Примите участие
в розыгрыше
LTE планшета Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

/Новости футбола

Трансферы "Динамо": приятель Клебера и колумбийский фрукт

88

Если бы Игорю Суркису удалось осуществить минувшим летом все трансферные планы, эта кампания стала бы лучшей для «Динамо» за последние несколько лет. Прошлый сезон еще не закончился, а Юрий Семин уже ориентировал селекционную службу на две цели - парагвайца Оскара Кардосо из «Бенфики» и итальянца Андреа Караччоло из «Брешии». Оба нападающих идеально вписывались в тактическую концепцию российского тренера и отвечали новому направлению кадровой политики клуба: если и приобретать новичков, то лишь тех, кто способен усилить игру команды немедленно, не требуя лишнего времени на адаптацию в наших широтах.

Караччоло в июне побывал в Киеве, восхищенно отозвался об экскурсии в Конча-Заспу и умении Суркиса убеждать, но, взяв время на размышление, после возвращения в Италию ответил отказом. Поговаривают (и динамовский президент это подтверждает), что игрока отговорила жена, которой в ноябре предстоит родить двойню - менять благополучные во многих отношениях Апеннины на загадочную Украину она не пожелала категорически.

Что любопытно: между клубами договоренность на тот момент была уже достигнута, и вылетевшая из Серии А «Брешия» желала продать Караччоло не меньше, чем «Динамо» - купить. Президент итальянского клуба рвал и метал, узнав о решении футболиста, но тот, продолжая расточать комплименты увиденному в Киеве, подписывать личное соглашение с украинцами не соглашался наотрез. «Когда предлагаешь за игрока сумму больше десяти миллионов, как правило думаешь, что все должно получиться, - рассказывал мне Суркис в начале июля. - В случае с Караччоло мы даже не торговались. Но следует понимать: хотя бренд «Динамо» довольно известен, серьезные игроки к нам не рвутся. В первую очередь их смущает уровень нашего чемпионата».

Позже, в канун матчей киевлян с «Рубином» в Лиге чемпионов, Караччоло упоминался прессой уже в связи с казанским клубом. Но то ли вновь вмешалась супруга, то ли он сам посчитал Татарстан еще большим захолустьем, однако рубиновую футболку итальянец в итоге так и не надел. На моей памяти апеннинский форвард стал уже вторым за последнее время игроком после Брайана Руиса в ряду тех, кто не перебрался в Киев по воле жен.

«Думаю, «Бенфика» теперь кусает локти», - так Суркис в том же интервью отозвался о не состоявшемся переходе в «Динамо» Кардосо. Семин, говорят, так хотел этого игрока, что даже слетал в Португалию на переговоры. Нападающий колебался, а его клуб поступал в точности так, как президент киевлян в ситуации с Романом Еременко: не желая продавать, постоянно завышал трансферную цену. В результате в середине июня украинская сторона окончательно вышла из переговорного процесса, но ни один другой клуб, зная о поднятой «Бенфикой» планке, вступать в него не решился. Таким образом лиссабонцам не удалось удвоить стоимость Кардосо в сравнении с 9,1 миллиона евро, заплаченными летом 2007-го за 80 процентов прав на него аргентинскому «Ньюэллс Олд Бойз».

Очень пожалели, предполагаю, что блефовали в переговорах с Суркисом и представители «Фрайбурга», так и не продавшие в Киев Паписа Сиссе. «Последним предложением были 12 миллионов разовым платежом, - рассказывал динамовский президент. - Однако немцы пожелали включить в соглашение еще и бонусы за Лигу чемпионов, увеличив цену на три миллиона. Но одно дело - предусматривать бонусы, приобретая футболиста миллиона за полтора, и совсем другое - за сумму, в восемь раз большую. Тем более что и сам игрок не выказывал особого желания перейти в «Динамо».

Интересовался киевский клуб также корейским форвардом «Монако» Пак Чу Еном, недавно перешедшим в лондонский «Арсенал», и хорватским атакующим хавбеком «Тоттенхэма» Нико Кранчаром, кандидатура которого утратила актуальность еще до приобретения «Динамо» Лукмана Аруны. «Я был удивлен запрашиваемой за меня суммой, - признавался Кранчар, за которого Суркис, поговаривали, был готов отдать 6 миллионов евро. - Компенсация от 10 до 15 миллионов отбивает интерес ко мне с самого начала. Реально речь стоит вести о 6-7 миллионах. Вот тогда все будут довольны. Знаю, что Киев интересовался мною, однако разговор закончился на оглашении потенциальной суммы сделки».

Аруна, к слову, обошелся киевлянам всего в полтора миллиона евро плюс стандартные по нынешним временам бонусы - по полмиллиона за выход «Динамо» в групповые турниры Лиги чемпионов на протяжении пяти лет. «Монако» на поражении украинского клуба от «Рубина» 500 тысяч уже потерял, а дальнейшее продвижение команды по Лиге Европы контрактом не оговорено. Ситуация с нигерийцем отдаленно напоминает сложившуюся с Караччоло: пока «Монако» сохранял позиции в ведущем французском дивизионе, своего полузащитника монегаски оценивали в 9 миллионов, тогда как Киев соглашался на шесть. Но стоило им покинуть элиту, как возникла необходимость срочно разгрузить платежную ведомость. Некоторые футболисты «Монако» даже получили статус свободных агентов. И президент клуба, обещавшего расстаться с Аруной лишь за сумму, которая буквально его нокаутирует, умерил аппетиты ровно в шесть раз.

Непростой была ситуация и с Брауном Идейе. Экстравагантный президент «Сошо» Александр Лякомб долго не соглашался продавать нигерийского форварда, словно предчувствуя, что со временем в Лиге Европы в его команде некому будет забивать «Металлисту». Даже когда Идейе уже находился в Киеве и выполнялись последние формальности, Лякомб заставил понервничать: он потребовал прислать в Монбельяр французский текст соглашения.

Этот новичок обошелся «Динамо» в 8,1 миллиона евро, но затраты на его трансфер с лихвой компенсировала недавняя продажа Романа Еременко. «Рубин», год назад собирался купить конструктора киевских атак за 7 миллионов, в начале лета предложил 11, но ударили по рукам Игорь Суркис и отставленный на неделе президент казанцев Александр Гусев на тринадцати. Логично прибавить к этой сумме полмиллиона, в которые не сказать что в нагрузку обошелся «Рубину» старший из братьев Еременко - Алексей, принадлежавший «Металлисту», но игравший в последнее время в шотландском «Килмарноке».

В начале недели стало известно, что «Динамо» больше не рассматривает кандидатуру 21-летнего нападающего «Бурсаспора» и сборной Турции Серджана Йилдирима - как и в свое время в «Локомотив» ему помешала перейти старая травма колена. Еще раньше киевляне подтвердили продажу в «Днепр» Романа Зозули, аренду Франка Темиле в «Александрию» и уход Папа Диакате в «Гранаду» за четыре с половиной миллиона евро.

Неожиданной стала, пожалуй, лишь аренда до января Бадра Каддури в «Селтик», о которой сайт шотландского клуба сообщил вчера поздним вечером. На официальном интернет-ресурсе киевлян к моменту подписания этого номера в печать информация на этот счет не обнаружена.

Буквально «на флажке» киевский клуб приобрел еще двух игроков, о приезде которых в Киев на медобследование «СЭ» сообщил первым. Вчера днем 19-летний полузащитник «Крузейру» Дуду, выигравший пару недель назад со сборной Бразилии юниорский (U-20) чемпионат мира, и 20-летний форвард молодежной сборной Колумбии Андрес Эскобар, в своей стране выступавший за «Депортиво» (Кали), прибыли в динамовский офис на улице Грушевского. Поставили под 5-летними контрактами первые на нашей земле автографы, попозировали перед теле- и фотообъективами с мячом и генеральным директором Резо Чохонелидзе, после чего дали короткие интервью.

Дуду сказал, что благодарен судьбе и молодежному чемпионату мира, успех в котором бразильской сборной помог ему оказаться в «Динамо». Заверил, что приложит все силы для скорейшего попадания в основной состав и не станет сильно печалиться, если какое-то время придется играть в молодежном. Заявленный под экзотическим для наших широт номером 99 полузащитник припомнил, что встречался на поле с Алмейдой в бытность того игроком «Атлетику Минейру», а с Клебером - вместе выступал за «Крузейру».

Эскобар объяснил невысокую (как и его рост - 169 см) результативность в прежнем клубе, где он забил 4 мяча в 33 играх, тем, что тренер ожидал от него даже не голов, а поддержки партнеров. Сказал также, что украинские холода его не пугают, а в завершение - сообщил, что в Колумбии его называли Манга: «Это такой фрукт. Как манго, но более сладкий…»

Источник

Наши блоги