Примите участие
в розыгрыше
экшн-камеры Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

/Новости тенниса

Роже Федерер: Гаске похож на меня

37

В стартовом матче ему выпало играть с французом Ришаром Гаске. Эта встреча была прервана при счете 6:3, 1:2 в пользу швейцарца из-за дождя. Не успел Федерер покинуть корт, как оказался в окружении местных журналистов.

— Как вы отнеслись к решению Андре Агасси?— Я только краем уха об этом слышал. Расскажите поподробнее.

— Он вчера объявил о том, что уходит из большого спорта после US Open.— Очень мило, что он всех предупредил о своем уходе. Люди могут в последние разы посмотреть на его игру вживую. Но на самом деле ничего в этом приятного нет. Уходит легенда. У Андре была великолепная карьера. Мне посчастливилось играть против него. Может быть, еще успеем столкнуться на корте здесь или в Америке.

— Что вам больше всего нравится в его игре?— Он действует очень агрессивно. К тому же он до сих пор в АТП-туре, хотя ему уже 36 лет… Бесподобно!

— Как думаете, Агасси последний, кто может серьезно бороться за победу на турнирах "Большого шлема" в таком возрасте?— Нет. И потом, думаю, тоже будут ребята, которые смогут показывать качественный теннис в этом возрасте.

— Вы – один из них?— Не знаю. Пока я планирую играть до Олимпиады-2012. Потом мне будет 31 год. Все будет зависеть от самочувствия. Да и от других факторов – где буду жить, будет ли у меня семья, останется ли мотивация. Пока у меня ее, кстати, хоть отбавляй. Так что посмотрим.

— Как вы себя чувствуете перед Уимблдоном?— Очень рад вновь приехать сюда. На самом деле прошлый чемпионат я помню не очень хорошо. Зато врезался в память позапрошлый Уимблдон. Тогда чересчур нервничал, ведь мне предстояло защитить титул. А в этот раз я спокоен. Я хорошо начал сезон, у меня в этом году вообще не было неудачных матчей. Если сумею сохранить этот уровень игры, то и в этом году завоюю здесь титул.

— Вы вот-вот побьете рекорд по количеству выигранных подряд матчей на траве, прямо как недавно Надаль – на грунте. Ждете вручения трофея?— Нет. На всех турнирах свои правила. На Roland Garros это сделали. Будет ли здесь точно так же – большой вопрос. Да я бы и не хотел этого.

— Почему бы и нет?— Мне гораздо приятнее будет получить трофей после победы на турнире, а не после выигрыша в первом круге.

— Сразу после Roland Garros вы победили на турнире в Галле. А ведь переходить с грунта на траву непросто.— Да, на прошлой неделе я был очень уставшим. Играть матчи было сложно не только морально, но и физически. Нужно было очень постараться, чтобы не травмироваться. Но приехать сюда с титулом, завоеванным именно на траве, – это лучшая подготовка. Здорово, что в этом году мне не надо нацеплять на себя маску и притворяться, будто все хорошо, когда на самом деле все ужасно. А именно так было в прошлом году.

— Вам досталась коварная сетка – сперва Гаске, потом, вероятно, Хенмэн. Что вы почувствовали, когда первый раз ее увидели?— Не могу припомнить, когда у меня была такая сложная сетка. Но чтобы выиграть турнир, ты должен быть готов обыграть кого угодно.

— Рейтинг и Гаске, и Хенмэна совершенно не отражает того, как они играют.— Особенно на траве. Гаске должен стоять намного в рейтинге выше. Впрочем, как и Тим, и Содерлинг. Мне придется выкладываться с самого начала. О матче с Хенмэном думать рано. Гаске, с которым я встречусь в первом круге, тоже только что выиграл турнир на траве. Я встречался с ним в Галле и чуть не уступил. Он явно не середнячок. У него талант играть на траве. Хотя я думал, что самое удобное покрытие для Гаске – грунт. Теперь не уверен. Он мне иногда напоминает меня самого.

— Некоторые люди испугались бы играть на Уимблдоне. Вы явно не из их числа.— Почему же? Боялся, еще как. Правда, когда выступал в юниорах. Помню, так нервничал на своем первом Уимблдоне, что не мог ни нормально подать, ни играть с задней линии. Тогда я все-таки завоевал титул. Но раньше я такого страха не чувствовал. Вся эта традиция, белые одежды, трава, фанаты… А когда приходится встречаться с сильными соперниками, становится еще сложнее.

— Что самое сложное в победе на турнире "Большого шлема" для вас?— Труднее всего убедить себя сделать это. Ты играешь, много говоришь с прессой, потом день отдыхаешь, и все начинается сначала. Все время надо вновь и вновь готовиться к пяти сетам. Это сложно.

— Вы рады, что грунтовый сезон кончился?— Почему же? Мне нравится играть на грунте. Но об этом покрытии говорят все время между Открытым чемпионатом Австралии и Франции. Если честно, надоедает.

— Когда-то давно вы уступали на Уимблдоне в самом начале несколько лет подряд. Эти воспоминания вам не мешают?— Нисколько. У меня много других. Например, матч против Кафельникова. Это был прекрасный опыт для меня. Тогда я впервые играл на центральном корте. А еще, кажется, это был 1999 год, я бился с Новаком. Это был пятисетовый матч. Я тогда не считался фаворитом. А в следующем году вернулся сюда и обыграл Сампраса, но уступил Анчичу. Это поражение меня очень задело. Я недооценил его — хорват был великолепен. Но вообще на Уимблдоне мне везет. Я думаю о победе.

— Энди Роддик для вас представляет такую же опасность, как в предыдущие два года?— Да.

— Почему?— Из-за качества игры, опыта, имени, достижений на травяных кортах за последние годы. То, что он проиграл матч на траве не мне, не значит, что он уже не так хорош на этом покрытии, как раньше.

Наши блоги