Евросоюз: поворот к реализму

40Читати українською

Последние события в европейском средиземноморье стремительно превращают прекрасную сказку о Единой Европе в быль - суровую и неуютную, но единственно возможную. Долгое время Евросоюз представлял собой некий эксперимент - крайне интересный, динамично развивающийся... и нереальный. В самом деле, весь мир воюет - а они строят общий дом. Мир испытывает трудности, местами даже голодает - а эти оттачивают высочайшие стандарты жизни, запрещают выращивать слишком много зерна и сливают молоко в канализацию. Мир мечется среди локальных и глобальных политических кризисов - а европейцы наслаждаются стабильной демократией. Как ни крути, было в этом что-то утопическое - но многим так хотелось верить, что утопия на земле возможна!

На эту утопию косо смотрели разве что некоторые правые консерваторы-изоляционисты, считающие, будто участие в европроекте размывает национальные ценности, да еще левые радикалы, углядевшие в ЕС образ нового империализма, враждебного интересам трудящихся Европы. Да только кто их, маргиналов, в хорошую погоду слушает?

Все по своим местам расставила матушка экономика. Эта карга любит в добрые времена раздавать маски благополучия, респектабельности и всеобщего благоденствия. Однако стоит подуть ветрам кризиса - и наша старуха-процентщица срывает почти приросшие к физиономиям государств личины и требует уплатить по счету.

Лидеры Евросоюза перед лицом мощнейшего кризиса уже не считают нужным сохранять имидж демократов, уважающих чужой суверенитет. Перед Берлином и Парижем стоит непростая задача - спасти Евросоюз и еврозону, без которой ЕС сразу станет на несколько порядков менее интегрированным и потеряет свое нынешнее значение.

Помнится, Евросоюз формировался (по крайней мере, декларативно) как сообщество равных. Но равенство оказалось актуальным только до первой серьезной встряски. Вскоре выяснилось, что поднимать социальные стандарты до общеевропейского уровня за счет бесконечных заимствований и надувать финансово-кредитные пузыри во всю ивановскую можно, но недолго. Потом наступает похмелье - и неизбежные оргвыводы.

От евронеудачников потребовали немедленно поступиться значительной частью экономического суверенитета. Причем в ультимативной форме. Несогласных сломали через колено. Ничего не поделаешь, в Европе жить - по-волчьи выть.

Греция: короля играет Брюссель

На прошлой неделе весь мир был свидетелем того, как маленькая, но гордая Греция попыталась восстать против диктата Объединенной Европы. Йоргос Папандреу, социалист и премьер-министр в третьем поколении, заикнулся было о том, что судьбу Греции должен решать народ Греции. Этот тезис, бесспорный еще год назад, на этот раз вдруг оказался крамольным. На Папандреу стали давить - как в Брюсселе, Берлине и Париже, так и в Афинах, где не только правая оппозиция, но и многие товарищи по партии ПАСОК потребовали немедленно принять финансовую помощь Европы. Папандреу в ответ сменил все военное командование. Однако ему что-то такое сказали на форуме G20, после чего он резко отыграл назад, отменил референдум и ушел в отставку.

Новое правительство остряки уже успели окрестить “союзом банкиров, консерваторов, социалистов и неофашистов”. В самом деле, оно сформировано из евро-лояльных в большинстве своем членов ПАСОК, представителя “Новой демократии” и четырех ультраправых политиков из национал-популистского “Православного народного собора”. Один из них - Макис Воридис - стал министром инфраструктуры и транспорта - между тем, СМИ публикуют его фото 26-летней давности, где нынешний министр с дубиной в руках участвует в фашистском погроме.

Надо сказать, тот опыт Воридиса может оказаться не лишним для нового кабинета, ведь забастовки и демонстрации продолжают сотрясать страну. Уже сегодня профсоюз госслужащих проводит акцию протеста против предложенных Евросоюзом мер жесткой экономии. А в конце ноября, когда правительство и парламент будут обсуждать проект бюджета на 2012 год, будет объявлена всеобщая забастовка.

Вот такое наследство получил новый греческий премьер Лукас Пападемос. Впрочем, правильно ли называть его премьером? Он скорее внешний управляющий, назначенный Брюсселем, Берлином и Парижем по согласованию с МВФ. Бывший вице-глава Европейского Центробанка сразу повел себя как колониальный генерал-губернатор. Он потребовал, чтобы греческие партии не вмешивались в “повседневную работу правительства”. Еще одним условием Пападемоса был перенос назначенных на ближайший февраль внеочередных парламентских выборов на более поздний срок.

Впрочем, неожиданно против мер “европейской экономии” выступил лидер “Новой Демократии” Антонис Самарас, который еще несколько дней назад обещал поддержку коалиционному правительству. Однако причина такого демарша очевидна: ведь именно “Новая Демократия” была горячей сторонницей немедленных парламентских выборов, переноса которых добивается Пападемос. Так что в данном вопросе, можно с большой долей уверенности предполагать, участники коалиции договорятся.

А уж какая судьба ждет Грецию по итогам работы внешнего управляющего - мы еще узнаем. Но почему-то первыми на ум приходят слова “курортный придаток Европы” и “дешевая рабочая сила”. Как вы там говорили? ЕС - союз равных?

Италия: очень техничный премьер

В Италии политическая ситуация сложна как никогда. Радость итальянцев по поводу отставки одиозного Берлускони еще не утихла. Коррупционер, бабник и циник во главе четвертой экономики Европы парадоксальным образом удерживал симпатии довольно большого количества соотечественников - но это говорит скорее о качестве итальянских избирателей. Теперь его преемник Марио Монти должен осуществить в Италии те же реформы, что и Лукас Пападемос в Греции. Речь о режиме жесткой экономии, который ощутят на себе все итальянцы.

Ирония судьбы состоит в том, что именно Берлускони протолкнул Монти в большую политику. С подачи старины Сильвио известный экономист подался в еврочиновники и некоторое время в Еврокомиссии отвечал за внутренний рынок и финансы, после чего возглавил Антимонопольную комиссию ЕС. Таким образом, в Риме к власти пришел такой же внешний управляющий, как и в Греции. И его основной задачей будет приведение итальянской экономики в соответствие с интересами Брюсселя, Берлина и Парижа. Для убежденного экономиста-либерала это, что называется, профильная задача.

Разумеется, происшедшее вызвало смятение среди итальянских политиков. Партия Берлускони “Народ свободы” трещит по швам, грозя распасться на правое и левое крыло - уже сейчас они не могут договориться по поводу поддержки кабинета Марио Монти. Союзники Берлускони из “Северной Лиги” грозят перейти в оппозицию. В свое время тот приручил североитальянских сепаратистов, предложив им участие в правительстве. Теперь у “Северной Лиги” появился хороший шанс доказать свою верность идеалам независимого Севера. Главная оппозиционная Демократическая партия бурно приветствовала уход Берлускони, однако премьерство Монти демократы воспринимают весьма скептически.

Однако пока не от них зависит, чем будет занят кабинет Марио Монти. До ближайших выборов, исход которых неясен, еще больше года, и все это время ставленник Европы будет трамбовать итальянскую экономику ради спасения еврозоны.

На очереди - Испания?

Выборы на родине Сервантеса пройдут на этой неделе. И победу на них получит, как ожидается, правая Народная партия. Правление социалистов, успешное вначале, уже не выглядит таким после начала мирового экономического кризиса. Правые в ходе предвыборной кампании вовсю эксплуатируют неудачи оппонентов, и это приносит электоральные плоды.

Но увлеченные политической борьбой, “народники” рискуют попасть впросак: им в наследство достанется ушибленная рецессией страна с катастрофической безработицей, превысившей двадцатипроцентный барьер. Долги Испании, в сравнении с итальянскими или греческими, не так уж велики - 89% против 120% и 160% соответственно - однако выплачивать их решительно нечем.

“Народная партия” в предвыборном азарте заявляет, что кризис закончится на следующий день после выборов. Эта самоуверенность может сыграть с победителями гонки злую шутку. Очень скоро Саркози и Меркель поймут, что Испания - следующее слабое звено в золотой цепи свободных и равных членов Европейского Союза. И что там тоже крайне необходимы меры жесткой экономии. И тогда перед народниками встанет очень неприятный выбор: или уступить место главы правительства какому-нибудь внешнему управляющему, или вовремя прогнуться под Европу и самим исполнять функцию внешнего управляющего. В этом последнем случае о симпатиях электората на следующих выборах можно забыть.

Впрочем, и у испанцев, и у греков, и у итальянцев есть альтернатива - не подчиниться диктату лидеров ЕС и покинуть уютный, но ставший вдруг тесным и несговорчивым евроколхоз. Это действительно вариант, хоть и не самый лучший, для проблемных государств Европы. Но это не вариант для лидеров ЕС, для Германии и Франции в первую очередь. Почему?

Если ЕС переживет нынешний кризис, то он уже не будет союзом равных - даже формально. После установления фактически внешнего управления над целым рядом стран ЕС вполне логично ожидать юридического закрепления доминирующего положения сильных членов ЕС и подчиненного - слабых. Это будет структура с более или менее четкой политической иерархией, подкрепленной иерархией экономической. Наверху иерархической пирамиды окажутся все те же Германия, Франция и, если ничего не поменяется, Великобритания. Согласитесь, в свете такой перспективы разбрасываться будущими сателлитами - не слишком ли расточительно? В конце концов, время идеализма и утопий кончилось, на дворе - суровая эпоха реализма...

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель" на Facebook, следите за обновлениями!

Наши блоги

Последние новости

Загрузка...