Примите участие
в розыгрыше
планшета на Android Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

/Другие виды спорта

Николай Дурманов: "Спортсмены ничего и никого не боятся"

33

... А также о том, что через три-четыре года в стране может наступить пик приема запрещенных препаратов.

О скандале с российскими штангистами, последних новостях из области борьбы с допингом и многом другом в интервью корреспонденту "Газеты.Ru", а также в ходе специальной пресс-конференции в редакции "Московского комсомольца" рассказал глава антидопинговой службы Олимпийского комитета России (ОКР) Николай Дурманов.

– Россия и Китай – единственные страны, где легально производится метан. В пушной промышленности любому животному вводится такой препарат, чтобы просто-напросто шерсть росла лучше. Этот допинг может купить любой подросток, так как он стоит копейки. На этом препарате, кстати, довольно старом, попалась Садова (эта легкоатлетка во вторник же решением Международная ассоциация легкоатлетических федераций была дисквалифицирована на два года - "Газета.Ru"). И это не единственный допинг, который сейчас можно легко достать.

Вот, например, сегодня в одном из фитнес-клубов мы изъяли запрещенные препараты. Но, к сожалению, предпринять что-то в отношении этих организаций мы не можем, так как в России просто нет таких законов.

Очень часто допинг, применяемый по незнанию, может привести к очень серьезным последствиям. Это серьезная социальная проблема, и ее решать надо сообща, а не только нашей службе. Для борьбы с допингом на территории России необходимо подключать различные государственные ведомства. Хорошо еще, что сейчас с нами работает наркоконтроль, и уже сейчас есть результаты. Так, недавно была накрыта одна банда, которая вместе с наркотиками ввозила запрещенные в спорте препараты.

Все, что надо по спортивной части, мы сделаем. Но главная проблема – борьба с допингом на территории страны.

Беда еще заключается в том, что в спорте крутятся огромные деньги. Поэтому в нашей работе нужны только патриоты своего дела. Ведь два-три положительных теста лаборанта могут мгновенно покрыть его зарплату.

К огромному сожалению, в ближайшее время может заявить о себе генный допинг. В отличие от известных ныне случаев эта форма достижения результата во сто раз опаснее. Во-первых, структуру данного допинга можно банально скачать в интернете, и любой медик сможет применить ее на практике. Во-вторых, с таким проявлением пока сложно бороться, так как наши лаборатории не оснащены нужным оборудованием. Хотя к концу года мы закупим новое оборудование, которое поможет нам бороться и с этой очень важной проблемой.

Тем не менее если ситуацию не исправить, то через три-четыре года наступит пик приема допинга, сопоставимый с нынешним оборотом запрещенных препаратов в США.

Для решения всех проблем нужно упорядочить законодательную базу, вести пропаганду и социологические исследования, усовершенствовать спортивное законодательство и оснащение лабораторий. Обещаю: мы сделаем все, что в наших силах. Именно поэтому в следующем году откроем региональные бюро нашей антидопинговой службы. Кроме того, мы уже сейчас используем новейшие методы борьбы с допингом, разработанные кельнской лабораторией. Поэтому можно ожидать новых скандалов.

– Расскажите, пожалуйста, про ситуацию в тяжелой атлетике.

– За последнее время были уличены в употреблении допинга два российских тяжелоатлета – Дмитрий Берестов (олимпийский чемпион Афин) и Евгений Писарев (двукратный победитель юношеских первенств Европы). Оба они были дисквалифицированы Международной федерацией тяжелой атлетики (IWF). По правилам этой организации в случае прокола еще одного отечественного спортсмена в течение года предусмотрены дисквалификация Федерации тяжелой атлетики России (ФТАР) на два года и отлучение национальных сборных России по тяжелой атлетике (мужской и женской) от Олимпиады-2008 в Пекине.

То есть, другими словам, ФТАР показали две желтые карточки. Если федерация получит третью, то об успешном выступлении на Олимпиаде можно забыть. Ведь от Пекина могут отстранить, а если и разрешат участвовать, то вся подготовка к Играм будет провалена. Самое худшее развитие событий вполне реально. Ведь в свое время IWF не пожалела Турцию, Болгарию, Индию и Нигерию.

– Есть ли в этих случаях какой-то злой умысел, то есть своеобразная теория заговора?

– Конечно, это злой умысел. Прием допинга – это всегда злой умысел. И когда мы кого-то ловим, мы слушаем такие истории, что многим спортсменам проще податься в писатели-фантасты. Уж настолько хорошо у них работает воображение. Но я могу с полной ответственностью утверждать, что 90% случаев это целенаправленный прием допинга.

– Как-нибудь сейчас будете со своей стороны пытаться помочь ФТАР, чтобы не попасться третий раз?

– Конечно. Мы сейчас постоянно трудимся в тесном контакте. Тем более что сейчас нет более заинтересованных людей, чем руководители ФТАР. Поэтому мы полностью в их распоряжении. Вопрос только во времени. Ведь полгода – это большой срок, и возможны любые случаи.

– А что вы скажете про чистоту футбола?

– Футбол мы проверяем. Причем за "футбольный счет". Проверяем каждый тур. Пока все результаты отрицательные. Дай бог, чтобы так было и дальше.

– В конце прошлого года мелькала информация, что кто-то из футболистов ведущих российских клубов попался на допинге. Это правда?

– Нет. Этого не было. Причем я высказываю официальную информацию.

– Сейчас обсуждаем поступок Зидана. А не было ли в этой истории следа генного допинга, который может вызвать в человеке приступ агрессии?

– Честно говоря, на месте Зидана я поступил бы так же. Значит, я такой же злостный нарушитель.

– Случай с тяжелой атлетикой не посеет панику в других федерациях?

– На моем веку в спорте я редко встречался с панической ситуацией. Ведь это особый мир с особыми людьми. Они ничего и никого не боятся и никогда не паникуют. Возможно, из-за этого мы так спорт и любим.

Наши блоги