Примите участие
в розыгрыше
Android смартфона Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

Андрей ГУСИН: Сабо развалил киевское "Динамо"

35

- Только прошу вас, - Гусин делает паузу почти театральную. - Пишите теми же словами, которыми я говорю. А про мои английские смотрины - и первые, и вторые - обязательно с юмором надо написать. Я вообще эти сюжеты Задорнову хотел отослать - но отдаю вам... Только вы очень постарайтесь, чтоб с юмором получилось.

Я пообещал.

КАК МЕНЯ НЕ ОШТРАФОВАЛИ - Наверное, есть тема, которую вы не готовы обсуждать - уход Гаджиева. Угадал?- Готов говорить на любые темы. Но правильнее, наверное, обсуждать то, что мы с вами способны изменить. Да, тренера "ушли", с точки зрения человеческих отношений получилось не очень красиво. У Муслимыча были трения с руководством, и они вылились в неудовлетворенность друг другом, так что президент решил расстаться. Это не очень приятно - я многому научился у Гаджиева, мне было приятно с ним работать.

- Вся Самара знает, что именно по вашей инициативе были заказаны майки с надписью "Гаджиев - наш тренер". Но в одном интервью вы этого словно застеснялись и сказали: майки, мол, были инициативой команды...- Ну понятно же, что вначале кто-то один предложил. И этим предложившим был я. Надо было объединить коллектив, который в тот момент был в подвешенном состоянии из-за разговоров о скорой смене тренера. У многих игроков заканчивались контракты, они в итоге ушли. Я постарался встряхнуть команду но матч, на котором была проведена акция, против "Сатурна", сыграли, к сожалению, неубедительно. Не все прониклись.

- В каком-то интервью было сказано, что за те надписи на майках президент Барановский собирался "взыскивать с Гусина". Взыскал?- Надо - не надо, шишки валятся на меня. Я привык и ответственности с себя не снимаю. Вы имеете в виду штраф?

- Хотя бы.- Нет, меня не штрафовали. Барановский хотел услышать объяснения, и мы поговорили. Руководство не совсем правильно поняло наши действия: акция была организована не против них, а ради нас.

- Если бы Андрей Гусин не был настолько классным футболистом, за эти акции могли бы его и попросить из "Крыльев".- Как меня можно попросить?

- Это называется - "по взаимной договоренности".- По взаимной договоренности расстаться - несложно. Я никогда не держусь за место. Если тренер посчитает, что я слабый игрок, - никаких вопросов не возникнет.

- Много штрафов заплатили в жизни?- Нет. И никогда не платил большие суммы - их обычно выписывают тем, кого находят пьяным под забором. Со мной, слава богу, такого не происходило. В "Крыльях" прежде было заведено: кто опаздывает - отдает сто долларов. Надеюсь, это правило останется и в будущем. Потому что не должно быть так: начинается теория - трех человек нет. У нас, когда кто-то опаздывал, весь автобус ему аплодировал, и человек торжественно опускал деньги в общую кассу. На общие же дела потом накопленное тратили. Или с зарплаты все скидывались по сто долларов, чтобы в ресторане посидеть после игры.

- У Лобановского штрафы были заведены?- Обычно штрафовали тех, кто опаздывал из отпуска, Валерий Васильевич болезненно к таким моментам относился. Но этим грешат легионеры, а до определенного момента в киевском "Динамо" их не было. Вот спустя несколько лет начались приключения. Люди не вполне понимали, куда попали и как себя вести. Вольно себя почувствовали. Когда их было по одному - два человека из страны, они играли лучше.

КАК Я ЕЗДИЛ В "МИДДЛСБРО" - А могли бы и вы почувствовать себя легионером.- Мой просмотр в Англии - история шикарная. Смех. Я только-только расстался с киевским "Динамо", искал новый клуб, но за сборную играл постоянно. Через общих знакомых вышел на английского агента по фамилии Блоксейдж. И тот устроил смотрины в "Миддлсбро".

- Клуб понравился?- Очень. Там тогда Стив Макларен тренировал, отличный человек. Только оказалось, что в "Миддлсбро" не совсем готовы к моему приезду. Кое-что обо мне знали, но хотели получить информацию посвежее. Им надо было хотя бы DVD с моими играми посмотреть, а я все диски оставил в Киеве. Блоксейдж убеждает: "Ты в порядке, если Макларен посмотрит твои игры, контракт тут же подпишут". Если это так важно, отвечаю, тогда диски завтра будут в клубе.

- Агент поверил?- Нет, говорит, не может такого быть. Но я отцу позвонил, и тот через какую-то женщину передал диски первым же самолетом. Так что агенту, который жил в Лондоне, оставалось только встретить ее в аэропорту.

- Встретил?- Нет, конечно. "Пробки", мол.

- Расстроились?- Ты что, говорю, дурак? Ты же сам утверждал, что для нас эти диски - на вес золота, немедленно нужны! В общем, отправил я его искать эту женщину по Лондону. Возвращается просветленный: "Какие же у вас замечательные женщины!" Я насторожился. "Она согласилась послать диски почтой, через три дня они будут в Миддлсбро..." Тут уж я взорвался: какая почта, да от Лондона до Мидлсбро - всего километров триста! Сам нашел курьера, тот за 400 фунтов съездил в Лондон. Тоже сцена: мы как раз сидели с Маклареном, он в очередной раз повторил: "Нужна информация". И вдруг открывается дверь, заходит курьер. Подходит к столу: "О, Стив, привет! Я твой фанат! Вот, какие-то диски передали..." Тут я слово вставил: "Информация готова". Он поражен был.

- А агент?- Как узнал, что я курьеру 400 фунтов заплатил, выдал: "За такие деньги я бы и сам привез..." Дурак ты, отвечаю. Этот Блоксейдж, кстати, меня даже в лицо не знал, когда встречал в аэропорту. Я его на ходу учил, как должен агент работать, что надо говорить. Пишет мне эсэмэску: "Покажи им, как ты хочешь играть в этом клубе". Ну не дурак?

Впрочем, была в моей жизни поездка в Англию еще круче.

КАК Я ЕЗДИЛ В "КРИСТАЛ ПЭЛЭС"- Поездка в "Кристал Пэлэс" - вообще анекдот. Встречает меня в аэропорту чудак по фамилии Андерсен: "Едем в отель. Правда, моя машина сломалась, пришлось у приятеля одолжить..." Выходим на улицу - стоит ржавый двухдверный "Пежо-205", таких на улицах уже не увидишь.

- Уровень.- Но поехали, куда деваться. По дороге завернули в какой-то бар, как он выразился, "чайку попить". Андерсен сразу в туалет кинулся. Я за стол сесть не успел, а он уже возвращается. Заведенный весь, трясется... У меня мелькнула одна догадка.

- Наркотики?- Да, думаю, нюхнул чего-то. Но быстро эту мысль отогнал. На следующий день этот парень должен был за мной с утра заехать - час я прождал, пока он появился. Пешком пришел, кстати. На такси поехали на тренировку, "Кристал Пэлас" уже работал на поле. Каждый день была какая-то накладка. То вообще никто за мной не приезжал, я брал такси за свои деньги, но меня привозили не на ту базу, и я стоял посреди города...

Познакомился я с одним дедом в своем отеле. Добродушный старик, бывший футболист. Каждый вечер рассказывал смешные истории, без него я бы там с ума сошел. Как-то пришли к нему мужчина с женщиной, нас перезнакомил: "Футболист, будет в "Кристал Пэлэс" играть..." Во время ужина упомянул фамилию Андерсена, моего менеджера. Женщина, как услышала, побагровела: "Его компания обанкротилась, Андерсен должен моему банку 20 миллионов, а сын его - наркоман!" Тот самый парень, который меня на "Пежо" встречал. На этом я гастроли закончил, взял билет на Киев.

- Тихонов, съездив на просмотр в "Саутгемптон", поражался, насколько там футболисты заплыли жиром.- Футболисты там нормальные. В "Мидлсбро" Хасселбайнк меня опекал. В раздевалке теннисный стол стоял, а чемпионом Боатенг считался. С кем-то я играл, а он все усмехался: "Мистер Корнер..." Мол, бью по углам. Так я его пригласил - и обыграл. Вся команда за меня болела, стоя за спиной. Атмосфера очень хорошая. Дружественная.

СТРАННЫЙ ДАУМ- Я уже из киевского "Динамо" ушел, когда стали доходить до меня сведения. Говорили люди из разных клубов - мы, мол, за тобой приезжали, предлагали такие-то деньги. Но Киев не отпускал, а мне вообще ничего не сообщали.

- Кто звал?- Дортмундская "Боруссия". На переговоры с "Байером" я в Леверкузен, правда, сам ездил.

- Даум какое впечатление произвел?- В туалет на двадцать секунд не отлучался, но с такими глазами мне что-то доказывал - надо было видеть... Загадочное впечатление. Это был 2000 год, еще до наркотического скандала. Задавал, как вспоминаю, чудные вопросы: "Для тебя футбол - самая важная в жизни вещь?" Потом вообще в философию пустился: "Что может быть важнее футбола?" Девушка переводила эти вопросы, так я от удивления переспросил: "Это - дословно?"

- Аленичев когда-то поставил Романцева перед фактом: "Уезжаю в "Рому". Вы так могли бы подойти к Лобановскому?- Я всегда старался вести разговор корректно. Пытался убедить, что меня нужно продавать. Но в Киеве никак не могли выбрать момент: сначала на волне успеха не хотели продавать игроков, а потом вдруг решили: раз за Шевченко получили огромные деньги, то и всех остальных можно продать ненамного дешевле...

Кстати, об Аленичеве. Я ведь тоже как-то дал большое интервью: в команде происходят непонятные и неправильные процессы. Одним игрокам прощается все, остальных осыпают упреками. То интервью Игорь Суркис воспринял очень болезненно: "Ты не прав, в клубе все хорошо, твоя личная позиция не имеет ничего общего с командной..."

- Прощальный разговор с Суркисом вышел тяжелый?- Говорили на повышенных тонах. Он и ругался, и возмущался, но я от своих слов не отказался. Спустя несколько месяцев Суркис сам мне сказал: "Да, ты был прав, ерунда какая-то происходит..." И до сих пор "ерунда" не закончилась. Скоро приеду в Киев - опять с Суркисом поговорим на эту тему. И недавно, на сборе перед игрой с Италией, я ему сказал: "Вам снова никто не говорит правду о том, что творится в "Динамо". Большинство приближенных к команде боятся говорить. Им проще делать вид, что все хорошо".

- Вам не кажется, что киевское "Динамо" в последние годы прошло через все ошибки, через которые можно пройти?- Клуб многое потерял в тот момент, когда Григорий Суркис ушел в политику. А когда умер Лобановский, это был еще один удар. Хоть Григорий Суркис и сейчас считается неформальным главой клуба, но участвовать в жизни команды надо ежедневно.

- Неужели между братьями, Григорием и Игорем Суркисами, такая разница?- Есть разница. Григорий, уйдя в политику, стал меньше улыбаться, его это поглотило. И медленно пошел процесс падения клуба. Которого не было бы, если бы командой по-прежнему занимался Суркис-старший.

Впрочем, Григорию когда-то было проще: у него не было тех же легионеров. Не было проблем с их самоотдачей. Сегодня легионеры - костяк киевского "Динамо", команда просто зависит от их настроения. И дисциплина не та, и авторитет тренера не тот. Демьяненко то ли десять лет, то ли больше был вторым тренером - многие, работавшие с ним прежде, воспринимают его как второго тренера. Руководители декларируют: "Мы - последователи Лобановского, будем работать по таким же схемам". Но всему миру очевидно, и Демьяненко тоже следует признать, что нельзя играть с либеро.

- "Динамо" играет с либеро?- Да. Это роскошь для современного футбола. А все приглашенные из-за границы футболисты с детства играли только в линию. Чем руководствовались селекционеры во главе с Сабо, когда планировали переучивать футболиста?

- Переучить невозможно?- Невозможно. Сабо, который всех этих игроков пригласил, потом стал главным тренером - и не знал, что с ними делать. Попробовал перейти на "линию", но даже не представлял, как эту схему наигрывать. Демьяненко планировал играть с либеро, но этой схемой владели только украинские защитники Федоров и Ващук, которые почти год были травмированы. Отсюда и муки в обороне.

Часть 2

Наши блоги