Примите участие
в розыгрыше
планшета на Android Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

/Другие виды спорта

Пройдемте за кулисы, пока не поздно

46

Исключение составляют представители местной прессы. Для них Немецкий футбольный союз ежедневно устраивает пресс-конференции в Берлине. Могут на них пожаловать и иностранцы, но только на открытую, официальную часть. Во время одной их таких пресс-конференций удалось записать выступление офицера ФИФА, ответственного за жесткое соблюдение регламента проведения матчей. А позже в Ганновере нам показали, как все это делается.

Взгляд за кулисы впечатлил: кажется, абсолютно все здесь запланировано поминутно, ничего не пущено на самотек. Шестьдесят четыре матча в программе – и каждый начинается с координационного совещания всех служб, заигранных в турнире. Краеугольный вопрос-безопасность. Как известно, накануне ЧМ витало много страхов и слухов на сей счет. Они оказались беспочвенными. Но супербдительность сохраняется даже на тех стадионах, для которых мировой чемпионат уже закончился.

На предварительных брифингах обсуждается и масса других вопросов: прослушиваются гимны стран-участниц, проверяются их национальные флаги и другие символы державности, определяется, кто в каких майках, гетрах и даже перчатках будет играть, утверждаются тексты выступлений для стадионных дикторов и гостей- болельщиков команд, которым предстоит выступление. Во время крайне нервного четвертьфинального поединка Германия – Аргентина диктор берлинского олимпийского стадиона 53-летний Андреас Венцель забыл о своем нейтральном статусе, поддался истерии и стал в микрофон выкрикивать антиаргентинские речевки. Сразу после окончания матча ФИФА его уволила, хотя за распоясавшегося земляка пытался заступиться сам Франц Беккенбауэр.

В Ганновере за регламент от ФИФА отвечал бразилец Луиш Алессандро Родригес. Он поведал, что в дни матчей стадион уже с раннего утра превращался в своеобразный часовой механизм, где каждое колесико сцеплено с другим Отмашка - и обратный отсчет, отражаемый на двух главных табло, начался!

За пять часов до игры. Полиция контролирует движение транспорта на прилегающих улицах. Парковка без специальных пропусков закрыта. Выставлены заграждения. Проводится проверка документов на транспортные средства, имеющие право передвижения в оцепленной зоне.

За три часа до игры. Открываются ворота стадиона. Каждый зритель проходит сквозь металлоискатели. Начинают работать спонсорские киоски с сувенирами и ларьки, торгующие водой, пивом, сосисками, пиццей и мороженым. На больших видеоэкранах показывают фрагменты других матчей этого дня, диктор сыплет информацией. Например, уже в процессе игры Испания – Франция сообщил, что испанцы реализовали на чемпионатах мира четырнадцатый пенальти подряд, что у их капитана Рауля – день рождения, ау вратаря французов Бартеза назавтра юбилей – 35 лет.

За полтора часа до игры. Прибывают автобусы с командами. В раздевалках футболистов, кроме формы и обуви, ждет все, о чем представители соперничающих сборных и офицеры ФИФА договорились заранее на брифинге: еда, фрукты, энергетические напитки, лед на случай травмы, лекарства, другие медикаменты.

За 50 минут до игры. Первым по регламенту разрешается выйти на разминку голкиперам. Кто в каких воротах будет разминаться, оговорено заранее. Пять минут спустя начинают топтать травку полевые игроки. Кстати, о травке. Согласно регламенту, она должна быть высотой 28 миллиметров, что в Ганновере соблюдалось неукоснительно. Четко предписана и ширина полос, ограничивающих размеры поля. Возле угловых флажков она составляет 55 миллиметров. К центральному кругу может заужаться до сорока шести. Специалист, который следит за всем этим на ганноверском стадионе, включая и качество самой травы, получает в год 120 тысяч евро. Нихт шлехт, как говорят немцы, что в переводе означает: недурно.

За 20 минут до игры. Футболисты заканчивают разминку и направляются в свои кабины, чтобы сменить тренировочные костюмы на игровую форму и получить последние указания тренеров.

За 8 минут до игры на поле появляются дети с национальными стягами и флагом ФИФА. Звучат фанфары.

За 6 минут. Генеральный координатор ( в Ганновере – это уже упомянутый бразилец Родригес) выводит команды, арбитров и юных футболистов. Исполняются гимны, рукопожатия, обмен сувенирами, двадцать секунд для фоторепортеров, жребий определяет, кому достанется мяч, а кто выбирает ворота, и…

…ИГРА! Встречается ли Коста-Рика с Польшей в 16 часов или Гана с Италией в 21 час – трансляция на весь мир по телевидению должна начаться секунда в секунду. Как только закончился последний рекламный сюжет, четвертый судья сообщает главному арбитру: можно начинать! "Как только мяч покатился, мы уже ничего не можем изменить, - вздыхает Родригес.- Напряжение за кулисами спадает, зато возникает на поле. И только от рефери и самих футболистов зависит: придется ли вмешиваться нашим силам порядка или страсти не выплеснуться за рамки принятого приличия. На качество игры наша работа не влияет. Мы только заботимся о том, чтобы все на стадионе чувствовали себя комфортно".

Перерыв. Судья останавливает свои часы и немедленно включает их снова, дабы ровно через 12 минут вызвать команды на второй тайм. В паузе работники стадиона со своим садовым инструментом приводят траву в порядок.

Финальный свисток. Шоу окончено. Объятия, проклятия, обмен футболками и репликами. А в чреве арены снова кипит работа. Интервью для телевидения, пресс-конференции, общение журналистов с тренерами и футболистами в микс-зоне. Отправка контрольных проб на допинг в специальном контейнере в кельнский мединститут. Специальный куратор с представителями службы безопасности опекает арбитров. Другой офицер ФИФА следит, чтобы в раздевалках не скапливалось больше установленных регламентом 33 разрешенных персон. Зарегламентировано все. Разве что спонсоры пока не сообразили обязать футболистов мыться определенным шампунем…

Час спустя. Приходят в движение автобусы команд. С ним покидает стадион и автобус сопровождения, автомобили официальных лиц стран-участниц прошедшего матча. Всему этому транспорту надо обеспечить сначала удобную парковку, а затем и беспрепятственный выезд со стадиона.

Два часа спустя. VIP-персоны должны сделать последние заказы в бесплатном ресторане, ибо он закрывается. Официальные лица ФИФА после игры, как правило, быстро покидают стадион. Но многие почетные гости, включая хозяев ведущих футбольных клубов Европы, позволяют себе приятно расслабиться. В Ганновере после матча как-то задержался на часок Роман Абрамович со свитой. Владелец "Челси" творчески подошел к проблеме обеспечения себя и своих близких билетами на ЧМ. Он выкупил по одной VIP-ложе на десяти из 12 стадионов, на которых проходили игры. Один билет в такую десятиместную ложу, которая открывается за 2,5 часа до матча и закрывается спустя два часа после его окончания, стоит в среднем три тысячи долларов. Абрамович, прибывший к германским берегам на собственной яхте, за удовольствие посмотреть все, что душе угодно в комфортных условиях, Роман Абрамович выложил всего 1,5 миллиона долларов. Для сравнения. Пара моих соседей по отелю: украинка и португалец, живущие ныне в Канаде, вложились в две тысячи с перелетом и восьмидневным проживанием в гостинице, побывав на трех матчах, включая самый знаменательный для нас Швейцария - Украина.

Пять часов спустя. Все убрано, приведено в порядок. Мусор вывезен. Зеленая трава подлечена и снова готова принять футболистов. Но, увы, их увидят в Ганновере только 13 августа, когда начнется очередной чемпионат Германии. А пока все отправляются в отпуска: болеть за своих земляков и завидовать коллегам из Дортмунда, Мюнхена, Штутгарта и Берлина, где еще продолжаются решающие игры самого красочного чемпионата мира современности.

Наши блоги