Второй Чернобыль. Как террористы уничтожают Донбасс

12.1тЧитать новость на украинском

В ближайшей перспективе оккупированному Донбассу грозит катастрофа, которая может превратить регион в ядовитое болото, пустошь, непригодную для жизни второй Чернобыль. Бедственная ситуация с затоплением шахт на подконтрольных террористам территориях настоящая бомба замедленного действия.

В чем причины экологической катастрофы, нависшей над Донбассом, – разбирался "Обозреватель".

Хаос и стагнация

В течение десятилетий Донбасс считался промышленным форпостом. Форсированная индустриализация региона еще в бытность СССР и активная хозяйственная деятельность уже во времена независимой Украины наложили заметный след на экологию области, ведь проблемы накапливались годами.

Но катализатором пагубных экологических процессов в регионе стал всеобщий хаос, созданный террористами "Л/ДНР".

Угольная промышленность Донбасса, которая была флагманом в мирные годы, переживает стагнацию. По словам вице-спикера Ирины Геращенко, на оккупированных территориях находится 115 украинских шахт – большая их часть закрыта.

Закрывались шахты из-за невозможности работать в условиях боевых действий. Еще часть заморозили после "национализации" украинских предприятий по причине ненадобности – добытый уголь уже попросту не было куда реализовывать.

На некоторых шахтах оборудование украдено и вывезено для продажи в РФ, другие подтоплены до критического предела, и там нужно немедленно откачать воду, иначе случится непоправимое.

Министр по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Вадим Черныш еще в начале мая констатировал, что уровень воды в затопленных шахтах на подконтрольной боевикам территории является критическим и почти достиг предельно допустимого. Водоотвод ведь дорогостоящий процесс, зачем оккупационным властям тратиться?

Согласно исследованию ОБСЕ, презентованного в конце ноября этого года, 36 шахт региона не подлежат дальнейшей эксплуатации из-за подтопления или полного затопления.

Дело в том, что в земле вместо добытых угля и породы образуются пустоты и полости, постоянно подмываемые грунтовыми водами. Поэтому из любой шахты требуется круглосуточно откачивать эту воду, не допуская размыва и проседания почвы. Размыв, особенно соляных шахт, может повлечь за собой оползень, провал, обрушение шахты и близлежащих построек, водопроводно-канализационных и газопроводных труб.

"Типичным примером является город Брянка Луганской области, где в результате закрытия шахт усилились процессы проседания земной поверхности, что привело к повреждению зданий и коммуникаций города. По прогнозам, площадь подтопления достигает 146 га", – рассказала "Обозревателю" председатель Всеукраинской экологической лиги Татьяна Тимочко.

Более того, практически все шахты Донбасса соединены между собой. Они создают целую сеть, как и все подземные воды, пронизывающие почву. Поэтому если происходит затопление одной шахты, вода перетекает и в другие.

Исходя из исследования ОБСЕ, сейчас полностью не работает водоотвод на неподконтрольных Киеву территориях от Енакиево до Горловки, в районе Первомайска, частично в Донецке, Макеевке, Шахтерске, Торецке.

"В пределах одного только Донецка площадь подтопленных земель составляет около 31% (5180 га) от общей площади города, Макеевки – 42% (1690 га). Не лучше выглядит ситуация и во многих других городах региона", – объяснила Тимочко.

Эксперты утверждают, что сейчас водоотлив в регионе составляет около 400–450 млн кубометров в год – половина от довоенных показателей.

Кроме того, угледобыча сопровождается выходом газа метана – легковоспламеняющегося, не имеющего цвета и запаха. Как раз метан является источником взрывов в шахтах. Во время подъема уровня шахтных вод взрывоопасный газ вместе с водой представляет потенциальную угрозу для многих зданий. Когда вода с метаном затапливает находящиеся рядом постройки, в частности замкнутые пространства вроде подвалов многоквартирных домов и нежилых зданий, то при плохой вентиляции газ может скапливаться и взрываться. Достаточно лишь черкнуть спичкой в таком помещении. И подобные случаи в последние годы случались.

Вторая проблема состоит в том, что подземные воды, проходя по тоннелям, в которых велась угледобыча, насыщались разнообразными частицами и примесями, солями. Но в результате затопления высоко минерализированные шахтные воды, загрязняя подземные и поверхностные водозаборы, попадают в воды речной сети. В том числе в речку Северский Донец, главную водную артерию региона. Она на 85% поит Донецкую и больше чем на треть Луганскую области.

Картина весьма тревожная: в очень близкой перспективе на Донбассе может возникнуть дефицит питьевой воды. Как заявил замминистра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Юрий Грымчак, уже сейчас свыше 80% источников питьевой воды на неконтролируемой территории потеряно.

Высокая минерализация – еще полбеды, но воды, протекающие в шахтах, содержат и опасные для здоровья элементы – тяжелые металлы, вредные соли и радиоактивные вещества. Они залегают в земле. Да и в шахтах добывали не только уголь, но и еще ряд элементов таблицы Менделеева. Разумеется, такая вода токсична для живых организмов. И в результате проседания почвы и затопления шахт она выходит на поверхность.

Пример тому – шахта "Юнком", расположенная на территории, контролируемой боевиками, где в 1979 году советскими властями был произведен мощнейший ядерный взрыв якобы с целью дегазации шахты. После взрыва под землей образовалась капсула диаметром 29 м, заполненная водой с радиоактивными цезием и стронцием. Сейчас шахта подтоплена, что вызывает опасения экологов, поскольку радиоактивные вещества могут выкинуть на поверхность.

В индустриальной части Донбасса протекают две реки: Кальмиус, впадающая в Азовское море, и Северский Донец, впадающая в Дон, а Дон – в Азовское море. Как следствие – токсические воды попадут в бассейны рек, затем в море, где необычная экосистема и много образцов, занесенных в Червону книгу. И это, по оценке экологов, может привести к гибели уникальной флоры и фауны водоема.

Изменения заметили даже в России, где, по сообщениям российских экологов, в соседней с Донбассом Ростовской области уровень минерализации (содержания солей) в воде Северского Донца за три года вырос сразу в восемь раз.

К слову, в исследовании ОБСЕ, презентованном в конце ноября, говорится, что значительное превышение концентрации азота и фосфора зафиксированы в реках Кальмиус, Кальчик, Северский Донец, Клебан-Бык.

"Систематическое превышение концентрации загрязняющих веществ в грунтах в районе проведения боевых действий было зафиксировано в 1,1-1,3 раза (ртути, ванадия, кадмия, нерадиоактивного стронция). В отдельных случаях превышение показателей достигало 17 раз", – показали результаты.

К чему еще может привести затопление? Из-за затопления шахт глубокозалегающая соленая вода выходит на поверхность, заболачивая и засаливая местность. То есть Донбасс может превратиться в болото.

Отдельную угрозу представляют хвостохранилища – отстойники, отгороженные от водных объектов дамбами, в которые сбрасывают токсичные отходы предприятия горнодобывающей, горно-обогатительной, металлургической, коксохимической и химической отраслей.

"Последствия разрушения таких объектов во время боевых действий очевидны: токсичные отходы, которые попадут в реки, приведут к неминуемой экологической катастрофы. Она затронет не только Донбасс, но и соседние территории. В частности, хранилище радиоактивных отходов между поселком Пески и шахтой "Октябрьская", а также хранилища, содержащие ртутные отходы на шахте 2-бис в Горловке, где добывали сырье для производства ртути на Никитовском ртутном комбинате. Шахта пока находится в режиме сухой консервации", – рассказали во Всеукраинской экологической лиге.

В Минске на заседании Трехсторонней контактной группы (ТКГ) украинская сторона неоднократно поднимала вопрос о необходимости создание экспертной группы, которая вела наблюдения за состоянием окружающей среды на Донбассе. Однако боевики подобную инициативу, судя по всему, торпедируют.

"Наши международные партнеры по "нормандскому формату" готовы содействовать экспертизе экологической ситуации на шахтах, проведении работ по откачиванию и восстановительных работ, делегировании на место экспертов. Но другая сторона не дает доступа экспертам – и это может закончиться очень серьезной экологической катастрофой", – заявляла в мае Ирина Геращенко.

Как утверждают во Всеукраинской экологической лиге, крайней необходимостью на сегодняшний день является разработка стратегии экологически ориентированного и социально-экономического восстановления восточного региона Украины. Эффективной может быть идея сбалансированного развития, предусматривающая гармоничное сочетание экологической, социальной и экономической составляющих.

В противном случае – больные точки на Донбассе станут общенациональной угрозой формирования на востоке Украины территорий, непригодных для безопасного проживания и устойчивого развития.

"Такая ситуация может спровоцировать появление "экологических беженцев" из Донбасса и прилегающих территорий и возникновение дополнительной масштабной социальной напряженности", – резюмировала Тимочко.

Читайте все новости по теме "Война на Донбассе" на Обозревателе.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.