В Офисе генпрокурора пытались сорвать операцию НАБУ по делу ОАСК, – Бутусов

В Офисе генпрокурора пытались сорвать операцию НАБУ по делу ОАСК, – Бутусов

Ряд руководителей Офиса генерального прокурора якобы пытались сорвать проведение следственных действий по делу Окружного административного суда Киева.

Об этом в блоге на "Цензор.нет" написал журналист Юрий Бутусов, который опубликовал запись, где возможно беседуют прокуроры с начальником департамента ОГП.

Со слов Бутусова, разговор записанный в 20:00 16 июля в ресторане "Веранда" в Киеве. На записи якобы говорит начальник департамента ОГП по надзору за ГБР со своими подчиненными – двумя прокурорами, которые являются процессуальными руководителями дела против судей ОАСК.

"Начальник получил информацию, что на завтра, 17 июля, с самого утра, эти прокуроры подготовили подозрения для всех фигурантов дела, что подозрения подписаны у заместителя генерального прокурора Андрея Любовича, что суд в Кропивницком дал санкции. Прокуроры являются процессуально независимыми лицами, получать информацию об их действиях и давать им какие-либо указания начальник не имеет права. Прокуроры стараются избежать разглашения информации по делу и избежать вмешательства в процесс вручения подозрений и обысков", – написал журналист.

Бутусов указал, что есть вероятность глава департамента ОГП хотел получить информацию по делу и давал незаконные указания.

"Высока вероятность, что эти указания согласованы с руководством Офиса Генпрокурора. Начальник департамента назначил своим подчиненным прокурорам встречу не на работе, а в ресторане, в расшифровке начальник указан как (Н), прокуроры указаны как (П). Имена участников разговора известны, но будут опубликованы чуть позже", – сказал он.

Далее приводим текст расшифровки видео:

"Н: - Завтра вы собираетесь в восемь часов?

П: - Ну, да.

Н: - Никто никуда пока не едет. Я в восемь часов приезжаю. Любович завтра будет (имеет в виду на обысках. – Ред.)?

П: - Думаю, нет.

Н: - Смотри, мы не то чтобы там срываем или что-то еще. В восемь часов я приезжаю завтра, выясняю все эти моменты и потом принимаем решение, докладываем генеральному прокурору и потом что-то предпринимаем. Это понятно?

П: - Да

Н: - Когда взяли сегодня ухвалы?

П: -Да

Н: - В Кировограде? (суд в Кропивницком дал санкцию для подозрений киевским судьям. – Ред.)

П: - Да

Н: - "Перещелкивал" дела Любович? ("перещелкивать" - жаргон, в данном случае имеется в виду, что замгенпрокурора Любович изменил подследственность по делу на СБУ Кировоградской области и на НАБУ, чтобы получить подозрения и санкции в суде Кропивницкого и затруднить тем самым возможность давления на суд. – Ред.)

П: - Этих моментов я не знаю.

Н: - Там никто другой этого делать походу не мог.

П: - Возможно и она, потому что она и подписывала (прокурор знает, что подписывал Любович, но не хочет сообщать начальнику какую-либо информацию по своему делу, и поэтому говорит, что могла подписывать подозрения "она" - генеральный прокурор Ирина Венедиктова. – Ред.).

Н: - Я поговорил с человеком (судя по контексту, имеет в виду генерального прокурора, которая, тем не менее, проводила заслушивания дела ОАСК с участием своих прокуроров и детективов НАБУ. – Ред.). Человек говорит - я эту ситуацию не знаю. Прямое мое указание - завтра выезжаете на арсенал, выясняете все обстоятельства, а после этого принимается решение. Как-то так мы (неразбочиво)

П: - Я не могу раскрывать, потому что оно не мое. Если бы я мог раскрыть кто там, какие субъекты, я бы сказал. Смотрите - это дело мое.

Н: - Судья Вовк, пятое-десятое. Я уже знаю больше, чем вы. Поверьте мне. Раскрывать-не раскрывать. Вы хотите, чтобы я поговорил по-нормальному? Я могу поговорить по-нормальному. Могу поговорить в другом русле. Мы должны просто знать. Я не знаю. Ирина Валентиновна не знает, курирующий зам Симоненко не знает. Дальше перечислять? Я думаю, не надо. Если вы думаете, что мы где-то не владеем определенной ситуацией, то мне достаточно было потратить полчаса и я тебе могу сказать что, где и как произошло. Я же не даром тебе сказал, что сегодня "перещелкнули", взяли, знаю по какому взяли, я знаю, что там только обыска взяли. Это, в принципе, чуть-чуть ненормальная ситуация. Но как ты считаешь я должен знать? Скажи, пожалуйста, набуины там есть? (Набуины – сотрудники НАБУ. – Ред.)

П: - Конечно

Н: - Есть. Вот. Департамент майдановский есть? (Департамент по расследованию событий на Майдане. – Ред.)

П: - Да

Н: - Есть. Все замечательно. Почему я не знаю? Вы можете поехать, но завтра будем принимать решение по вам. Вот и все. Ты ж понимаешь. ("Принимать решение по вам" - имеется в виду прямая угроза – отстранение от дела, перевод либо увольнение, что является незаконным. – Ред.)

П: - При чем тут ребята?

Н: - Женя, я просто доходчиво объясняю, чем это может закончиться. Набушники тоже к нам приезжают?

П: - Они забирают нас всех с "Арсенала". (то есть сотрудники НАБУ приезжают забирать прокуроров на операцию в здание Генпрокуратуры на территории завода "Арсенал" на Кловском спуске. – Ред.)

Н: - В восемь часов?

П: - Да. Предварительно в восемь.

Н: - В восемь они приезжают или…

П: - В восемь все должны быть на месте, чтобы они нас могли забрать.

Н: - Ну, ситуацию, по крайней мере генеральный прокурор должен знать. Вот Женя, Евгений Анатольевич стоял рядом со мной (начальник управления Генпрокуратуры. – Ред.), когда я разговаривал. Она (И.Венедиктова. – Ред.) говорит: "Саша, я не владею ситуацией". Все, точка.

П: - Мы последний раз на прошлой неделе собирались, совещание было.

Н: - Кто был на совещании?

П: - Она была, ее помощник, Любович, детективы, Калужинский (заместитель директора НАБУ. – Ред.)

Н: - То есть без моего указания никаких движений.

П: - Сейчас опять же вещи там оставил.

Н: - Не, смотри. Сейчас не надо им это говорить. Без моего указания вы никуда не едете.

П: - Все, понятно.

Н: - Есть определенные моменты, о которых я даже не хочу говорить. Можем пострадать все вместе. А кто-то выплывет и будет себя нормально чувствовать. Понятно я не знаю, генеральная, может если ей сейчас подойти, ключевые слова сказать, то – "Аа, бля, точно". Поэтому завтра никто никуда не выезжает, пока я не пойму, что за ситуация. Она мне говорит - проговаривали ситуацию по Днепру, где мы только что проговаривали за Киев, может просто наложилось. Поэтому пятое-десятое. Хорошо?

П: - Да".

Как сообщал OBOZREVATEL, Национальное антикоррупционное бюро Украины вызвало на допрос в качестве подозреваемых ряд судей Окружного административного суда Киева, в числе которых глава ОАСК Павел Вовк.

УкраинаОфис генерального прокурора УкраиныЮрий Бутусов