Украина после выборов: дальше будет сложнее и интереснее

выборы

1. На местных выборах, в отличие от президентских или парламентских, не бывает одного единственного победителя. Побеждают тенденции. И то — не всегда очевидные. Недавние (25 октября) местные выборы в Украине и их результаты не стали ни переломом, ни точкой бифуркации, ни сменой вектора, ни открытием новой эпохи. Но они заметно углубили четыре процесса — три конструктивных (с точки зрения будущего страны), и один деградационный.

2. Первый конструктивный: децентрализация и "прорастание" государства "снизу", опыт развития "земства" — политической субъектности на местах, бюджетная и управленческая децентрализация, которая, вопреки многим российским наблюдателям и кремлевским обитателям, является не предвестником, а альтернативой федерализации и расползанию государства.

3. Одно из следствий: постепенно складывается "семи-мэрщина" — горизонтальная сеть отношений между региональными элитами, объединенными не столько политическими или ценностными, сколько прагматическими приоритетами. Неслучайно во многих городах победили местные мэрские партии. В случае временной недееспособности государства в условиях чрезвычайной ситуации (всякое ведь бывает) значение "семи-мэрщины" может оказаться уникальным для сохранения страны и политической системы.

4. Второй конструктивный процесс: люди поумнели, а партия "Слуга народа" и сам Владимир Зеленский перестали вводить электорат в состояние эйфории, транса и иррациональной когнитивной турбулентности. Бренд "слуг" перестал работать автоматически, как то было в 2019 году. В результате, кандидаты от этой партии вышли во второй тур только на выборах мэров (среди больших городов) родного Зеленскому Кривого Рога и Полтавы, да и то не благодаря президенту. В начале 2019-го поверивших в чудо Зеленского оказалось три четверти взрослого населения. Но аванс не был подтвержден политическими или социально-экономическими успехами.

5. Третий конструктивный процесс: развитие политической конкуренции и полиархии. Теперь нигде никакого "пропрезидентского большинства" не осталось, но есть сложная комбинация различных политических сил, партий и группировок, вынужденных искать общих язык, компромисс и создавать долгосрочные либо ситуационные коалиции. Влияние олигархов и олигархических партий велико, но даже у них нет никакой монополии.

6. Деградационный процесс: всё это происходит на фоне продолжающегося упадка государства — как конструкции, выстраиваемой сверху и призванной модерировать общенациональные политические и экономические процессы, а также — генерировать общенациональную идентичность и смыслы развития. Пять легендарных вопросов от Зеленского, вынесенные на плебисцит, стали имиджевым ударом — то ли лично по президенту, то ли по политическому режиму в целом, то ли по государству как таковому. То ли по всем трем сразу. (Именно поэтому спикер Дмитрий Разумков, рассчитывающий на продолжение политической карьеры после краха "зеленого" проекта, не просто дистанцировался, но спрятался от комментирования этой темы.)

7. Пост-колониальное сознание украинской политической системы проявляется в том, что Россия и российский фактор остаются "нулевым километром", по отношению к которому в Украине выстраиваются основные идентичности и политические позиции. На этих выборах также одна из главных линий размежевания прошла не между "правыми" и "левыми", не между сторонниками различных подходов в политике, экономике и местном самоуправлении, не между либералами, социал-демократами и консерваторами, а в зависимости от отношения к России, Кремлю, статусу русского языка, природе российско-украинского конфликта. На условно пророссийском полюсе — ОПЗЖ Медведчука — Рабиновича — Бойко, а также Партия Анатолия Шария. На условно проукраинском полюсе — ЕС Порошенко, а также "Батькивщина" Юлии Тимошенко и "Свобода". Не то чтобы первые — это "пятая колонна", сторонники "Русского Мира" или "крымнашысты", но многие из них с воодушевлением смотрят останкинские телеканалы, считают Россию дружественной страной, события на Донбассе — "гражданской войной", а Путина, Трампа и Медведчука — выдающимися политиками современности. Этот лояльный к РФ электорат может оцениваться в 15–20% — в зависимости от критериев "пророссийскости". При этом идеологически "медведчуковцы" и "порошенковцы" практически одинаковы — их можно определить как стихийных консерваторов.

8. Некоторые российские наблюдатели пытаются определить главных конкурентов украинской политики как "партию войны" и "партию мира", но оппоненты обвиняют их в манипуляции и указывают на то, что в воюющей стране, коей по факту является Украина, уместнее говорить о "партии сопротивления" и "партии капитуляции".

9. На украинских местных выборах в 1994 году явка составила 75,5%, в 1998-м — 71%, в 2002 — 69%, в 2006-м — 67%, в 2010-м — 50%, в 2015-м — 46,6%, сейчас — 37%. Однако было бы аморальным делать какие-либо выводы о нынешних показателях явки — мол, люди утратили интерес, разочаровались, ушли в себя и не вернулись и т.д. — в условиях вирусной пандемии, когда дорога с избирательного участка может внезапно завернуть в сторону кладбища. На некоторых участках по одной кабинке оставляли специально для голосования гражданам с симптомами коронавируса.

10. Среди откровенных профанаций на этих выборах следует вспомнить: (1) махинации с "парашютистами" (злоупотребление правом граждан самостоятельно менять свой "избирательный адрес" без подтверждающих документов); (2) неадекватный для неолигархических партий и кандидатов размер залога; (3) подкуп при помощи "избирательных сеток"; (4) сомнительная необходимость голосования по партийным спискам в населенных пунктах с количеством избирателей свыше 10 тысяч; (5) плебисцит — пять вопросов от Зеленского, которые стали одновременно шедевром политической пародии и политтехнологическим и правовым фиаско.

11. Именно местное самоуправление становится основным контуром выживания Украины — на фоне профанации существующего политического режима. Местные выборы не создали в общеукраинском масштабе революционной или предреволюционной ситуации. Однако общенациональные вызовы (например, скандал вокруг Конституционного Суда, угроза утраты шенгенского "безвиза") могут войти в резонанс с региональной протестной активностью (а второй тур мэрских выборов — 15 ноября). Тем более поздняя осень — излюбленное время для украинских революций и Майданов.

12. Как бы то ни было, дальше будет СЛОЖНЕЕ и ИНТЕРЕСНЕЕ.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Источник:Эхо Москвы
УкраинаМестные выборы в Украине 2020Партия Слуга народаВладимир Зеленский