Главная Блоги

/ Общество

Забродский: тот, кто решил отводить войска на Донбассе, цену этим метрам знает?!

После смены власти в Украине успело произойти немало событий: начало отвода войск в Станице Луганской, возможность предоставления статуса второго официального русскому языку в отдельных регионах Украины, заявления представителя Украины в ТКГ Леонида Кучмы "не стрелять в ответ", проведение референдумов, роспуск Верховной Рады и возвращение одиозных экс-регионалов и пророссийских экс-чиновников. Все это бурно обсуждалось украинцами.

OBOZREVATEL пообщался с командующим Десантно-штурмовыми войсками и кандидатом в народные депутаты от партии "Европейская солидарность" Михаилом Забродским о том, что кроется за этими громкими событиями и какие могут быть последствия для Украины.

– В Станице Луганской продолжается разведения войск, но есть опасность того, что российские террористические войска могут не выполнить свои обязательства и занять Станицу, как вы оцениваете эту ситуацию?

– Да, это уже не первая попытка разведения, и возможно первая, которая дошла до реального отвода подразделений и изменения позиций. Что касается самой ситуации, то в Станице Луганской были удачные, с военной точки зрения, позиции, как у нас, так и у противника. И совсем не факт, хотя есть докладе со стороны мониторинговой миссии, что противник свои позиции оставил.

Относительно отвода да, с одной стороны это очень важный и очень знаковый шаг, потому что все же таким образом можно снизить градус напряженности на линии соприкосновения.

А с другой стороны возникает вопрос: тот, кто принимал решение на отвод на 900 м, на 1000 м и далее, он цену этим метрам знает?!

Я понимаю, что у некоторых очень короткая память, и возможно кто-то не помнит, что в 2014 году для того, чтобы пройти не то, что 900 м, а два метра, можно было положить жизнь, или потерять здоровье на всю жизнь.

Поэтому к вопросам разведения и вообще, по ситуации в Станице Луганской, я считаю, что надо подходить очень взвешенно, и ни в коем случае без какого-либо вреда для интересов ВСУ, для интересов ООС.

– Разведение подразделений пока продолжается, но одновременно увеличиваются обстрелы на отдельных участках линии фронта, не кажется ли Вам, что отвод войск это лишь небольшая подачка со стороны Кремля, который дал приказ своим войскам у Станицы отойти?

– Давать прогнозы относительно развития событий на линии соприкосновения, неблагодарное дело, но то, что действительно ни о прекращении огня и речи идти не может, это факт. И буквально на днях, просто вопиющий случай с попаданием противотанковой управляемой ракеты в санитарный автомобиль, на котором красные кресты были такого размера, что их видно без бинокля за несколько километров. Там погибла женщина-медик.

Одно это уже красноречиво демонстрирует то, что о какой полной стабилизации или прекращения огневых контактов речь идти просто не может.

– О прекращении огня речи пока не идет, а что же тогда за заявление было от Леонида Кучмы в Минске про "не стрелять в ответ", что это было?

– Трудно сказать, чем именно руководствовался Леонид Данилович, когда делал это заявление, но я бы порекомендовал ему попробовать сделать такое заявление где-то в траншее на передовой. И объяснить, что мир оказывается это, когда по тебе стреляют, а ты должен молчать и ждать, пока к тебе прилетит.

– Так называемый руководитель псевдореспублики "ЛНР" Леонид Пасечник заявил, что оккупированные территории Луганске могут вернуться в Украину при условии предоставления особого статуса этой территории. Таким образом он поддержал флешмоб, который сейчас развивается на оккупированных территориях под названием #ЗеленскийПризнайВыборДонбасса. Как вы считаете, есть ли такая возможность?

– Во-первых, все эти пять лет они позиционировали себя как часть Украины, и вопрос какого-то возвращения меньшей мере звучит как-то непоследовательно. Они всем рассказывали, что они Украина, но такая ее часть, которая должна быть, в том числе, и с особым статусом.

Прошел флешмоб? Это очень хорошо. Есть желание, это тоже здорово. Но решать, какой у них будет статус, будут не в Донецке, и не в Луганске, а в Киеве.

– Что вы думает о возможности предоставления русскому языку статуса второго официального в отдельных регионах, в том числе и на Донбассе, о чем говорилось в команде президента Владимира Зеленского?

– Вопрос языка всегда был болезненным, и до определенного периода времени, особенно я, например, не как военный, а как прежде всего гражданин, каких-то больших границ не проводил. И вообще, я никогда не считал, что язык является основанием для того, чтобы как-то делить людей на своих или чужих. Тем более, когда речь идет именно об украинском и русском языках. И тем более, когда речь идет о нашей стране.

Это понятно, что общая история, определенным образом общая культура, было немало событий, которые нас связывают и полностью закономерно то, что русский язык неограниченно используется у нас. Более того, ранее в АТО, а сейчас в ООС, личный состав свободно общается на обоих языках, и никакого влияния на качество выполнения задач это нет имело вообще.

Все это так, но до определенного предела. Начиная с того, как язык стал оружием в гибридной войне, отношение к любому языку, кроме украинского, стало осторожнее. Учитывая заявления нашего руководства нашего северного соседа, эта война, в частности, призвана защищать права русскоязычных, хотя я, например, не делю наших граждан на русскоязычных и украиноязычных, мы все украинцы, но есть государство, есть язык как признак нации, и он должен быть единственным и государственным.

– Уже давно все понимают, что защита русскоязычных на Донбассе, как это подает Кремль, было лишь поводом, а на самом деле, говорят, Владимиру Путину не важно кто, на каком языке разговаривает, ему не нужен Донбасс, ему нужна вся Украина?

– По моему мнению, несмотря на все эти амбициозные проекты Кремля – "новороссия", "недоросия", Украина России не нужна. Ей нужно подконтрольное государство у себя под боком, у своих границ, которое ни в коем случае не будет иметь право на какое-то самоопределение, на принятие решений, не будет членом никаких военных или политических союзов и так далее.

Поэтому, если Крым еще имеет какое-то военное значение, то Донбасс – это инструмент, это рычаг для того, чтобы существенно дестабилизировать ситуацию, чтобы иметь влияние на процессы, происходящие внутри Украины.

Пока мы существовали рядом с "великой страной", и двигались в колесе ее политики, и были полностью ей подконтрольные, благодаря многим инструментам, начиная с экономических, тот сам знаменитый газ, заканчивая политическим, это всех устраивало. Никого не волновал вопрос языка, вопрос какого-то нарушения прав русскоязычных, вопрос формата общения в СМИ, эти квоты и так далее.

Как только Украина заявила о том, что мы попробуем сами решить, как нам жить, вот тогда и началось. Тогда и поднялись вопросы языка, территории, социального и политического статуса. Это просто инструмент, с добавлением которого в России пытаются сохранить свое влияние и продолжить контролировать нашу территорию.

– Если у РФ есть такое желание, то эта война еще долго не закончится, все же есть свет в конце тоннеля?

– За все эти пять лет военного и политического противостояния четкого рецепта, как это закончить никто не озвучил. Различные идеи обсуждаются, разные планы, одни из них более реальные, на мой взгляд таким является введение международного миротворческого контингента для того, чтобы хотя бы прекратить силовую фазу конфликта, а потом уже договариваться о другом. Но так или иначе, проблема Донбасса в том, что нет четкого рецепта, что нужно сделать.

Есть определенные позиции, от которых ни в коем случае нельзя отказываться, первое – это наша территория, это наша страна, это наши люди. Второе – нам пытаются силовым путем навязать другую волю. И третье – если мы страна, это, в том числе, и тест на наше право быть страной. Если мы сейчас что-то упустим, то если не дети, то наши внуки точно нам не простят.

– Возможность прямых переговоров с РФ, что вы на это скажете, стоит попробовать?

– Прямые переговоры со страной агрессором в условиях продолжающегося конфликта, это уже само по себе, по меньшей мере, непоследовательный политический ход. Сначала прекращаются боевые действия, отводятся войска, или вообще выводятся с территории Украины, а потом уже можно вести разговоры о каких-то переговорах.

А о переговорах напрямую с "Л/ДНР", такие заявления тоже звучат, то есть мировая практика – с террористами, которые захватывают самолеты, переговоры не ведутся. С террористами, которые захватывают территории и административные единицы – переговоры не ведутся.

– Несколько о внутренней политике Украины, которая готовится к внеочередным выборам в Верховную Раду, и топ-тема – это история с регистрацией, судами, отменой регистрации бывшего главы АП времен Виктора Януковича Андрея Клюева и скандального пророссийского блогера Анатолия Шария в кандидаты. Многие одиозных политиков возвращаются в Украину и даже баллотируются в Совет, что происходит?

– Происходит реализация попытки реванша теми силами, которые в свое время сделали все для того, чтобы Украина оставалась протекторатом РФ. Поэтому возвращение одиозных политиков, и громкие заявления, а также громкие обвинения, которые тут же принимаются к рассмотрению соответствующими органами, все это элементы одного плана: сначала информационная атака, затем возвращение, потом возможные судебные иски, а потом смотришь, он уже в Раде, еще немного – в правительстве.

Тогда уже не потребуется ни линии соприкосновения, ни Вооруженных сил для удержания государства. Это классический прием гибридной войны. Не все вопросы решаются на поле боя и с оружием в руках. Многие вопросы можно решить в совершенно других местах.

– Администрация президента Украины Владимира Зеленского размышляет над созданием в Украине двухпалатного парламента. Партия "Европейская солидарность" категорически против этого, почему?

– Мы против этого прежде всего потому, что двухпалатный парламент – это очень существенный шаг в сторону пресловутой федерализации. Это как раз вариант реализации планов РФ о том, чтобы страна была федерализованной, чтобы были отдельные субъекты, которые имеют право выражать свои позиции по тем или иным вопросам, начиная от вступления в НАТО и ЕС, и заканчивая какими-то внутренне политическими моментами.

Именно поэтому наша позиция вполне понятна, и мы сделаем все, чтобы этого не допустить.

– Как вы относитесь к решению КСУ, которым он признал конституционность роспуска Верховной Рады?

– Меня очень заинтересовало формулировка, с которой суд принял это решение, там есть очень интересные слова "правовая основа принятия этого решения остается неопределенной, но ссылаясь на нормы нашей Конституции, где указано, что основным источником власти является народ, если это является желанием народа, то пусть будет так".

С одной стороны, это признак демократии, а с другой, какая-то недоговоренность все же осталась.

– Вот желание народа команда Зеленского очень сильно хочет слышать на референдумах, уже было много тем, по которым предлагали провести голосование, даже о статусе Донбасса, а вы как считаете, есть ли в этом необходимость?

Если мы говорим о референдуме, как о серьезном мероприятие, мы понимаем, что он нуждается в подготовке, а самое главное, в значительных финансовых потерях, кроме того, это время. И сейчас вряд ли подходящее время для того, чтобы принимать решения, которые есть в повестке дня, через референдум.

Но опять же, с одной стороны это признак демократии, есть возможность по результатам референдумов опираться на волю народа, а с другой стороны, это изящный политический цинизм. В стране, которая шестой год теряет свои сыновей и дочерей, спрашивать о том, куда мы идем, или в "ташкентский" договор, или в НАТО, как минимум звучит некорректно. А самое главное, оно позорит память тех, кто уже свой выбор сделал раз, и на всю жизнь, и на этом их жизнь, возможно, и закончилась.

Ты еще не читаешь наш Telegram? А зря! Подписывайся

Читайте все новости по теме "Эксклюзив" на OBOZREVATEL.

49
Комментарии
42
44
Смешно
149
Интересно
38
Печально
13
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Показать комментарии
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы
Косарев Владимир
Косарев Владимир
Если офицер не согласен с действиями верховного главнокомандующего он подаёт в отставку. А вот этот потц фактически призывыает к мятежу. Вот такая, бл.дь, демократия по украински! Думаю впереди нас ждёт ещё очень много интересного, ОСС ещё покажется детским утренником по сравнению с грядущими событиями.
Показать комментарий полностью
Питон Каа
Питон Каа
Смешно конечно. У Украины есть десантно-штурмовые войска, которым неоткуда десантироваться и которые неспособны к защите своей страны. Клоуны.
Показать комментарий полностью
Arhangelski Juri
Arhangelski Juri
Питон Каа, Почему смешно? Прекратят убийства? Или нацистам это не приемлемо?
Показать комментарий полностью
Ш. Олег
Ш. Олег
Объясните мне, почему нельзя просто прекратить ООС, полностью убрав оттуда всех военных со стороны Украины? Неужели украинские генералы думают, что ДНР/ЛНР начнёт наступление на Киев и Львов? Или и правда верят, что сдерживают бесчисленные орды российской армии, и если перестанут сопротивляться, то завтра Путин захватит всю страну? По-моему, это крайне маловероятно. Так почему тогда не прекратить эту бессмысленную бойню, в которой с обеих сторон гибнут люди, причём, по большей части - украинцы? Перестать стрелять, сесть за стол и договариваться. Хоть десять лет. Главное, что гибнуть никто не будет.
Показать комментарий полностью
Gorobec Sana
Gorobec Sana
Ш. Олег, зовсім недалекий чи просто ворог? Забрати військ а ті терористи най ідуть далі вбиваючи та нищачи мирне населення України? І з ким домовлятися? Автор правильно сказав, що з терористами не домовляються а знищують їх.
Показать комментарий полностью

Блоги / мнения

ads pixel
Загрузка...