, и я не испытываю никакого дискомфорта от того, чтобы буду проводить поединок за границей. Какая разница, в какой стране я должен нокаутировать своего соперника? Единственное, на что я надеюсь, что судьи будут справедливы в оценке моих действий и действий моего соперника. Я знаю, что мой промоутер Дон Кинг сделает все, чтобы на поединок с Владимиром будут назначены компетентные и беспристрастные судьи. Это позволит любителям бокса увидеть честный и открытый поединок.

- Рэй, если честно, то большинство экспертов не дают вам шансов на победу в поединке с Владимиром…- Это потому, что я являюсь самым недооцененным бойцом супертяжелого дивизиона. То, что думают эксперты или мои соперники о моих качествах, меня не очень то и волнует. Как только мой соперник думает обо мне, как о неповоротливом увальне, который не может бороться, я тотчас же его нокаутирую. Вы знаете, что делает "Rainman" с такими парнями? Он оставляет их лежать в луже…

- Кстати, откуда у Вас прозвище "Rainman"? На "Человека Дождя", если основываться на фильме Барри Левинсона, где в главных ролях снимались Дастин Хоффман и Том Круз, Вы мало похожи?- Дело совсем не фильме. Это случилось после моей победы над Сиссе Салифом, которого я нокаутировал. Один из репортеров, который писал об этом бое, назвал меня боксером, который вылил свои удары на соперника, назвав меня "Rainman". Мне это очень понравилось. Так я и стал "Человеком дождя".

- Какова главная цель в Вашей профессиональной карьере?- Стать чемпионом мира и оставаться им долго…

- А как Вы относитесь к разговорам о том, что все хотят видеть поединок за объединение титулов чемпиона мира?- Как только я стану чемпионом мира, любители бокса увидят бой за объединение титулов с моим участием…

- А что Вам придает уверенность в том, что вы победите Владимира? Такого сильного и опытного бойца, каким является Владимир, у Вас еще не было…- Я своей карьерой и своим рекордом доказал, что являюсь сильным бойцом. Я сделаю так, чтобы пояс и челюсть Владимира стали моими трофеями, которые я привезу к себе домой. Я имел достаточно времени, чтобы подготовиться к предстоящему поединку, и вы увидите, каким будет Рэй Остин в субботу 10 марта.

Владимир действительно сильный соперник. Мы с ним должны были проводить поединок в марте 2003 года. Правда, тогда его промоутер отказался от того, чтобы Владимир вышел в ринг против меня, подписав для поединка Корри Сандерса. Вы видели, что сделал с Кличко Сандерс, но если бы я проводил тогда поединок с Владимиром, я бы нокаутировал его уже в первом раунде. Так что я сделаю с Владимиром то, что три года назад с ним сделал Корри Сандерс.

- Рэй, а почему Вы расстались с Ромеро Коннорсом, вы много лет были вместе?- К сожалению, мы вынуждены были расстаться, поскольку он не мог вывести меня на следующий уровень. Мне нужен был другой тренер, который обладает большими знаниями и опытом. Им стал Джефф Мейвезер. Он тот, кто мне нужен для того, чтобы иметь возможность конкурировать с бойцами, которые, как и я, находятся в десятке лучших. Вы можете сами оценить его работу в поединке, который я провел против Султана Ибрагимова.

- Но, опять же, вернемся к мнению экспертов, впрочем, как и любителей бокса. Ни те, ни другие не были восхищены тем, как Вы показали себя в последнем вашем поединке…- Если честно, то меня это еще больше мотивирует для того, чтобы выходить в ринг, доказывая, что я могу быть лучшим бойцом в супертяжелом дивизионе. Экспертам и любителям бокса не мешало знать, сквозь что я должен был пройти, чтобы оказаться там, где я сегодня нахожусь. С самого начала моей профессиональной карьеры я боролся открыто и никогда не уходил от борьбы. Я побил многих парней, которых считали проспектами супертяжелого дивизиона. Теперь я один из лучших в тяжелом весе и встречусь с чемпионом мира, который считается сильнейшим боксером в супертяжах. Но после того, как я разобью вдребезги его подбородок, я надеюсь, что уважение ко мне, как к настоящему бойцу появится как у экспертов, так и любителей бокса.

- Вы можете назвать сильные и слабые стороны Владимира?- Бесспорно, что он сильный и опытный боец, но его самой слабой стороной является его подбородок. Вы увидите, что случится с его челюстями от моих ударов.

- Вы так уверенны, что нокаутируете Владимира?- Я не буду специально искать нокаут, но если у меня появится возможность нокаутировать Кличко, то я это немедленно сделаю.

- Кто, по Вашему мнению, является сильнейшим бойцом в супертяжелом дивизионе?- Это я, Рэй "Rainman" Остин.

- Против кого бы Вы никогда не вышли в ринг?- Против Рея "Rainman" Остина.

- Как складывается Ваша жизнь вне бокса?- Все хорошо. Я сейчас живу со своей подругой. У нас есть сын, которому недавно исполнилось четыре года. Недавно с нами живет и мой сын от первого брака. Ему уже шестнадцать. Раньше он жил у своей бабушки, которая его воспитанием не занималась, так что мне предстоит сделать все, чтобы он не повторил те ошибки, которые я допустил в его возрасте.

- Сколько лет Вы себе отводите в боксе?- Ровно столько, чтобы заработать достаточно денег для того, чтобы спокойно уйти.

- Ваши последние слова любителям бокса?- В субботу, 10 марта, внимательно следите за моим поединком против Владимира Кличко, чтобы увидеть, как я нокаутирую его, а также увидеть рождение нового чемпиона мира.

Наши блоги