Примите участие
в розыгрыше
Android смартфона Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

Памяти Максима Максимова

98

Вот уже больше года бдительный читатель не находит на сайтах, в газетах статей киевского журналиста Максима Максимова, не слышит его голос на "Радио Свобода"... Материалы этого человека давали читателям не только пищу для размышления, глубокий анализ футбольных событий по всей стране, вызывая поток комментариев из разных уголков Украины и за ее пределами (Максимов сотрудничал с рядом российских изданий). Поэтому говорить киевский - это несправедливо. По охвату футбольных тем и событий - он был украинским журналистом, патриотом футбола, до последней сознательной минуты влюблённым в него. Недаром, на гранитной плите в тишине Байкового кладбища можно прочитать им же придуманную эпитафию: "Я не умел жить, но я любил футбол ".

Действительно, этот человек не пропускал ни одного киевского футбольного матча, ни одной послематчевой конференции, где очень часто задавал тренерам неудобные вопросы. Будучи уже полностью в плену жестокой, необратимой болезни он нашёл силы пойти на игру любимой команды в жуткую, нелётную погоду и так переохладился, что четыре часа потом согревался в теплой ванне. Ему надо было видеть игру живьём, пообщаться, чтобы потом наедине с компьютером, когда на часах уже было далеко за полночь, сделав анализ, поделиться о новом периоде жизни команды и выполнить свой долг перед читателями. Да, он всю жизнь был предан родному, любимому киевскому "Динамо" и, используя талант своего аналитического ума, активно давал советы пером как усилить игру в нападении, как играть в обороне более стабильно. В своих обозрениях он не обходил вниманием и болельщиков разных городов. Максим Максимов понимал, что с ними надо работать, воспитывать на лучших образцах поведения болельщиков в других странах, не надеясь на самообразование и ожидания толерантности поведения, как пишет поэтесса Елена Жилкина "...вот-вот окончатся дожди - и мы дождёмся солнечной погоды ".

В эту минуту памяти особенно хочется сказать о его особой линии жизни по увековечиванию имён великих звёзд молодого украинского футбола: Виктора Каневского, Андрея Бибы, Юрия Войнова, Вадима Соснихина, Евгения Рудакова, Тиберия Поповича и многих других. И, конечно, нельзя не назвать отдельно имя нашего мирового тренерского эталона - Валерия Лобановского. Всех он знал лично, со всеми встречался, брал интервью, все с глубоким уважением относились к нему и его литературному жанру. Однажды, в минуту откровения, Ольга Григорьевна - его мама, судья, словно вынесла приговор, сказав: "Футбол испортил тебе жизнь... ". Она хотела в нём видеть не только человека похожего внешне на Хемингуэя, но и человека, сумевшего взлететь до высот литературного успеха в прозе и публикации. Но он, поднявшись на литературный "эшафот", всё-таки выбрал футбол и "прорвался" как поёт Николай Расторгуев в песне "ОперА". Максим Максимов стал Великим летописцем украинского футбола!!!

Тяжёлая болезнь отправила его в "спортивный дембель" в иной мир. "Его не хватает", - говорят друзья и читатели. Эстафета летописи выпала из рук маэстро. Хочется верить, родится такой же беззаветно преданный футболу журналист, который продолжит проект и как гигант-бурлак из картины Ильи Репина потянет "особую линию жизни" Максима Максимова, изучит и расскажет о бывших и нынешних футбольных звёздах Украины. Этот тяжёлый, нелёгкий и очень важный "бурлацкий труд" о людях в трусах на зелёной поляне сопровождал маэстро все последние двадцать лет. Он создал базу, поставил цель и нашёл литературный ключ к её достижению. По Летописцу сегодня звонит колокол Хемингуэя и символически возвещает - нужен молодой, энергичный наследник!

Тиберий Попович, классный футболист и умный тренер, в своё время сказал: "Мы - бойцовские футболисты и должны по-мужски переносить тяготы жизни ".

Максим Максимов всю жизнь, до последних дней пока стоял как часовой, играл в футбол. Даже будучи в объятиях смерти он выходил на площадку, чтобы встать на свою любимую позицию - последнею линию обороны, в рамку ворот. Эта ответственность и вратарское бесстрашие выковали в нём бойцовский, мужской характер. Он и воля жизни дали ему силы до последней минуты оставаться мужиком. О нём можно сказать сакраментальную фразу: "Умер как Рафаэль ".

Он не жаловался, не стонал, а на вопрос: "Как дела?", всегда отвечал: "Нормально!" Но этот ответ звучал всё тише и тише до последнего вздоха последней пушкинской осени. Но даже в эти грустные минуты маэстро продолжал мечтать отметить свои 74 года в кругу родных, друзей и любимых женщин за столом с водочкой, огурчиком и салом под заводную песню Верки Сердючки "Всё будет хорошо...". Мечта осуществилась, но без него, свеча жизни тихонечко погасла - не хватило ровно недели, чтобы друзья принесли его в банкетный зал, отметить очередной День рождения. Вспоминаются стихи поэта Александра Балюнова:

Свеча горела долго, не спеша

И озаряла чистым светом душу,

Но я ушел, покой души нарушил,

Хотя стремилась к огоньку душа

Свеча, увы, погасла навсегда....

Да, время необратимо, болью в сердце отзывается осознание бесконечности расставания, но будем помнить всегда - Маэстро любил футбол, он играл в футбол, он прославлял футбол, он отдавал ему свой талант писателя до той роковой минуты, когда не смог поднять руку, чтобы нанести удар по клавиатуре компьютера и мысль воплотить в материю.

Ночь закрыла ему глаза, мозг уснул, шум трибун не возбуждает больше мысли и его лицо не накроет больше добрая, тёплая улыбка в густой бородище лица, но мы продолжаем видеть его "млечный путь" на небосклоне Неньки Украины, его незабываемое творчество. И, если когда-то Украина удивит мир своим футболом, мы без сомнения вспомним "не злым, тихим словом" и Максим Максимова, вспомним литературные корни нашего успеха.

Источник
0
Комментарии
0
0
Смешно
0
Интересно
0
Печально
0
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Показать комментарии
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы

Наши блоги