УкрРус

Лимит на легионеров. За что боролись?

Матч Металлиста и Зари непременно войдет в историю. Не навсегда, конечно – до следующего "рекорда". Но пока что мы равняемся именно на этот поединок.

Да, да, да. Именно о том, о чем вы подумали, и пойдет речь. О стартовом составе Металлиста в матче с Зарей. Четыре украинца – Эдмар, Девич, Дишленкович и Валяев. Из них только последний является украинцем по национальности и паспорт свой получил по достижении определенного возраста. Остальные – натурализированные. То есть по сути своей иностранцы, которые волею судеб и бюрократических инстанций таковыми теперь не считаются.

И ведь это еще не предел. Ведь есть еще Папа Гуйе, которого Мирон Маркевич в бытность свою главным тренером сборной Украины собирался превратить в щирого украинца – мол, все в интересах сборной. Впрочем, сейчас и этого не нужно. Норму-то в регламенте УПЛ отменили, ту самую, согласно которой украинцем может считаться только тот натурализированный иностранец, кто за сборную Украины заигран в определенном количестве матчей. Так что мы вполне можем дождаться того исторического случая, когда, не нарушая никаких регламентных норм в части лимита на одновременное присутствие на поле легионеров, на поле в желтых футболках Металлиста будут бегать 11 иностранцев. Подчеркиваю – совершенно легитимно, не нарушая никаких футбольных законов.

Вот вам, господа хорошие, и лимит. Нет, начиналось все как действительно благое дело. Для тех, кто позабыл, напомню. Легионерское ограничение было введено в действие после сезона 2004/05. По сути своей оно было направлено – в лоб, а не на перспективу – против трех команд, Динамо, Шахтера и донецкого Металлурга. Нет, конечно, легионерами грешили и другие, но вот эта киево-донецкая троица отличилась особо.

В 16-м туре донецкий Металлург вышел на матч против киевского Арсенала всего с одним украинцем, Сергеем Шищенко. Шестью месяцами раньше Динамо приехало играть в Днепропетровск – и 15-тысячная публика на Метеоре увидела в основе столичного клуба из своих только лишь Александра Шовковского. Шахтер не раз и не два в том чемпионате выходил на поле с единственным доморощенным футболистом – чаще Анатолием Тимощуком, реже Андреем Воробьем. А 2-го декабря в Одессе против Волыни и 10-го дома с Ильичевцем случилось уникальное. В стартовом составе донецкого клуба не было ни одного украинского футболиста. Ни одного.

Конечно, в такой ситуации самым простым, что можно было сделать, выглядел именно лимит. Ввели – и сразу же Шахтер нашел на поле место и для Воробея с Беликом, Динамо начало регулярно выставлять Несмачного и Гусева. Количество украинцев в составах ведущих клубов возросло в разы…

Но вот в чем парадокс. Во-первых, лимит этот получился достаточно странный. Да, со старта поставили серьезное (как для Шахтера с одним Тимощуком) ограничение – целых три украинца. Но затем, за уже шесть лет его существования, этот барьер был усилен только раз – до четырех доморощенных игроков. А ведь уже как минимум год должна была существовать норма «шесть». Но ее почему-то заморозили. В интересах клубов? Возможно, даже наверное. А зачем тогда вообще было вводить лимит? В интересах сборной?

Странная штука получается. Два самых значимых достижения наших сборных – четвертьфинал взрослого ЧМ и серебро молодежного ЧЕ (извините, но победу на домашнем юношеском Евро за серьезный результат считать не буду – слишком это далеко от взрослого, «лимитного» футбола) – случились в 2006-м, всего через год после появления «железного занавеса». И следствием его они никак не могли быть. Просто по определению. Другое дело сейчас, когда уже подросли и возмужали те, кто в 2005-м начинали свой путь в большом футболе. Конечно, можно списать все на какие-то конкретные проблемы, объяснить простым совпадением (ну, не повезло нам с Рехагелем и его греками). Но, как ни крути, вопрос остается – почему лимит есть, а результатов нет?

А почему, собственно, нет? Результаты очень даже есть. Только они совсем не те, на которые рассчитывали авторы легионерского ограничения. Вот смотрите. Именно после введения и благодаря лимиту Шахтер начал скупать молодые таланты по всей Украине. Не только он, но горняки стали самым ярким, самым впечатляющим примером этой новой волны. Помните, с Шуста все начиналось, обыгравшего Шахтер в Кубке Украины…

Эта тенденция при достаточно скудном отечественном рынке (особенно на отдельные позиции) привела – совершенно логично, заметьте – к серьезному росту трансферной стоимости любого мало-мальски прилично играющего украинца. И, соответственно, увеличением зарплат. Что последовало за всем этим, думаю, не стоит расшифровывать – шутка из недавнего Евро-2011 о том, что стоимость одного нашего Коноплянки почти равна сумме трансферов всей чешской молодежки, еще не забыта.

Казалось бы – ну и Бог с ними. Не наши же деньги тратятся. А «свои» ребята хоть денег приличных заработают, которых их предшественники и в глаза не видели. Но если бы этим история закончилась… Хорошо быть Шахтером – с таким президентом, как Ринат Ахметов, можно любого или почти любого понравившегося украинца купить. Разве что из Динамо напрямую не сманишь, ибо там вопрос политический. А так-то – вратарей полна коробушка, лучших бомбардиров чемпионата раз за разом тягают. Но в том-то и дело, что Ахметовых в Украине мало. А клубов много. И остальным надо как-то выкручиваться.

То есть и боеспособный коллектив создавать (а из кого его создашь, из наших звезд и звездочек, лимитными деньгами разбалованных?), и под «статью» не попасть. Поэтому в определенный момент времени наступил второй этап развития лимитной проблемы. Точнее, проблемы обхождения этого самого лимита. Натурализация.

Только я вас прошу – давайте не будем вешать всех собак на Металлист. Мол, все вокруг д'Артаньяны, и только в Харькове… На самом деле, эта идея могла прийти в голову президенту любого украинского клуба. Не пришла Ахметову – потому что у него хватает денег на еще имеющихся способных украинцев. Не пришла Суркису – потому что у него есть еще некий запас прочности, в том числе и из почти-не-иностранцев Алиева и Милевского, а также своих ветеранов Шовковского и Шевченко. Считайте, что эта самая любовь к «своим» и спасла киевлян от такого гибельного шага. Не пришла Коломойскому – потому что там регулярно все меняется, просто неоткуда и легионеров подходящих взять. Не пришла Дыминскому – потому что для 5-го места хватает и своих. Кстати, а Годвин еще в 2008-м просился в украинцы, если кто забыл.

А у Металлиста все сложилось. Амбиции есть – а наших игроков (это уж обсуждать не будем, проверено на самом высоком уровне) для их воплощения не хватает. Тренер и костяк команды не первый год в Харькове или вообще в Украине (это касаемо игроков) – есть возможность спокойно перебивать 5-летнюю норму. Финансовая база не настолько могучая, как у того же Шахтера (и вообще, и особенно в связи с Евро-расходами Ярославского) – а натурализацию никто не отменял.

Вот и получилось, что именно в Харькове мы видим эту картину. Но, поверьте, не было бы подходящих (к уровню команды) украинцев на примете у Луческу – натурализовали бы своих Луисов Адриано и Илсиньо с Жадсонами. Конечно, история сослагательного наклонения не терпит, но почему-то кажется, что было бы именно так. Почему – см. выше.

И еще один, очень важный момент. Введение лимита подразумевало развитие собственной футбольной базы – как в масштабах Украины (что, в принципе, и получилось – скупка молодых талантов приобрела невиданные ранее масштабы), так и в границах клубов. То есть развитие клубных школ, академий. Но прошло уже шесть лет. Срок, в принципе, достаточный для подведения некоторых итогов. Но подводить нечего. Где та молодая шпана, которая, по идее, должна была вырасти в клубных структурах Динамо и Шахтера, Металлиста и донецкого Металлурга? Это вот та группка «золотой молодежи», перебегающей из Зари в Ильичевец? Или Зозуля с Кравцом, которых наконец-то начинают выпихивать из родного клуба, к которому они присосались, точно пиявки? О талантливой харьковской молодежи и говорить нечего (а ведь когда-то Харьковский спортинтернат давал игроков сборной СССР). Хотя Ярославский появился в Металлисте еще до введения лимита – и наверняка амбиции у него были уже тогда.

Все это говорит о том, что никто и никогда не собирался всерьез работать над украинизацией отечественного футбола. Но едва ли не с первых минут существования лимита все (кому это было нужно) кинулись решать проблему обхождения этого шлагбаума. Вспомните, как президенты клубов цеплялись за первоначальную формулу «восемь», протестуя против усиления до «семи». Не удалось. Зато от формулы «шесть» отбились – пока временно, а дальше, может, и навсегда. Далее последовала натурализация – и опять попытку остановить это явление пресекли, причем руками самих авторов.

Украинские футбольные чиновники с завидным постоянством (которое заставляет задуматься даже об умственных их способностях) борются не с причинами проблем, но следствиями. Вряд ли кто-то будет спорить, что все эти некачественные и/или непрофессиональные в своем отношении к футболу игроки – «родом из детства», что они приходят в большой футбол уже такими. Но вместо реформирования системы детско-юношеского футбола, решили задачу «проще». При этом качество и профессионализм в основном остались на месте (если не сказать шагнули назад), а цены и зарплаты прыгнули вверх.

И вот теперь – натурализация. Не надо удивляться и возмущаться. Этого стоило ожидать, это должно, просто обязано было случиться. А теперь, при существующих законах (когда натурализированному футболисту не надо заигрываться за сборную Украины), можно ужесточать лимит сколько угодно. На самом деле это приведет только к одному. Рано или поздно мы увидим в составе Металлиста или любого другого клуба одиннадцать иностранцев с украинскими паспортами. И все это будет построено на благих намерениях, от любви к украинскому футболу и ради отечественной сборной. Помните это.

Присоединяйтесь к группам СпортОбоз на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги