Примите участие
в розыгрыше
планшета на Android Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

/Новости хоккея

Стив АЙЗЕРМАН: Тихий, верный, великий

132

В России за "Детройт"-то еще болеют? Или хотя бы "добаливают"? А ведь одно время "Крылья" были чуть ли не самым популярным у нас хоккейным клубом. Новое время - новые песни, и на авансцену продираются юные звезды, отвлекая от былых пристрастий. Да и вся заморская лига, глядишь, выходит уже из моды, вытесняемая ожесточенной рекламой какой-никакой, а отечественной продукции.

Но живы еще воспоминания о "Русской пятерке" и о Кубке Стэнли, впервые поднятом на Красной площади не кем-то там, а главными спортивными патриотами России - Фетисовым и Ларионовым, и нет-нет да спросит кто: "А как там дела у Константинова?", и донашиваются старые загадочного производства бейсболки с крылатым колесом, купленные с рук в подземных переходах, и родными кажутся красно-белые цвета, да и само название, будто идеально подогнанное - "Красные Крылья", звучит еще так по-русски.

Фетисов, Ларионов, Константинов, Федоров с Козловым, да даже и Курникова (где она сейчас?) были главной и единственной причиной бешеной российской популярности пафосной команды из Детройта. Города в остальном совершенно непафосного: тяжелого, асфальтово-серого. Города, спортивным символом которого были не русские виртуозы и даже не патриарх Скотти Боумэн, а самый подходящий для этой роли игрок - Стив Айзерман. И если период российской любви к команде в красно-белых свитерах завершался долго и постепенно, до ухода Федорова и Ларионова, то целая эпоха в истории великого клуба "Детройт Ред Уингз" подошла к концу только сейчас - когда повесил коньки на гвоздь Капитан.

"ЫЦЕРМАН"А ведь в драфте 1983 года "Детройт" надеялся взять отнюдь не его. Филигранный Пэт Лафонтен, чудо-юниор, сводивший с ума скаутов в квебекской лиге, был пределом мечтаний руководства "Крыльев". Пиццерийный магнат Майк Илич, годом ранее ставший хозяином впавшего в убожество клуба, очень хотел открыть новую эру именно этим игроком. Лафонтен, в котором без труда можно было угадать будущую суперзвезду, был родом из Детройта, и "Крылья" в те годы остро нуждались не только в его таланте, но и в пиар-кампании, замешанной на местном патриотизме. "Детройту" принадлежало право четвертого выбора в драфте, но Пэт ушел под третьим номером, в "Айлендерс", и многострадальному клубу опять не повезло. Всем бы нам такое невезение.

Эрзац-Лафонтеном стал невысокий парень из Оттавы с донельзя правильными и еще детскими чертами лица. Тихий, серьезный, положительный (в первые годы карьеры, таскаясь с командой по детройтским барам, пил там исключительно молоко), мягковатый, очень скромный. Взял себе номер 19, потому что очень хотел быть похожим на кумира - легенду "Айлендерс" Брайана Троттье. О таланте новичка знали лишь скауты, а угадать будущего лидера в трудолюбивом пацане смог бы только профессиональный психолог. В 18 лет он был готов для НХЛ, но, чуждый саморекламе, пришел в лигу без газетной шумихи и лестных авансов.

Первое время комментаторы даже не имели понятия о том, как произносить его редкую для Америки фамилию. Полтора десятилетия спустя с этой же проблемой столкнется плохо разбирающийся в хоккее южанин по имени Билл Клинтон; дело будет во время традиционного приема чемпионов в Белом доме. "Хочу от всей души поздравить "Детройт Ред Уингз" и капитана Стива Ыцермана", - душевно и искренне скажет президент. Курьез? А ведь Буш-старший тоже по шайбе был не спец, но Супер-Марио ни разу не назвал Лемиуксом. Что характерно. Стив не был "лицом НХЛ" или "послом хоккея". Его даже суперзвездой в полной мере трудно назвать. Но не существует на свете болельщика "Детройта", который на вопрос: "Променяли бы вы Айзермана на... (Лемье, Гретцки, Орра, Харламова, господа бога, мир во всем мире - нужное вставить)?", - ответил бы утвердительно.

ЭПОХА "ДЕТРОЙТСКОЙ ПАДАЛИ"Сейчас "Детройт" популярен в Северной Америке до неприличия, до такой степени, что играет чуть ли не 82 "домашних" матча в каждом сезоне, и очень трудно поверить в то, что в первые годы карьеры Стива "Ред Уингз" был половой тряпкой всея НХЛ. "Dead Wings" ("Мертвые крылья"), или даже просто "Dead Tilings" ("Падаль") - так называли красно-белых болельщики, причем не только чужие.

В последние 13 сезонов до прихода Айзермана "Детройт" вышел в плей-офф лишь один раз. Сейчас приезд "Крыльев" обеспечит аншлаг в любом Нэшвилле, а тогда администрация ломала голову как завлечь на трибуны даже и детройтских болельщиков. Дошло до того, что после домашних матчей проводили лотереи, в которых разыгрывался автомобиль (в Детройте этого добра хватает), - дешевые ухищрения, недостойные великого клуба. (Что-то похожее делали в те же времена на футбольных стадионах первой и второй лиг чемпионата СССР, где, впрочем, машины были чаще швейными или стиральными.)

Приход талантливого новичка в кошмарную команду - событие в НХЛ рядовое. Собственно, чтобы выбрать на драфте лучшего юниора, как раз и необходимо быть кошмарной командой. Тот же Лемье спасал свой "Питтсбург" из еще более ахового положения. Но Стив, пришедший без фанфар, никогда не претендовал на лавры мессии. Он тихо и без претензий влился в основной состав, забив свой первый гол, как и Лемье, в первом же матче и став центром в первом звене. "Колдера", приз лучшему новичку, он не получил (лауреатом стал вратарь "Баффало" Том Барассо), но успел сыграть в Матче всех звезд, став самым молодым игроком в истории, удостоенным этой чести.

Его даже включили в состав сборной на Кубке Канады-84, но Стиву не повезло - из-за болезни он пропустил большую часть турнира. Это было только началом его проблем с выступлениями на международной арене.

В "Детройте", который никак не становился лучше, Айзерман расцвел как один из талантливейших атакующих центров лиги. Стив играл ярко и умно, забивал много и со вкусом: в первую половину своей карьеры он запомнился филигранной техникой владения клюшкой и красивыми, порой слегка вычурными голами. Впрочем, не забывайте, что на дворе стояли 80-е: в то же время и в том же амплуа в НХЛ играли Лемье и Гретцки. Это сейчас Павел Дацюк ввергает фанатов в исступленный восторг лишь частью того, что Стив делал 20 лет назад, а тогда выделиться на фоне титанов Айзерману в своем неказистом "Детройте" было ой как непросто. В символическую первую пятерку НХЛ он в итоге попал лишь однажды.

Но через три года 21-летний Айзерман получил больше, чем награду - он получил свое кредо. Стив стал самым молодым капитаном в истории "Детройта". Спустя 19 лет он уйдет из хоккея величайшим капитаном всех времен и команд. Никто в НХЛ ни до, ни после не носил букву "С" дольше, чем он.

НАЧАЛЬНИК ЦЕХА НА ФАБРИКЕ ЗВЕЗДСуперзвезда - это не только одаренный спортсмен. Для приобретения этого статуса нужно иметь и определенного рода характер, быть яркой личностью, хорошо выглядеть на экранах и уметь общаться с прессой. Гретцки был суперзвездой по всем статьям, Лемье - исключением, подтверждающим правило. Айзермана такие вещи, похоже, не интересовали вообще. За годы его карьеры, особенно в последние десять лет, когда "Детройт" стал по-настоящему "попсовым" клубом, ярких личностей в составах "Красных Крыльев" хватило бы на всю лигу Монументальный Боумэн, высокоинтеллигентный Ларионов, злой гений Шэнахэн, разбитной вояка Халл, на лицо ужасный и добрый внутри "Владиатор" Константинов, цепной пес Дрэйпер, живая легенда Фетисов, блистательный и неуловимый Коффи, ковбой Робитайл по прозвищу Счастливчик, любимец таблоидов Федоров, сварливый старый хрыч Челиос, инопланетный Гашек, махровый бандюга Хэтчер, божественный подкидыш Дацюк... А начальником цеха в этой хоккейной фабрике звезд все время был Айзерман - немногословный, авторитетный и такой же скромный и спокойный, каким пришел в НХЛ.

Выпячивать собственные амбиции Стив попросту не умел. Это видно хотя бы из того, что он провел всю карьеру в одной команде, - неслыханная вещь в сегодняшней НХЛ. Он не возбуждал прессу красивыми высказываниями (да и вообще общался с журналистами неярко) , не был замешан в каких-либо неспортивных скандалах, никогда не шантажировал клуб угрозами контрактной забастовки, не требовал обмена (а в середине 90-х команда всерьез рассматривала предложения от других клубов), ни разу в жизни не пошел на конфликт с тренером.

В начале 90-х, после сорока бесславных лет, "Детройт", подгоняемый денежными вливаниями Илича, постепенно стал возвращать себе былое величие, и Айзерман превратился в лидера лучшей команды лиги. Но когда слишком уж европейские, чересчур хрупкие и изящные "Крылья" были два раза подряд размазаны по бортам в плей-офф, непререкаемый Боумэн постановил, что для победы в Кубке Стэнли команде необходимо заматереть. И первым матереть поручено было капитану Тренер сказал, что забивных игроков в "Детройте" хватает, и совершенно негабаритному всю карьеру игравшему исключительно в атаке Айзерману надо переквалифицироваться в универсала. Иными словами - возвращаться в оборону жестче играть на отборе шайбы, блокировать броски.

Любая другая суперзвезда немедленно стала бы в позу: ведь подобное требование чревато ухудшением статистики голевой и, как следствие, контрактной. Несколько лет спустя, например, взбунтуется Сергей Федоров, в свое время тоже обращенный в универсала, и с блестящими результатами, тем же Боумэном. Айзерман ни разу не высказал ни малейшего недовольства. Он мог бы закончить карьеру одним из лучших бомбардиров в истории лиги (100 очков за сезон в то время были его нормой), но пожертвовал индивидуальным талантом ради величия клуба. Виртуоз Стив безропотно перевоплотился в идеального "полузащитника" в рамках боумэнской системы. После сезона-95/96 он уже ни разу не приблизился к стоочковому рубежу, зато "Детройт" выиграл три Кубка Стэнли.

МИЛОСТИ КИНЭНАКонфликтов с тренерами у Стива действительно не случалось, хотя причины были. Правда, не в "Детройте", а в сборной Канады, которой руководил Майк Кинэн. Кто его знает, чем именно не приглянулся Железному Майку детройтский капитан, но травил его тренер исправно и публично. На Кубок Канады-87 Айзермана не взяли, а четыре года спустя включили в предварительный состав, но отчислили перед началом турнира. Сделал это Кинэн не втихаря, а на пресс-конференции, посадив Стива рядом. Выражение лица последнего лучше не описывать. Причины? Не впечатлил, не выложился, недостоин. Это Айзерман-то?!

Было яснее ясного, что дело тут в личных пристрастиях Майка. Во время матча со сборной США канадские фанаты скандировали: "Ай-зер-ман", - давая понять тренеру что они думают о его кадровой политике. Стив же не сказал ни слова.

Зато пять лет спустя отомстил. По-своему: забив феноменальный гол в овертайме седьмого матча серии плей-офф против кинэнского "Сент-Луиса". Щелчок из-за синей линии был таким мощным, что вратарь даже и не шелохнулся. Майк, топорща в бешенстве усы, отправился на выход. Стив? Опять промолчал.

По милости Кинэна свой первый и единственный крупный международный трофей (не считая недоигранного им Кубка Канады-84) Айзерман завоевал лишь в 2002-м 37-летним и насквозь травмированным ветераном. Это была золотая олимпийская медаль Солт-Лейк-Сити.

ПОСЛЕДНИЙ ПОДВИГТри Кубка Стэнли "Детройта" - конечно же, венец карьеры Капитана. В 1997 году "Крылья" прервали 42-летнюю засуху превратив Детройт в "Хоккитаун". Год спустя в сезоне, посвященном Владимиру Константинову "Крылья" победили опять, и Айзерман был признан лучшим игроком плей-офф. Но величие Стива как игрока и лидера лучше всего отразил третий чемпионский сезон, в 2002-м.

Это был сезон, проиграть который "Детройт" не мог. Это было недопустимо хотя бы даже и законами физики. В тот год Илич, вложив в команду бешеные, даже по меркам старой НХЛ, деньги, собрал настоящую сборную всех звезд: Халл, Робитайл, Гашек... Как минимум девять игроков той команды обязательно будут в Зале Славы. "Детройт" прошелся по регулярному чемпионату с тросточкой и разбрасывал соперников в разные стороны, порой даже и не потея. Обеспечив себе первое место в конференции еще где-то под Новый год, "Крылья" провели остаток сезона, планируя на автопилоте. Если мне не изменяет память, то в последний месяц перед плей-офф "Детройт" вообще не потрудился выиграть у кого-либо, кроме мелкокалиберной "Атланты". Шапки были вытащены из шкафов, почищены и должным образом приготовлены для закидывания ими обреченного соперника по первому раунду И тут случилось страшное.

Вальяжные фавориты были четко и профессионально отметелены в первых двух матчах. Дома, в "Джо Луис Арене"! Непонятным "Ванкувером" с несуществующим вратарем! Халл не мог забить, Гашек пускал "пенки", все валилось из рук. Только Стив исправно набирал очки, но этого явно не хватало. Более того, не хватало и самого Стива. Правое колено Айзермана было изорвано в клочья. С ним нельзя было ни бегать, ни ходить, ни даже лежать, разве только в больнице. Приземленный и нелаконичный, Стив, наверное, никогда не сможет передать словами ту нечеловеческую боль, которую приносили ему малейшие, тривиальнейшие движения. За весь плей-офф Айзерман ни разу не тренировался, ни разу даже не вышел на предматчевую раскатку: любая лишняя секунда на льду была для него пыткой. Он не пропустил ни одной игры, но после каждой его нога распухала до такой степени, что врачи упаковывали ее в целую ледяную глыбу - от пояса до щиколотки.

Айзерман потом вспоминал, как после первого матча с "Ванкувером" он был уверен, что его карьера завершена. Что он навеки остался калекой. Что просто умрет, если ему нужно будет еще хоть раз надеть коньки. Перед второй игрой он пришел в кабинет к Боумэну и честно признался: "Я не думаю, что смогу играть". Старый Скотти, который вполне мог бы командовать армией древней Спарты (а канадские острословы охотно прибавят, что свою тренерскую карьеру патриарх наверняка начинал именно там), жалости не проявил: "Помоги нам, чем можешь". Айзерман подчинился, команда проиграла опять, и больше Стив о больничном и не помышлял - ответственность за исход он принял на себя лично.

После второго поражения Шэнахэн, тоже прирожденный лидер, попросил капитана воодушевить партнеров какой-нибудь речью. "Я этого не делаю", - пожал плечами Стив. "И все-таки ты должен", - возразил Брендан. И тут Айзерман не отказался, хотя и сам уже не помнит, что тогда сказал. Зато в третьем матче забил гол, отправил в нокдаун ванкуверского боевика Тодда Бертуцци, и даже теоретическая возможность поражения "Детройта" как-то отпала сама собой.

Айзерман завершил плей-офф лучшим бомбардиром "Детройта", а после окончания сезона лег под нож. Врачи тогда сказали, что такие операции обычно делают лишь глубоким старикам с потерявшими всякую функциональность коленными суставами...

Травмы так и не сломили Капитана. А после колена, которое искусство врачей превратило из полной руины во всего лишь хроническую болячку, у него был еще и разбитый глаз. И основательно помятые ребра, не дававшие ему играть в полную силу в последнем сезоне. На закате карьеры, пойдя на пятый десяток, до конца верный клубу Стив принял логику тренера Майка Бэбкока и согласился отойти на второй план, быть "на подхвате" - еще одна роль, которой игрок его статуса был обязан оскорбиться. Он взял самоотвод из олимпийской сборной. ("Исходя из того, как играю в этом сезоне, мне кажется, что я не вправе занимать место в команде", - сказал он в декабрьском интервью "СЭ".) Он соглашался с критикой. Он не снижал требований к себе и прибавлял от матча к матчу И оставался Капитаном. "Детройт"2006, опять блистательный и звездный, вылетел в первом раунде плей-офф, но доля вины Айзермана в этом поражении - наименьшая. Думаю, что, если бы не больные ребра Стива, фавориты смогли бы одолеть "Эдмонтон".

Но не болячки заставили его уйти, а понимание того, что 41-летним он исчерпал свой лимит полезности для клуба. Он мог бы подзадержаться, устроить себе прощальное турне, еще подзаработать, отпроситься доигрывать куда-нибудь в тихую заводь, в конце концов. Но Айзерман, никогда не ставивший себя выше команды, и в этот раз сделал то, что было выгодно прежде всего для "Детройта": вовремя ушел, освободив клуб от своей большой зарплаты, не замарав чести мундира, не поправ верности "Крыльям". Все так же спокойно, уверенно, без претензий, без биения себя в грудь. От первой и до последней секунды своей хоккейной жизни он оставался тем, кем мог быть только он. Капитаном. Навсегда.

Наши блоги