24 февраля • обновлено в 05:31
МоваЯзык
Блоги Мир

/ Новости политики

Получены важные результаты: Кулеба рассказал, как продвигается диалог Украина-НАТО

3.5т
Читать материал на украинском

В новом выпуске программы "Евроинтеграторы" с Татьяной Поповой на ObozTV Дмитрий Кулеба – вице-премьер-министр Украины, Сергей Томиленко – Глава Национального союза журналистов Украины, Алексей Гончаренко нардеп партии "Европейская Солидарность" говорили о диалоге Украина-НАТО и борьбе с фейками.

- ПОПОВА: Здравствуйте, в эфире новый выпуск программы "Евроинтеграторы". Мой гость сегодня: Дмитрий Кулеба – вице-премьер-министр Украины по вопросам европейской и евроатлантической интеграции. Добрый день, Дмитрий. Дмитрий, а кто тебя пригласил на эту должность – вице-премьера?

- КУЛЕБА: Будущий премьер-министр Алексей Гончарук.

- ПОПОВА: Ты работал при предыдущей власти послом при Совете Европы. Скажи, есть ли какая-то разница в международной политике, как ты считаешь? В евроатлантической и евроинтеграционной и политике.

- КУЛЕБА: Принципиально никаких изменений нет. Мы остаемся на том же курсе, на который страна стала в 2014 году – это курс на членство в Европейском Союзе и НАТО. Это курс, который закреплен и в Конституции Украины.

- ПОПОВА: Стратегия осталась? Работа же поменялась немного. А сколько, кстати, сейчас у вас работает людей штате в этом офисе вице-премьера?

- КУЛЕБА: У нас очень развита инфраструктура европейской и евроатлантической интеграции. Поэтому есть мой частный аппарат – там работает 10 человек, есть правительственный офис европейской и евроатлантической интеграции в структуре Кабинета Министров – там, по-моему, 50 с чем-то штатных должностей.

А также в каждом министерстве есть заместитель министра по европейской интеграции и соответствующее подразделение, координирующее это направление. Соответственно, там, где Министерство обороны, Министерство внутренних дел – там это касается больше евроатлантической интеграции. Поэтому у нас такая разветвленная сеть евроинтеграторов.

- ПОПОВА: Скажи, каковы были результаты последнего заседания Комиссии Украина-НАТО?

- КУЛЕБА: Мы обсудили результаты выполнения Годовой национальной программы за 2019. В общем НАТО чрезвычайно положительно отметила работу и украинской власти до сентября, то есть до лета, когда сменился президент, и особенно начиная с сентября, когда появился новый парламент, новое правительство, и за четыре месяца были достигнуты важные результаты.

Были сделаны критические замечания, где нужно ускориться, скорректировать – мы все это обговорили. И также подняли вопрос Годовой национальной программе на этот год, которым образом будет происходить евроатлантическая интеграция.

"Евроинтеграторы"

"Евроинтеграторы"

- ПОПОВА: Хотела спросить, как ты можешь это объяснить: я нескольким партиям предлагала оппонировать тебе по Skype или телефону. И как минимум две партии отказались. Даже в оппозиционной партии, скажем так. С чем это может быть связано?

- КУЛЕБА: Я думаю, это связано с тем, что у нас есть взаимовежливый диалог со всеми силами в парламенте. И я всегда исхожу из того и подчеркиваю на этом, что европейская интеграция должна объединять абсолютно все политические силы в стране и стоять над любой политической ссорой или политической расхождением. Касательно евроатлантической интеграции есть нюансы, но, в принципе, я стремился достичь такого же результата.

- ПОПОВА: Но одна партия согласилась. Как минимум один депутат этой партии, он сейчас присоединится к нашей беседе. Это Алексей Гончаренко – партия "Европейская Солидарность". Если можно, скажи, как ты думаешь, насколько сейчас эффективно ведутся реформы по евроинтеграции и евроатлантической интеграции?

- ГОНЧАРЕНКО: Я с большим уважением отношусь к господину Дмитрию и оппонировать ему лично я не хочу. Я думаю, что мы с ним в вопросе европейской, евроатлантической интеграции являемся абсолютно союзниками. Но, если мы говорим в целом о курсе нашей власти, то, несмотря на те заявления, которые она делает, к сожалению, по моему мнению, реальные дела немного другие. Например, я думаю, что господин Дмитрий хорошо знает ситуацию – допустим, в Совете Европы мне не понятна та стратегия, которую в последнее время мы выстраивали.

С начала Украина не поехала на октябрьскую сессию. При чем даже сформировали делегацию новую, тем самым забрав полномочия у старой, но не направили ее. Мы в результате утратили возможность представлять там государство, утратили позиции в некоторых важных комитетах, утратили доклады и другие вещи. При этом не сформировав реально коалицию, которая бы нас поддерживала, как мы это делали летом, кстати, вместе с господином Кулебой, который в тот момент там был послом Украины в Страсбурге. А в конце и концов мы едем теперь в январе в худших условиях. То же в Верховной Раде.

Посмотрите, например, на судебную реформу, по которой существует прямая критика со стороны европейских партнеров. Никто ничего не ждал, поспешно проламывали решения, для того, чтобы уменьшить количество судей Верховного Суда с 200 до 100, оставив там лояльных к себе, через непонятный механизм отбора и т.д. Но эти заклинания – они продолжаются.

- ПОПОВА: Спасибо, Алексей. Дмитрий, ты хочешь ответить?

- КУЛЕБА: Я думаю, тот диалог, который сейчас происходит, – совершенно нормален, потому что есть у нас в стране демократия, есть власть, у которой есть определенное видение, есть оппозиция. Но все же, как и Алексей сказал, как и я сказал Вам, отвечая на вопрос, – главное, что евроинтеграция объединяет нас всех. Это тот вопрос, где мы соревнуемся за то, кто будет более эффективным – власть или оппозиция, а не ссоримся и выясняем отношения. Это для меня самое важное.

- ПОПОВА: А ты считаешь, эта ситуация с Советом Европы была эффективна?

- КУЛЕБА: Это отдельная история. Здесь много нюансов. То, что делегация сейчас возвращается к Парламентской Ассамблее, я считаю, что это правильный первый шаг. Потому что, если бы мы сейчас не вернулись, то тогда стал бы собственно вопрос, как долго мы готовы не возвращаться.

Так мы вошли в новый год, сменилось руководство Ассамблеи, которое было причастно непосредственно к возвращению россиян – собственно люди, руками которых россиян возвращали в ПАСЕ. То есть теперь можно начать в определенной степени с чистого листа, и делегация возвращается к работе.

- ПОПОВА: Слушай, Алексей, извини, а разве это еще не при президентстве Петра Порошенко и предыдущем парламенте произошел этот демарш Украины из ПАСЕ?

- ГОНЧАРЕНКО: Это было в июне. Но это прошлая делегация, там есть разница. Дело в том, что, когда в июне россиян вернули и в ПАСЕ без выполнения санкций, то есть просто вернули, то понятно было, что это неприемлемая история. И Украине удалось тогда собрать коалицию, которая состояла из Литвы, Латвии, Эстонии, Грузии, частично Польши, Швеции, Великобритании – стран, которые сказали, что "в таком случае мы в этой конкретной сессии ПАСЕ дальше участвовать не будем".

И этот демарш был общим и действительно значимым. Если бы мы и в дальнейшем смогли держать такую большую коалицию, пусть даже меньше, но чтобы это были не 1-2 страны, которые бы говорили, что мы дальше не хотим работать в таких условиях – это была бы одна история, и тогда бы мы заставляли их очень сильно нервничать и, возможно, идти как-то навстречу.

И когда в конце сентября, даже в середине сентября стало ясно, что мы будем одни, что другие страны едут на сессию, принимают участие и т.д. – то дальше уже это решение не направлять состав новой делегации было очень странным и, по моему мнению, неправильным. Я тогда, где мог, об этом везде говорил, сначала на непубличном уровне, потом на публичном, но, к сожалению, это решение никто не изменил. Украина потеряла, мы просто обнулили свою делегацию. С сентября и до фактически сегодняшнего момента у нас нет делегации, она у нас появится в понедельник, когда примет полномочия во время начала январской сессии.

Это, по моему мнению, было большой ошибкой. Я это привел просто как пример непоследовательной политики, которая проводилась. И она как непоследовательная, так и безрезультатная. Теперь мы возвращаемся. Действительно, хорошо, что мы возвращаемся. Нет смысла одной стране что-то просто бойкотировать. Тогда никто на нас обращать большого внимания это будет, и это будет просто потеря.

- ПОПОВА: Спасибо, Алексей, что присоединился к нашей программе.

- Гончаренко: Спасибо вам.

- ПОПОВА: Это был Алексей Гончаренко, партия "Европейская Солидарность". Скажи, а кто вообще разрабатывает сейчас эту стратегию международных отношений? Кто принимает решения – выходить из ПАСЕ, возвращаться в ПАСЕ?

- КУЛЕБА: Это зависит от вопроса.

- ПОПОВА: Мне кажется, что это не совсем твой вопрос?

- КУЛЕБА: Это было моим вопросом, когда я был послом. Ко мне иногда обращаются за советом, учитывая мой опыт в Совете Европы. Но, действительно, Совет Европы как организация отдельно от Европейского Союза, не относится непосредственно к сфере моей ответственности. Каждое международное решение имеет свои нюансы. По ПАСЕ, например, – там ключевая позиция парламента.

- ПОПОВА: Слушай, мне кажется, что, в принципе, решение о том, что Россия будет возвращена в ПАСЕ, принималось еще во время Петра Алексеевича Порошенко.

- КУЛЕБА: Стремление, желание вернуть Россию в ПАСЕ возникло сразу после того, как ее оттуда выгнали. И мы просто все эти годы отражали эти попытки.

- ПОПОВА: Но решение было принято в начале прошлого года, мне кажется?

- КУЛЕБА: Решение было принято, как я сказал, еще несколько лет назад. Но они не могли его имплементировать, потому что мы совместными действиями дипломатии правительственной и дипломатии парламентской это решение блокировали. Но в конце концов мы не удержали это давление, потому что оно стало беспрецедентно большим.

- ПОПОВА: Финансовое прежде всего, насколько я помню.

- КУЛЕБА Финансовое. Включились две мощнейшие страны...

- ПОПОВА: Германия и Франция.

- КУЛЕБА: Да. И все стало гораздо сложнее. Но так совпало просто по развитию календаря, что сессия июньская уже состоялась после выборов президента Украины. Хотя безусловно 99% всех событий произошли за президентства Петра Алексеевича Порошенко. Это просто такое стечение обстоятельств.

- ПОПОВА: И демарш, в принципе, тогда был сделан?

- КУЛЕБА: Тогда они вышли из зала. То есть они собрались в группу и организованно покинули зал заседаний. В этом был демарш.

- ПОПОВА: Давай вернемся все-таки к твоим непосредственным сегодняшним обязанностям. О НАТО поговорим. Что нам может дать получение от НАТО статуса партнера расширенных возможностей?

- КУЛЕБА: Это очень важная программа Альянса, которая предусматривает несколько направлений, которые особенно для нас интересны. Это участие в обучениях, которые открыты только для государств-членов и участников этой программы. Есть определенные обучения, которые проводятся только для них. Это углубленный обмен разведывательными данными, это то, к чему мы стремимся, потому что разведка – это наиболее чувствительная сфера, и, если ты углубляешь взаимодействие в этой сфере – открывается больше дверей. Это значит, что тебе доверяют и ты можешь открывать новые двери. Это такой индикатор доверия.

- ПОПОВА: Просто их возможности по спутниковому наблюдению – беспрецедентны.

- КУЛЕБА: Я скажу больше. Я думаю, если бы мы были участниками этой программы на момент той трагедии, которая произошла в Иране с украинским самолетом, когда он был сбит, то обмен разведданными с Украиной состоялся бы гораздо быстрее. И мы намного быстрее смогли бы получить необходимый массив данных.

- ПОПОВА: А что происходит с этим Планом действий по членству Украины в НАТО? Рада приняла новый План действий, ты говорил о том, что старый продолжает действовать, как первый принятый еще в 2008 году.

- КУЛЕБА: Там история такая. В 2008 году Украина обратилась к НАТО с просьбой предоставить ей План действий относительно членства. В ответ НАТО не предоставил нам План действий относительно членства. Вместо этого предоставило Годовую национальную программу, которую мы только что обсуждали, но сказала при этом, что Украина обязательно будет членом НАТО, но время ПДЧ еще не пришло.

С тех пор Украина выполняет есть эту Годовую национальную программу. На определенном этапе появилась идея в украинском политикуме, что давайте подадим повторную заявку на План действий по членству. Но юридически и политически это ошибочный шаг. Поэтому эти политические дискуссии угасли, и Верховная Рада приняла заявление, в котором в частности отметила, что она призывает НАТО отреагировать на заявку 2008 года и таки предоставить Украине План действий относительно членства. У нас были очень жаркие дискуссии, но в итоге все сложилось нормально.

- ПОПОВА: Но мне кажется, что там же есть пункт в уставе НАТО, который не позволяет принимать страны, в которых существует конфликт за их территорию?

- КУЛЕБА: Такого пункта в уставе нет, но, безусловно, если речь идет о военно-политическом блоке, на политическом уровне политика безопасности ситуация в стране и вокруг нее, безусловно, имеет значение. Впрочем, мы понимаем, что членство в НАТО – это процесс, который займет определенное время, и у нас есть достаточно времени для того, чтобы урегулировать все конфликты.

- ПОПОВА: Я просто слышала, что ты веришь в то, что мы скорее вступим в НАТО, чем в ЕС.

- КУЛЕБА: Безусловно. Я все еще считаю, что так и будет.

- ПОПОВА: То есть ты думаешь, что ЕС – настолько далекая перспектива?

- КУЛЕБА: Дело в том, что я даже не исключаю ситуации, при которой мы максимально осуществим все реформы, введем европейское законодательство, приблизимся максимально к членству, потом обговорим условия непосредственного членства с Европейским Союзом...

- ПОПОВА: И они нам не понравятся?

- КУЛЕБА: И если они нам не понравятся, мы – украинский народ – можем взять модель Норвегии, например, которая максимально везде интегрирована, но формальным членом не является.

- ПОПОВА: Но она является членом НАТО, и у них есть нефть.

- КУЛЕБА: Мы же о ЕС сейчас говорим.

- ПОПОВА: Я понимаю, они же все равно являются членами крупного, как минимум, альянса.

- КУЛЕБА: По НАТО, я считаю, что ситуация иная. Мы же о ЕС говорим. Я считаю, что Украина должна быть членом Альянса. И там нет такой ситуации, когда условия вступления могут нас не удовлетворить. Но еще раз, это вопрос стратегии. Сейчас главная задача – идти к членству. И это в ни коем случае не может поддаваться сомнению. Действительно, я и лично, и на этой должности не могу не считать, что Украина не должна идти куда-либо в другом направлении, кроме как к членству в Европейском Союзе и НАТО.

- ПОПОВА: В отношении НАТО, опять-таки, ты думаешь, что Венгрия прекратит все блокировки?

- КУЛЕБА: Если мы с ними договоримся. Сейчас прилагается много усилий с нашей стороны, чтобы договориться с ними, и они начали говорить и делать определенные вещи, которые наполняют меня осторожным оптимизмом.

- ПОПОВА: Мы будем менять этот законопроект об образовании?

- КУЛЕБА: Нет. Верховная Рада на прошлой неделе приняла закон Украины о среднем образовании, которым мы выполнили все рекомендации Венецианской комиссии, предоставленные в ответ на закон об общем образовании. И именно этот закон, именно эти выводы Венецианской комиссии стали основой для блокировки Венгрией проведения заседаний комиссии Украина-НАТО. Мы считаем, что мы эти выводы выполнили. У Венгрии есть несколько других претензий дополнительных, но, по нашему мнению, причина, которая стала основанием для принятия Венгрией решения о блокировании заседаний в НАТО, устранена.

- ПОПОВА: А как вообще, по-твоему, сейчас с выполнением Соглашения об ассоциации? Я знаю, что внедрена система "Пульс соглашения". Я помню, что, когда я была заместителем по вопросам евроинтеграции, нам предоставляли папки, рекомендации по законодательству, что здесь мы должны адаптировать к Европейскому законодательству.

И я помню, что, как минимум, с точки зрения СМИ, часть не была выполнена – по политической рекламе должны были быть изменения, еще несколько аспектов... Тот же закон о медиа, который только сейчас был подан в Раду и рассматривается.

- КУЛЕБА: Собственно, телезрители могут прямо сейчас увидеть эти цифры, где в какой сфере у нас какое состояние выполнения. Есть сферы, где у нас очень большой прогресс, и мы там на 80% и чуть выше выполнили. Есть, где мы отстаем серьезно. Работа настроена сейчас так же.

То есть заместители министров по европейской интеграции знают, что они должны сделать в течение года. Как раз сейчас, в январе я встречаюсь с каждым заместителем министра, где мы устанавливаем KPI, по которым мы будем сверять их эффективность работы на декабрь, и будет проводится плановая работа. Это же не так, что один раз щелкнули – и сделали. Это плановая системная работа, и механизмы, в рамках которых мы работаем.

- ПОПОВА: Ты написал книгу "Война за реальность" о мире фейков, как побеждать. Будешь еще писать? Почему именно на такую тему написал?

- КУЛЕБА: Потому что я до этого много лет занимался именно коммуникациями. У меня две профессии – дипломатия и коммуникации. И это такое подытоживание моего опыта. Мне кажется, что не хватает книги, которая бы не подготовленному человеку понятным языком объясняла бы то, что происходит вокруг него, то, что пытаются с ним сделать, используя информационные инструменты и механику коммуникаций. И главное – как этому противодействовать. Было время, было вдохновение – и я написал такую книгу.

- ПОПОВА: Но, видишь, у тебя такой первый метод борьбы с фейками – объяснение. А вот министр культуры сегодняшний вчера предоставил текст законопроекта по противодействию дезинформации. Как ты считаешь, не повлияет этот законопроект? Напомню нашим зрителям, что там речь идет о посадках для организованных преступных группировок журналистов, я так понимаю – редакций, до 7 лет. Как ты считаешь, как на это отреагирует Европейский Союз, Совет Европы, ОБСЕ?

- КУЛЕБА: Как посол при Совете Европы, кем я был до августа этого года, я был очень глубоко в теме того, каким образом различные страны рефлексируют над темой борьбы с дезинформацией. И ни в одной стране – во Франции или в Германии, где принималось законодательство в этой сфере, эти законы не проходили спокойно и гладко.

- ПОПОВА При этом во Франции этот законопроект уже принят. Второй уже год уже, мне кажется, работает. Но там нет посадок для журналистов.

- КУЛЕБА: Каким бы ни был этот закон, он все равно вызовет проблемы и дискуссии. Потому что, когда ты пытаешься урегулировать вопрос дезинформации, речь идет о таких вещах, где очень много стейкхолдеров начинают нервничать – не ограничат ли свободу слова, не позволит это государству вмешиваться в личные данные и т.п.? Поэтому уверяю вас, что, каким бы ни было содержание закона, все равно вам будет о чем поговорить, подискутировать по этому поводу.

- ПОПОВА: Ты можешь сейчас быстро по Skype поговорить с одним из стейкхолдеров. Это Сергей Томиленко – Глава Национального союза журналистов Украины, член Европейского союза журналистов. Сергей, что ты можешь сказать об этом законопроекте?

- ТОМИЛЕНКО: Добрый день, коллеги. Мы осуждаем введение уголовной ответственности от гигантских штрафов до заключений от 2 до 7 лет. И, соответственно, определенное введение правительственной должности, правительственного уполномоченного по информации, который имеет широкие права к блокированию онлайн медиа, telegram-каналов и любой информации по упрощенной судебной системе.

Это тоже очень резонансные новшества, которые, в первую очередь мы призываем не принимать в экспресс-режиме и действительно проводить дискуссии. Но то, что я лично Министру культуры говорил на презентации, которую он пытался проводить в формате дискуссии, а на самом деле это было в формате доминирования правительственной позиции, и то, что мы не видим пока в этом законопроекте – рычагов и системы внимания борьбы с российской дезинформацией и с российскими гибридными вбросами, которые действительно очевидны.

А сегодня действительно Украина является жертвой агрессии России, но пока мы видим, что внимание правительства идет к таким украинским журналистам.

- ПОПОВА: Сергей, а ты уже получил какую-то реакцию Европейского Союза журналистов, Арлема Дезира из ОБСЕ, от Совета Европы, от международных организаций?

- ТОМИЛЕНКО: Собственно, сегодня мы уже обратились, проинформировали Брюссель, Европейскую федерацию журналистов с тезисами в соответствии с тем, что государство хочет создать определенный альтернативный союз журналистов. Мы в контакте с офисом господина Арлема Дезира, и этот офис очень встревожен, они также ждут наших выводов. Так же и другие международные организации – "Freedom House".

То есть на сегодня, конечно, то, что власть представляет – что они находятся на передовой борьбы с российской пропагандой. Но если бы такой аргумент использовала команда Петра Порошенко, то, соответственно, она бы посвящала любые свои инициативы в прошлые годы. Этого мы не наблюдали 1,5 года назад, 2 года назад, то этого мы не хотим и сейчас, чтобы просто одной строкой пророссийского агрессора оправдывал что угодно, что написано в таких законопроектах.

Наши международные партнеры в целом встревожены экспресс-режимом по принятию двух медийных законодательств в законодательной инициативе. И сейчас мы с ними находимся действительно в диалоге и призываем их делать выводы на украинские инициативы.

- ПОПОВА: Дмитрий, хочешь ответить Сергею?

- КУЛЕБА: Я считаю, что здесь очень важна открытость к диалогу. Насколько мне известно, министр Бородянский открыт к такому диалогу. Я слышал с позиции господина Томиленко, что он открыт к этому диалогу.

- ПОПОВА: Нет, он не открыт к диалогу, честно тебе скажу.

- КУЛЕБА Насколько мне известно, там планируется какая-то встреча для обсуждения.

- ПОПОВА: Конечно, он будет встречаться со всеми стейкхолдерами или их представители, и с Советом по вопросам свободы слова при президенте. Я также являюсь членом, как и Сергей. И Сергей присутствовал на этой встрече. Они не сказали, что все-таки в законопроекте будут посадки для журналистов. И когда мы на следующий день увидели, что они все-таки в презентации есть, и вчера вечером мы увидели, что они есть в законопроекте, мы были очень удивлены. Потому что это очень далеко от тех законов, которые с трудом принимались в Европейском Союзе, как тот же французский законопроект.

- КУЛЕБА: Это не моя сфера ответственности. Вы должны говорить, иметь диалоги, что у вас есть инструмент Совета при президенте, у вас есть профессиональная среда, у вас есть министерство. Надо разговаривать, и это и есть европейский путь – разговор со стейкхолдерами. Насколько я знаю, будет разговор со стейкхолдерами. Супер. Если на тот момент будет позиция тех институтов, которые вспомнил ваш коллега, пусть эта позиция также будет там озвучена. Это и есть диалог, в результате которого нужно прийти к сбалансированному решению.

- ПОПОВА: Кстати, Дмитрий, ты голосуешь на заседании и правительства?

- КУЛЕБА: Безусловно.

- ПОПОВА: Ты проголосуешь за законопроект, если будут посадки для журналистов?

- КУЛЕБА: Я хочу увидеть текст.

- ПОПОВА: Так он есть на сайте.

- КУЛЕБА: Я его еще не видел. Я увижу текст, я изучу его, а потом буду принимать свое решение относительно того, поддерживать окончательный текст, который будет, очевидно, согласован с результатами всех этих раундов, консультаций, или не поддерживать. Но я знаю точно одно, и Вы это знаете, и господин Сергей это знает – что бороться с дезинформацией нужно. Все, о чем нужно договориться, это о том, как с ней бороться.

- ПОПОВА: Сергей, спасибо тебе, что ты присоединился к нашей программе. Это был Сергей Томиленко – Председатель Национального союза журналистов Украины. Дмитрий, последний вопрос – квоты. Что ты делаешь сейчас? Потому что многие представители министерств различных приходили ко мне в студию и плакались относительно квот на украинскую продукцию в ЕС. Это, в принципе, вопрос твоей компетенции. Что ты делаешь для того, чтобы увеличивать квоты?

- КУЛЕБА: В 2019 году Украина использовала 32 из 40 квот на экспорт в Европейский Союз. В 2016 году, когда начало полноценно действовать соглашение, мы использовали лишь 26 квот. То есть у нас с 26 до 32 возросло с 2016 по 2019 год. Это означает что? Что экспортер укрепился, экспортер научился торговать с Европейским Союзом, и экспортер хочет лучших возможностей для этого.

- ПОПОВА: Я знаю, что по некоторым видам продукции мы выбираем квоты за первый месяц.

- КУЛЕБА: Я больше скажу. В 2020 году квота на беспошлинный экспорт меда в Европейский Союз была исчерпана уже по состоянию на 10 января этого года. Но я хочу подчеркнуть одну деталь, очень важную – исчерпана квота на беспошлинный экспорт. И в дальнейшем украинский мед может экспортироваться в Европейский Союз, но уже с оплатой определенной пошлины. И наша задача сейчас заключается в том, чтобы расширять те квоты, которые мы быстро исчерпываем. Мы над этим работаем с Европейским Союзом, у нас есть очень хороший рабочий диалог, они все видят, видят цифры и возможности.

- ПОПОВА: Они защищают свой рынок.

- КУЛЕБА: И это именно то, что я хотел сказать, что Европейский Союз не является благотворительной организацией. И поэтому у нас будут переговоры, где они нам пойдут на уступки, мы им пойдем на уступки, но в итоге мы создадим баланс, который позволит торговле развиваться и украинским производителям еще больше экспортировать в Европейский Союз, зарабатывая деньги на этом.

Ты еще не подписан на наш Telegram? Быстро жми!

Автор
1
Комментарии
4
23
Смешно
4
Интересно
0
Печально
8
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Показать комментарии
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы
ХОЗЯИН хОХЛОВ
ХОЗЯИН хОХЛОВ
Как много перемог у вислоухих :)
Показать комментарий полностью

Новости политики

Топ-публикации

Топ-блоги