БлогиМир

Мюнхгаузен и миссия белого человека

88Читать новость на украинском

Вокруг все твердят, как спелись,

что если ты стал героем,

то должен быть строг и строен -

на каждую лажу мира клинок вынимать из ножен.

Но в этом-то вся и прелесть,

что если ты стал героем,

а ты уже стал героем, -

то никому на свете ты ничего не должен…

Горькая ирония поющего поэта Олега Медведева как нельзя лучше отражает позицию России в отношении Ливии. “Героический” однофамилец барда, сидящий на кремлевском троне, уж точно ничего не должен Муаммару Каддафи и ливийскому народу. Впрочем, было бы глупо упрекать РФ - в конце концов, в нынешнем мире нет места идеализму, это даже сам Каддафи в глубине души понимает. Правит бал прагматизм - но и он бывает разный.

Прагматизм по-западному

Есть прагматичное решительное и бескопромиссное отстаивание своих интересов - как раз этим заняты в Ливии страны коалиции.Такой прагматизм основывается на сознании собственной силы и безнаказанности. Белому человеку принадлежит все, что он способен взять - вот он и берет. Кончилась эпоха позорной слабости Запада, когда он под напором освободительных революций и под давлением Варшавского блока уступал одну позицию за другой и в Азии, и на Черном континенте. Будучи не в силах удержать политический контроль над бывшими колониями, США и Европа вцепились в них когтями экономики. Теперь время возвращаться. Запад безапелляционно задействует войска для смены режимов в нужных регионах Африки, иногда придавая этим интервенциям вид “гуманитарных операций”. Участвует в таких операциях и Украина - в качестве пушечного мяса и обслуги, как это происходит в Кот-д*Ивуаре.

В Ливии до наземной операции пока не дошло, но страны коалиции наращивают свое военное присутствие в регионе. Они уже задействуют не только реактивную авиацию, но и боевые вертолеты - а это уже фактически составляющая наземной операции.

Однако даже введение наземных войск не означает скорой победы коалиции над силами Каддафи. Старику Муаммару терять нечего - он уже приговорен, и повторять судьбу Милошевича, умершего в застенках Международного уголовного суда в Гааге, лидеру ливийской революции не с руки. А концепция вооруженного народа, действующая в Ливии, позволяет предполагать, что сопротивление “миротворческим силам” будет длительным и упорным. Да, возможно, для кого-то естественно встречать оккупантов цветами - но есть и другие традиции, согласно которым оккупант достоин только пули - не важно, в лицо или в спину. И эти традиции, похоже, в Триполи преобладают.

Но пока идет война на истощение. По мнению российского востоковеда и экономиста Саида Гафурова, многое зависит от того, что быстрее истощится - запасы продовольствия в Триполи или военные ассигнования в бюджетах стран коалиции: “Коалиция надеется, что у лоялистов кончатся запасы, а в результате ареста счетов правительственных организаций Ливии, не будет возможности закупать продовольствие и медикаменты через Алжир или Чад... Полковник Каддафи рассчитывает, что обсуждение бюджетов европейских партнеров коалиции заставит незаинтересованные в конфликте политические силы в Европе принудить свои правительства заняться установлением мира, то есть вынудить мятежников начать переговоры, имея в виду демократические выборы, как завершение конфликта... Демократические выборы лоялисты выиграют. Сейчас всем очевидно, что ливийские племена сплотились вокруг полковника Каддафи, а не его бывших министров и нефтяных боссов, возглавляющих мятежников в Бенгази. Бюджетный процесс неумолимо надвигается на участников коалиции. Осень уже близка. Кто-то должен будет закрывать дыры в бюджете, порожденные войной”.

Гафуров считает, что в случае победы сторонников Каддафи на демократических выборах в Ливии прибыли западных нефтяных монополий резко сократятся, а нефтяные компании таких стран, как Китай или Индия, найдут в Триполи самый теплый прием. Именно на такой результат и рассчитывают прагматики в Пекине и Дели.

Прагматизм по-восточному

Есть прагматичное осторожное маневрирование. Китай, Индия и ряд других государств сегодня стали косвенными виновниками ливийской трагедии: Бомбы на Триполи падают в том числе и потому, что США и Европа не хотят усиления восточно-азиатских игроков на африканском континенте. Ни Индия, ни Китай не в состоянии пока пойти на открытый вооруженный конфликт с силами Запада в борьбе за африканские колонии - да, снова колонии, давайте называть вещи своими именами. Тем более что из Ливии только пытаются сделать колонию - в отличие от массы других африканских стран, которые обрели в ХХ веке политическую независимость, но так и остались в экономической кабале у бывших завоевателей. Каким бы ни был итог войны в Ливии, зависимость этой страны от крупных геополитических игроков вырастет значительно. Это понимают и на Востоке, и на Западе.

Сегодня Каддафи ставит на Восток. Недаром новоназначенный министр иностранных дел по версии Триполи Абделати Обейди отправился с визитом в Пекин. Китай и Индия сегодня выступают за прекращение военных действий и будут рады (и щедро вознаграждены), если в результате переговорного процесса сторонники Каддафи сохранят свое влияние на внешнюю экономическую политику Ливии. То, что параллельно китайские дипломаты в Египте неформально пообщались с представителями ливийских повстанцев, означает лишь, что Китай учитывает любой вариант развития событий и хочет заранее знать, с кем, возможно, придется иметь дело в Ливии.

Такой прагматизм основан на трезвой оценке своих значительных, но пока еще недостаточно мощных внешнеполитических и военных возможностей. Без особого гонора, но и без серьезных уступок Китай ведет свою линию - и ведет преимущественно успешно.

Но есть и третий вид прагматизма -

Прагматизм по-русски

Щеки российского президента, похоже, сделаны из особого сверхэластичного материала - иначе от бесконечного надувания они давно уже лопнули бы или растянулись и обвисли. Казалось бы, России самое место среди тех, кто тихо, без лишнего шума и чрезмерной саморекламы старается привести ливийский конфликт к мирным переговорам. Повстанцы, конечно, от мирного решения увиливают - для них гораздо выгоднее уничтожить Каддафи руками НАТО, а потом на волне хаоса установиь свою власть на территории всей Ливии. Но это уже проблемы самих повстанцев: их, фактических марионеток Запада, всерьез, похоже, никто не воспринимает.

Однако именно к ливийским повстанцам, к бывшему министру внутренних дел в правительстве Каддафи, а ныне главе самопровозглашенного Национального совета Мустафе Абдель Джалилю отправился специальный представитель президента Медведева Михаил Маргелов. Это можно было бы рассматривать как попытку России усадить Каддафи и повстанцев за стол переговоров - так, собственно, и подает ситуацию российский МИД. Тем более что глава внешнеполитического ведомства РФ Сергей Лавров ранее отметился грозными заявлениями о том. что бомбардировки Триполи выходят за рамки соответствующей резолюции ООН.

Но внешнюю политику России определяет отнюдь не Лавров. Президент Медведев на саммите Большой Восьмерки проявил достойную лучшего применения солидарность со своими коллегами - лидерами G8: Каддафи, мол, должен уйти. Если стремление понравиться западным лидерам - это прагматизм, то да, Медведев - прожженный прагматик.

Возможно, Медведеву было просто неловко или стыдно выступить не в унисон с другими президентами мировых держав. Но с такими волевыми и лидерскими качествами российский президент нашел бы себя, например, в хоре - вторым тенором. Согласитесь, никто ведь не возбраняет второму тенору в хоре воображать, будто он тянет сольную партию - лишь бы с партитуры не сбился. Но в политике такая роль - не из лучших. Сколько ни пыжится российский президент, изображая крутую и неслабую роль России в мировой политике - даже собственные граждане морщатся, глядя, как Медведев старается попасть в ритм внешней политики Запада. И если Каддафи - это экстравагантный и упрямый барон Мюнхгаузен из фильма Рязанова, то Медведев - это Бургомистр, который, пользуясь старой дружбой, старательно убеждает Мюнхгаузена сдаться.

Не лучшая роль для президента.

Наши блоги