Примите участие
в розыгрыше
планшета на Android Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

/Другие виды спорта

Ирина МИХАЛЬЧЕНКО: Космос - это начальная высота, а дальше лишь бы сустав не заныл!

288

Но в том-то и дело, что Ирина Михальченко и человек серьезный, и спортсменка исключительно профессиональная. Просто травм за долгую карьеру было столько, что зарекаться она не привыкла.

— Взяв на чемпионате Украины высоту 1.95, вы красноречивым жестом показали судьям и зрителям, что дальше выступать в тот вечер не будете...— Во-первых, благодарна публике, которая подтянулась на прилегающие к "высотному" сектору ряды и всячески поддерживала спортсменок. Во-вторых, когда нам было вменено участие в этом чемпионате для подтверждения полномочий на Ґетеборг, то я держала в уме такую "мелочь", как дозировка усилий. Справившись с солидной планкой, не имела права рисковать. Да, состояние в этот день было, тьфу-тьфу, хорошее. И все же, я сознательно аккуратничала. Ты просто радуешься, что ноги, как мы говорим, отпустили, так зачем играть с судьбой?

— Ира, но почему у вас так остро стоит вопрос восстановления? Скажем, возможностей медслужбы сборной не хватает на весь ее внушительный состав?— Да нет, у нас очень знающие специалисты — Александр Исаакович Биргер и Леонид Николаевич Мисик. Они всячески следят за нашим состоянием, но мы же стартуем чуть ли не по всему миру, а их командируют лишь на основные комплексные соревнования. Мне доводилось "на уколах" брать 1.94, но не буду же я всякий раз плакаться в жилетку! Обратилась не так давно к американскому массажисту, и он угадал, как бы вернул сустав с "подвывиха" в нормальное состояние. Так что не удивляйтесь, что в Сен-Дени стала девятой со скромными 1.89, а в Лозанне хватило 1.93 для четвертого места. Проблема еще и в том, что на диагностику и лекарства выделяются скромные средства, во всяком случае здесь мы россиянам уступаем.

— Но если вы ухитряетесь столько лет демонстрировать поразительную стабильность, стало быть, научились обманывать все эти хвори?— Сказать честно? В большом спорте иногда живешь каждым днем. Да, надо всячески бороться, чтобы не болело. Тоже своего рода искусство. Вот почувствовала: есть необходимое зависание в полете, уже спасибо! Но как сработать на минимуме затрат и не потерять в результате — тут одного опыта мало, нужна подсказка тренера. Поэтому прошу у руководства: возьмите его на тот или иной турнир. Поможет — не поможет, спрогнозировать невозможно, однако меня это успокоило бы. В последнее время меня готовит Сергей Кузнецов, а консультирует Семен Донской, с которым мы работали и в прежние годы. Семен Абрамович — один из авторитетных экспертов этой дисциплины в бывшем Союзе. Суть в том, что сама ты не можешь все чувствовать, со стороны — виднее.

— Что вас может раздражать во время выступлений: очередность попыток, какие-то ужимки соперниц или что-то еще?— Пуще всего я боюсь, как ни странно, начальных высот. Для меня они как космос, потом уже никакие цифры не довлеют, лишь бы не прихватил сустав. Насчет соперниц вообще нет ни малейшего дискомфорта. Вот (демонстрирует свою мобилку) -все номера украинских сборниц и некоторых зарубежных внесены в папку "Друзья". Это возле стоек мы бьемся не на шутку, а потом пьем кофе и беседуем о любви и верности.

— Кстати, как семейное обустройство, включая хронический — с булгаковских времен — квартирный вопрос? — Да, по сути, никак. Возможно, вы знаете, сама я из Евпатории. Так вот, родители, как и прежде, занимают "непомерную" площадь в 27 кв. м. на первом этаже. Когда мы с мужем (супруг Ирины, Юрий Усков — живописец. — Прим. авт.) выбираемся их проведать, то чувствуем некую неловкость. Он у меня мужчина габаритный — поместиться всем мудре^ но. Между прочим, не раз говорила спортивным руководителям Крыма: "Готова за вас выступать, но помогите с жильем". Все не дальше обещаний и намеков. В Киеве же у нас все без изменений — снимаем квартиру.

— А ощущает ли себя Ирина Михальченко звездой легкой атлетики? На наш взгляд, в этом ранге вы закрепились прочно.— Спасибо на добром слове. Как по мне, такого статуса вне журналистских и рекламных понятий не существует. В армии действительно без званий нельзя. У меня, к примеру, погоны старшего лейтенанта. "Звезда", с моей точки зрения, это атлет, никогда не забывающий про ответственность. С лидерами мировых прыжков мы общаемся постоянно, но я в них уважаю, очевидно, все же талант, а не звездность. Знаю только, что на уровне этих полетов не имею права подвести тех, кто в меня верит...

Наши блоги