Примите участие
в розыгрыше
LTE планшета Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

/Новости футбола

Базилевич: Будущее в футболе наступило 36 лет назад

114

50 лет назад Олег Базилевич выиграл с "Динамо" первое для Киева "золото" чемпионата СССР. Знаменитый Базиль рассказал "Сегодня", как они спорили с Лобановским, о тренировках Пеле, молитвах в Кувейте и как он стал крестным отцом.

— Олег Петрович, правда, что после первого чемпионства в 1961-м вас, игроков "Динамо", носили на руках в прямом смысле?

— Болельщики действительно пронесли нас на руках по кругу стадиона. А на трибунах было огненное кольцо из горящих импровизированных факелов. Эмоции и ощущения, конечно, незабываемые. Я благодарен всем ребятам, с которыми играл тогда, состав у нас был потрясающий.

— Какие эмоции были сильнее: в 1961-м, или когда уже тренером взяли Суперкубок Европы в 1975-м?

— Не стал бы сравнивать, для меня эти события значительны оба. Суперкубок, конечно, намного более тяжелый трофей. Тогда мы выиграли не только Суперкубок, но и Кубок Кубков Европы, и первенство страны. Поверьте, это результат тяжелого, упорного труда, мало кто может представить себе, чего нам это стоило. А что касается эмоций — я благодарен судьбе за возможность испытать подобные ощущения.

— В 1975-м у вас с Лобановским был тандем. И все же — за кем было окончательное слово?

— Да не было даже понятия — за кем должно оставаться последнее слово. Все решения принимались коллегиально. Даже по ходу матчей мы сначала советовались друг с другом, а потом вносилась коррекция в игру. Мне очень больно, когда команду 1975 года называют командой Лобановского. Уходя в "Динамо" с поста главного тренера "Шахтер" (Донецк), — команды, с которой мы за первый год вышли в высшую лигу, а на следующий вошли в число лучших команд СССР, — я никогда не пошел бы на роль второго тренера. А Валерий никогда бы мне этого не предложил. Наши отношения и уровень нашего профессионализма это исключали. Я очень надеюсь, что история расставит все на свои места.

— Часто было так, что побеждала ваша точка зрения, а не Валерия Васильевича?

— Конечно, иначе просто не могло быть. Иногда мы даже спорили, но это были творческие споры, и в них рождалась истина. На мой взгляд, у нас действительно был уникальный исторический эксперимент. К сожалению, многие чиновники просто не понимали, как возможен такой тренерский формат — наличие двух старших тренеров в одной команде. И это в условиях тотального единовластия в социалистическом обществе! Это сейчас начинаешь задумываться, что у нас, по сути, была создана лучшая футбольная команда в мире. Тогда же все воспринималось как должное, более того, мы не имели права проигрывать.

— Но в случае с вашим тандемом у руководства, наверное, был вопрос: с кого спрашивать?

— Да, это было проблемой. Хорошо, что в 1974-м, 1975-м, спрашивать было не за что. А вот в конце 1976-го началось подведение итогов. Я считаю, что "бронза" Олимпиады со сборной СССР, где мы работали, была достижением. Руководство же страны восприняло это как неуспех. А сейчас, наверное, был бы праздник на улицах. В чемпионате СССР "Динамо" первое место не выиграло, но команда по содержанию игры выглядела очень серьезно. Однако взгляды руководства не совпадали с нашими. В этом случае спросили с меня одного.

— В то время неудачей считалось даже поражение в полуфинале еврокубка. Почему сейчас для украинских команд за счастье выход в четвертьфинал?

— Это вопрос квалификации тренеров. К сожалению, организация тренировочного процесса и подготовка футболистов оставляет желать лучшего. И хотелось бы, чтобы у ребят была не только финансовая мотивация. Футбол требует полнейшей самоотдачи.

— Вы видели Пеле, Марадону, Месси. Это уникальные таланты от природы — или их при правильном подходе можно подготовить?

— В первую очередь – талант, без него ничего не будет. Именно талант является основой, я бы сказал, базисом. Конечно, имеет значение предрасположенность к тому или иному виду спорта. Но в итоге все решает не талант, все решает труд. В футболе, чтобы научиться какому-либо элементу, необходимо его многократно повторять, отшлифовывать. Помню в Бразилии мы были на базе "Сантоса". Так вот, Пеле тренировался 35—40 минут с общей группой, а потом еще два часа самостоятельно!

— А удавалось из-за "железного занавеса" подсматривать, как работают ведущие клубы Европы?

— В то время это было крайне сложно. Информационный отдел Федерации футбола СССР имел представителя, который собирал информацию из всех существующих в Европе источников, в основном это была спортивная пресса. Эта информация, переведенная на русский язык, публиковалась в еженедельнике "Футбол-хоккей". Поначалу это был единственный источник. Помню, например, серию очень интересных статей об "Аяксе", который в начале 70-х выиграл три подряд Кубка чемпионов под руководством сначала Ринуса Михелса, а потом Штефана Ковача. В том числе описывалось и содержание учебно-тренировочного процесса. Позже появился еще один источник. Телевизионный сигнал из Будапешта доставал до Ужгорода. В то время информационным обеспечением "Динамо" Киев занимался Михаил Ошенков, который записывал футбольные трансляции. Так мы увидели универсала в лице Кройффа — игрока сборной Голландии, который подтвердил, что футболист должен выполнять в игре различные задания, то есть показывать себя в разных амплуа.

— Как же собирали информацию о соперниках перед матчами еврокубков?

— Связывались с нашими дипломатическими службами, которые предоставляли нам необходимые материалы. Таким образом мы получали свежую информацию о предстоящем сопернике. Когда приоткрылся "занавес", у нас появилась возможность посылать разведчика, а до этого пользовались вот такими партизанскими методами.

— О вас говорили, что Базилевич и Лобановский видят футбол будущего. Сейчас, на ваш взгляд, есть такие тренеры?

— Думаю, особого смысла называть наш футбол футболом будущего нет. Ведь это будущее наступило еще 36 лет назад. Футбол "Динамо" в 1975 году называли футболом XXI века. В тотальный футбол тогда уже играли лучшие команды в Голландии, Германии, Франции, Италии, Англии, у нас в Советском Союзе так играло киевское "Динамо".

— Скорости сейчас стали быстрее…

— Скорости не могут быть быстрее. Футболисты перемещаются по футбольному полю в определенном временном коридоре: мы уже много лет измеряем пробег 30-метровых отрезков с места — и результаты держатся в районе 3,8—3,9 секунды.

— Но в той же легкой атлетике результаты за последние 20 лет заметно выросли…

— Вы ж учитывайте, что в футболе это все надо делать еще и с мячом. Квинтэссенция тренировочного процесса — увеличить скорость работы с мячом. Очень важна также скорость мышления игроков.

— Тактические схемы в футболе — все эти 4—4—2, 4—3—3… Насколько они условны?

— Любые игровые схемы трансформируются во время матча. Вы помните крылатую фразу немецкого футболиста и тренера Гельмута Шона: "На футбольном поле все делают всё"? Кто продолжает работать в этом направлении, может рассчитывать на успех.

— Вы работали с Лобановским в Кувейте. Правда, что были некие сыновья шейхов, которые говорили вам, кого ставить в состав?

— Нет, такого не было и быть не могло. Но говорили другое. Например, шейх говорит своему уходящему на тренировку сыну: "Ты ж смотри, мне не нужен профессиональный футболист, мне нужен здоровый человек". Была, конечно, определенная специфика, с которой приходилось считаться. Допустим, приходит пять-семь человек, и я в назначенное время начинаю проводить тренировку. Проходит 15 минут — еще один приходит. Потом еще один. Вот так работали.

— В чем еще специфика тамошнего футбола?

— Мы работали в мусульманской стране, этим все сказано. Например, несколько раз в сутки звучит призыв на молитву. И не имеет значение, кто ты: спортсмен, парикмахер, преподаватель: прозвучал призыв — все молятся. В любом месте, где их застанет призыв. Так что мы быстро привыкли к тому, что тренировки регулярно прерываются молитвой, по-другому не могло быть.

— Знаем, что вы своими руками изваяли барельеф мамы…

— Я с детства вообще увлекался лепкой, рисовать очень любил, использовал для этого каждую свободную минуту. Позже, когда я уже стал профессионально заниматься футболом, времени на это практически не оставалось. Мы с мамой всю жизнь были очень близки, чувствовали друг друга. В тот момент, когда ее не стало, — я это почувствовал, хотя не мог знать наверняка. Тогда Спорткомитет СССР только пытался связаться со мной, чтобы сообщить об этом, но на похороны я прилетел, успел. Примерно через месяц после того, как мама ушла из жизни, вылепил барельеф, это было велением души, помогало мне справиться с горем.

— А когда вы увлеклись театром?

— С детства. Мы с сестрой старались не пропускать ни одного балетного спектакля, ни одной оперы. Нам повезло: во-первых, мы жили в ста метрах от Оперного театра, а во-вторых, там работала мамина подруга. И связь моя с театром никогда не прерывалась.

— Вы ведь были дружны с Олегом Борисовым?

— Не только. Моя первая жена была актрисой Театра русской драмы. С Олегом дружили, он был фанат, не пропускал ни одного матча, а я старался не пропускать его спектакли. Он был потрясающим человеком и гениальным актером. Среди моих друзей всегда было много актеров. Например, с Давидом Бабаевым мы дружим более 40 лет, он — болельщик киевского "Динамо" с большим стажем. Футбол ведь тоже своего рода театр — театр игры.

— Помните, когда в последний раз играли в футбол?

— Трудно сказать, по-моему, несколько лет назад, на отдыхе в Арабских Эмиратах. Надеюсь, не в последний раз!

— Что за неприятная история была у вас с Газзаевым в бытность его тренером "Динамо"?

— Не хотелось бы об этом. Он всем показал себя и как тренер, и как человек. Я верующий человек, так что Бог ему судья.

— Правда, что недавно вы стали крестным папой? Расскажите, если не секрет.

— Нет, не секрет. С родителями малыша мы давно и очень близко дружим, а сейчас породнились. Отец — известный, уважаемый человек, бизнесмен, коллекционер, мама — научный сотрудник, доцент университета и просто красавица. Я очень волновался, ведь крещение — таинство, в момент которого мы приобщаемся к Богу посредством духовной ответственности, которую берем на себя за жизнь нового человека.

Помню, в роддом приехал за 15 минут до его появления на свет, а через 10 минут после его рождения уже держал его на руках. Даже не знаю, как передать вам это чувство, скорее совокупность ощущений — и нежность, и ответственность, и любовь, и благодарность…

СПУТНИЦА БАЗИЛЕВИЧА МОЛОЖЕ ЕГО НА 33 ГОДА, ВМЕСТЕ ОНИ БОЛЕЕ 15 ЛЕТ

Базилевич не принадлежит к числу тех, кто открыто и с удовольствием рассказывает о подробностях личной жизни. Однако нам все-таки удалось выяснить, что спутница Олега Петровича моложе его на 33 года, вместе они более 15 лет. "Мы через многое прошли вместе и, несмотря на разницу в возрасте, характерах, взглядах на жизнь, я считаю, что вытащил счастливый билет, когда встретил ее. Мы по-настоящему преданы друг другу — это главное. Вообще очень важно, чтобы человек жил, чувствуя крылья у себя за спиной. У меня они есть", — говорит Базилевич.

33, "ПАХТАКОР" И ДЕБЮТ УКРАИНЫ

Имя: Олег Базилевич

Ро­дил­ся: 6 июля 1938 в Киеве

Футболист: чемпион СССР-1961 и обладатель Кубка СССР-1964 в "Динамо" (Киев).

Тренер: чемпион СССР-1974, 1975, обладатель Кубка СССР-1974, Кубка Кубков-1975, Суперкубка-1975 с "Динамо", бронзовый призер Олимпиады-1976 со сборной СССР.

На протяжении шести лет входил в в число 33 лучших футболистов чемпионата СССР. Заслуженный тренер СССР и УССР, профессор кафедры футбола Национального университета физвоспитания и спорта.

В 1979-м Базилевич тренировал ташкентский "Пахтакор" и чудом избежал гибели в авиакатастрофе. Команда летела на матч в Минск, самолет столкнулся с другим самолетом в небе над Днепродзержинском, и почти весь состав "Пахтакора" погиб. Базилевича не было на борту, потому что перед матчем в Минске он полетел проведать семью, которая отдыхала в Сочи. О той страшной трагедии Олег Петрович до сих вспоминает со слезами на глазах.

Базилевич был одним из первых тренеров сборной Украины, под его руководством она провела первый официальный матч в своей истории — в октябре-1994 с Литвой, это был старт отборочного турнира на Евро-1996.

Источник

Наши блоги